У русских случается так

В меня, как обычно, стреляли, а я, как всегда, улетел.
Как делаю это - не знаю, хотя и давно не у дел.
Мне тыкали в рёбра прикладом, но боли не чувствовал я,
Совсем не казались мне адом юдоль непростая моя.
А после мне в душу плевали, но были не очень ловки,
Хранили бы их для эмали, напрасные эти плевки!
С рожденья Россия спасала. А как - никому не понять,
Откуда отрезала сала грудному ребёнку она.
У Бога, наверное, с пальцев, от лишь на иконах худой,
Церковных небось постояльцев щекочет своей бородой!
А может, не Бог он и вовсе, а самый простой человек,
И только напрасно мы просим продлить незаконченный век.
Меня как его не распяли, но жизнь не снимала с огня,
И я не разъелся на сале, что срезал мой Бог для меня.
А Бог - это мать и Россия. А в троице - это не я.
Какой-то сторонний мессия, а может быть - память моя.
Без памяти все мы убоги, и в небо взлетая опять,
Мы помним о том, что не Боги, и что нам Богами не стать.
Без памяти все мы несчастны. У вечного плача огня,
Мы крестимся звёздочке красной и шепчем "Простите меня!"
Их было под сто миллионов - замученных русских людей,
И я обречён на поклон им своих до скончания дней.
...А то что во сне я летаю - у русских случается так,
Всегда мы сбиваемся в стаи, когда на планете бардак.
Сбиваемся в стаю, армаду, орду и Советский Союз,
Наверное, Богу так надо, зачем - я судить не берусь.


Рецензии