Дерево страны Дат

                                             прейскурант (аборигенам)
                                             азбука – 4 сольдо
                                             золотое дерево – 5 золотых и копать


ДЕРЕВО СТРАНЫ ДАТ

всего четыре сольдо
и оно вырастет
волшебное
вот увидишь
если ты гражданин волшебник
и великий дата



СБОР ШЕЛКОВИЦЫ

шелковица у реки
и в реке шелковица
во всем одинаковом
друг от друга не отходят
и я не могу
сижу на берегу с ними
внизу все ягоды оборвали
верхние в реку падают
жду когда обратно бросать станет



ДОРОГИ

из дверей дома растет дорога
из нее ветки разные
на ветках машины и трамваи разные
зебры и обезьяны все в разном
на обезьянах очки и шляпы + –
из шляпы совсем что хочешь разное растет

а эта на цепи сидит
бесплодная



СДЕРЖАННОСТЬ

сколько лишнего успеешь рассказать о себе
честно тикая вслух о каждом встречном

электронные часы отличались замкнутостью
и показывали всем поровну одинаковое время
10 9 8 7…



БАХ

будильник упал
и открылся

освобожденные минуты
разбежались по полу
шариками ртути
успокаиваясь под сосновым паркетом

убитое время последний раз дернулось
всеми выпавшими шестеренками
и навсегда затихло



КРЫЛЬЦО

там на ступенях одного дома
сидит по утрам июльское солнце
насвистывая на абрикосовой косточке
выходи-выходи-выходи
и никогда не заходит
дверей уже нет
я тоже не выйду



СВЕТ ВИТРИН

неподвижно пристегнутый пупом
к золотой пуговице гармонии
от головы до ног витрувианский человек
с хорошо подогнанной улыбкой
сиял у входа в магазин верхней одежды

забывшие зонтики
кустарные копии да винчи
втягивая шеи в промокшие воротнички
пробегали по лужам тротуары
спеша на улыбку
распахнуто плывущую навстречу

мир стремился к совершенству



… И УЛЫБОК

аквариумные улыбки
жили в чисто вымытых витринах
и светились доверием ко всему входящему в двери миру

мир им завидовал и покупал
если мог



БЛЕДНЫЕ ЛЮДИ
 
они приходят домой
на ватных ногах
с бумажной работы

со скукой
прицепленной конторской скрепкой
к лацканам добропорядочных пиджаков

переобуваются
в протершие искусственный мех тапки

допивают тощий вечерний чай
из травы с витаминами
из пакетика с мышиным хвостом

вытягивают просроченные счастливые билеты

за червивый нерв из дупла воспаленного зуба
растравленной мышьяком памяти

и никуда не торопясь собираются
под обезболивающее нытье ветра за окном

под сонно играющее радио ностальжи
на электронной дудочке крысолова

в одно волшебное до морской болезни
путешествие по сходной цене
на старом корабле «Не-было-и-не-будет»

в неоконченный круиз
по невыпиваемому лазурному морю
на спор с давно выигранной судьбой

в лотерее неудачников
с забытой на берегу Ассолью
с юностью не знающей срока годности

они включают на своем малогабаритном небе
экономную сороковаттную звезду

и достают тысячи раз
пересмотренную мечту «До-всех-не-случившихся-крушений»

еще хранящую фрагменты крыльев
моли и запаха нафталина

пыльную дорианскую сказку
алых парусов и гадких утят
верящих в Андерсена

на несколько часов
украденную у страны грез

чтобы пережить маленькую полярную ночь
длинною в обесцвеченную пергидролем жизнь

пока луна исполняет незаходящую роль
раскаленного июльского прожектора

пока енот полоскун
перестирывает до дыр
любимую рубашку в сердечко
в совмещенной ванне
средиземного моря

пока бескровные люди
рожденные во вторую смену
под ущербным солнцем зимы

одевают серокожие сны
в аляповатые ночные сорочки

и ложась с ними
под горбатые верблюжьи одеяла
в плохо согретых спальнях

урывают свой лоскут веры
в воздушные шелковые платья

и широкополые калабрийские шляпки
уносимые веселым ветром
соломенной молодости

пока на расстеленном песочном берегу
их обнимают загорелые руки моряков

оставляя на щеках просоленные дорожки
от пробежавших пальцев

и крепкие как ямайский ром
поцелуи на закушенных губах
пропахшие незнакомым табаком

до присыпанного мукой с отрубями утра
обрывающего их сухим покашливанием

еще одного диетического утра
в снежных овсяных хлопьях за окном
и в готовой к быстрому употреблению
пачке мюсли

до последней растянутой будильником минуты

наконец она лопнет
в запрограммированной истерике
с рвущей билеты на вчера

и живую курортную открытку с пальмами
жалобой «все пропало»

и с опухшего лица
на единственной в спальне подушке
смоет еще теплые соленые следы

вернувшееся с новой сменой
их бледное уставшее солнце
самый хладнокровный убийца всех иллюзий



СПОКОЙНОЕ МОРЕ

****
Господи дай мне лодку
о море не беспокойся
у нас есть глаза

ими я буду верить в берег

****
Господи дай мне лодку
и я буду верить в берег

****
Господи ни о чем не беспокойся
море спит



НА ВЕТРУ

на ветру улицы плавучих зонтиков
качается по колено в реке
взлетающее дерево

опуская намокшие ветки
и теряя слезы с каштановыми глазами
как не успевший в дорогу аист

в следующий дождь я повешу на него зонтик
нет просто собрать каштаны
оно не умеет улетать



РИТОРИЧЕСКОЕ

Ну, господин-товарищ-гражданин,
Какой тут ты, родной у мамы с Богом?
Толпа, толпа. А спросишь, где один…
Не зли толпу – и спрашивать не пробуй.



БЛИЗНЕЦЫ

Два долгих сна две птицы рядом
Напротив комнаты моей
Сладкоголосый соловей
И черный сыч с недобрым взглядом

И голосов их не разъять
Когда поют один другого
Певцом оброненное слово
Крикун подхватится склевать

И если б молния могла
Ударить кулаком по древу
Они б взлетели разом в небо
И птица-солнце не взошла



СТОПКА

Уже ветла хлестала ветер
Своим бескостным языком.
Ни в том, ни в этом, ни в каком
Никто на свете не заметил –
Разлился месяц под окном,
Осенний самый желтый месяц.
И бабье лето с волчьей песней
Заполонило шумный дом.
Дожди на берегу пустом.
Дожди и бабы за столом.
И бабий вой в дому одном,
И стопка на хозяйском месте.


Рецензии
здесь собирать и собирать
у реки на дорогу

Анжар   17.04.2017 16:41     Заявить о нарушении
это исполняется в четыре руки)

Перстнева   17.04.2017 17:40   Заявить о нарушении
всё лучшее так)

Анжар   17.04.2017 19:29   Заявить о нарушении
На это произведение написано 13 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.