Camera obscura. Бессарабский фаду. Венок сонетов

Три строки магистрала
 принадлежат незабвенному  Максимилиану Волошину
из «CORONA ASTRALIS»

( спасибо Михаилу Моставлянскому )
 
Они  были моим вдохновением



Слезай с креста, поклонник повторений,
 Пока себя навеки не пропил,
Наигрывая на созвездьи пил
 Мелодии Ёе стихотворений

Не доверяй фантОму искушений:
В тебе все лисы – виноградник пуст,
Вкуснее каберне лиловый муст,
Иди, не создавай себе мишени

Захочешь жить - всегда найдется хлеб,
Горсть ягод на снегу, потертый плед,
И города родного очертанья

"Кто видит сны и помнит имена,
Тому в любви не радость встреч дана,
А темные восторги" расстоянья

1
--
Слезай с креста, поклонник повторений.
Тебя нашел  блуждающий туман,
Иди за ним,  наполни им стакан
и утони в накале откровений

Накал высок  и в зале ожиданий
рыдает фАду* , госпожа потерь,
и никуда не убежать теперь
от пресса   неисполненных желаний

Куда уйдешь? У сердца нет границ,
фотографу  взлететь поможет блиц
из партии вчерашних впечатлений.

Глаз объектива - точечный тротил,
снимай, снимай, мой реактивный гений,
пока себя навеки не пропИл


2
--

Пока себя навеки не пропил,
 Пока твой черт  от жажды изнывая,
С зашитым ртом живет не подыхая,
Одна любовь источник новых сил

Колени рвал, вставая из могил,
Грел чайники и погружался в ванну,
Дождь пономарь сулил с утра осанну
На  ребрах подгнивающих стропил

Из гиблых дыр  и смрада перегара
 Тянулся вверх и вылезал на свет,
Стирал белье и сочинял обед

С туземностью наследного кошмара
Боролся до конца времен и сил,
 Наигрывая на созвездье пил
 
3
--

Наигрывая на созвездье пил,
Взяв Ре мажор   и поднимаясь выше,
Услышишь   шаг Ёё под оком крыши,
И заворчит за поворотом ЗИЛ

Пропавший век!   Твое двойное дно
 Хранило нас в родных дворах от хвори,
Дымился мозг, читая на заборе,
Коротких слов загадочный канон

Орехов сок, впитавшийся в ладони,
Незрелости отчаянные кони,
Стегали кровь задумчивых детей

Рождался ритм  на марле заблуждений,
 Влетали в мозг из  заросли страстей
Мелодии Ёё стихотворений


4
--

Мелодии Ёе стихотворений
предвосхищая боль рождают рок,
и с Афродитой познакомив в срок,
научат плыть не в сторону течений

Синеет парк и классиков аллея
 гранитный отворачивая взгляд,
воспрянет под  урбанный звукоряд  -
заходит солнце, ну, снимай скорее

О, камера!  Освободи от дел,
 Скрести мгновеньем  безысходность тел,
Уликой цифр клейми поток видений
 
Я помню ,как фонтан ритмично бил,
Теперь на дне  -   контрацептив и ил,
Не доверяй фантОму искушений
            
5
--

Не доверяй фантОму искушений:
Над ПАтрией*  витает джаза дух,
 На Старой Почте* прокричал петух,
Трамвай у Арки,  Пушкин* - парка пленник

Два зла, один парад,  ты слышишь, поздно
Знамена жечь  - известны имена!
Зиг хайль, товарищ,  ждет тебя война
И не на небе, на одежде звезды

Не верится ,что тридцать дней назад
Сирень во всю любил фотоаппарат,
Что синенькими пахло до рассвета,

  а он трамваю  брильянтинил ус,
 Что не было под  этим небом гетто,
В тебе все лисы – виноградник пуст

6
--

В тебе все лисы – виноградник пуст,
На печень жмут, ответь на цепь вопросов
Под танго  о продаже папиросэн
И к черту пусть идет французик Пруст

Прямой ответ, упрямый аппетит,
весь мир открыт,  ведь камера не дура
и женщина поэт, твоя Обскура,
прогонит лис и словом оживит


 
Ты шел , и шел, присел  у океана,
напомнив молодого Магеллана,
а в будни берег безнадежно пуст.

Размяк ты  от разлитой фляги фаду
и винный демон вышел из  засады -
вкуснее каберне лиловый муст

7
--

"Вкуснее каберне лиловый муст" -
Твердишь  себе и, брешь в душе латаешь
каноном слов  заборных ( ты их знаешь),
"Герой идет в обход, хоть и не трус "

Морские гребешки лежат у ног.
Бери и превращай их в кастаньеты,
диктуя настроение сонету:
жемчужиной еще не стал песок

Блеск глаз детей на берегу пролива,
там  тишина, там Юлия счастлИва
и крест пустует, руки не болят.

Здесь на краю -  сезон сердцекрушений,
чужие корабли в глаза гудят,
Иди, не создавай себе мишени

8
--

 Иди, не создавай себе мишени.
 Твой объектив стреляет точно в цель,
Клоз – ап жесток , мой фотоменестрель,
 И глаз не оторвать от предвкушений

Ты видел ад. Он тек и тек по венам.
Над бездной мост. Сиди качай ногой:
не упадешь возьмешь к себе домой
кота и тень, и пачку нурофена

Кот смотрит вдаль. Возьми его в Париж,
от этих  усачей не убежишь -
два усача    ну, тут уже порода,

А может быть он хочет в Назарет?
Не надо угрожать " Побойтесь бога" -
Захочешь жить всегда найдется хлеб

9
--

Захочешь жить всегда найдется хлеб,
Горячий суп,  подруга на закуску.
Она поможет приготовить кУскус
И клином  закупорить белый свет

А кофе дух уносит на Восток.
Прикрой глаза отважным объективом,
Назначь Ёё своим дежурным  гидом
И привыкай впускать в себя песок

Песок тяжел, след в легких оставляя,
К ступеням храма возвращает взгляд:
О, из святых сосудов  слаще яд


" Я помню все,"  - издалека кивая,
Туман шепнет,"  последний наш рассвет,
Горсть ягод  на снегу, потертый плед"

10
--

Горсть ягод  на снегу, потертый плед:
В Долине Роз* еще скрипят качели,
Тебя сюда бы, Сандро Ботичелли,
Писать весну и оживлять сонет

Фотограф  мой!   Тебе придется петь
Любимым объективом оду граду,
Пеняя на  лучистую засаду
Светила неуемного, успеть!

Усталым львам , почти пропавшим лицам
Евреев, на ходу, остановиться
Услышав смех у бани на углу

Что было здесь? Века любви в изгнаньи
Пришпоривали дедову  иглу,
И города родного очертанья

11
--

И города родного очертанья
Не выпустят тебя легко из рук.
На ленте ЭКГ броски разлук
Начертят амплитуду расставанья

Кто бог разлук? Кому он разрешает
Планету расставания взорвать?
И всех любимых имена назвать
Пока  звезда сознания сверкает

Амнистии поверженных крестов
Развяжут руки  демону спиртов,
Держись, мой друг, владыка объектива!

Талант не утопив во мгле вина
Ты тот , к кому судьба была строптива,
Кто видит сны и помнит имена

12
--

Кто видит сны и помнит имена,
 Тому и муза приоткроет плечи
На год, на вздох или всего на вечер,
Приливами любви достав со дна

Увидишь знак,  не там где дождь хлестал
По мордам львов - в театре -синагоге,
Тебя туда весной приносят ноги,
А после страшно тянет на вокзал

Кто на перроне этом был раздавлен
Бетонным грузом будущих разлук,
Кому шампань рвала гортань, мой друг

Кто помнит, как отцы бросали в Гамле*
детей в ущелье на исходе  сна, -
Тому в любви не радость встреч дана


13
--

Тому в любви не радость встреч дана,
А смутная надежда на природу,
В ней бог сокрыт и случай мутит воду,
А жизнь одна, одна, одна, одна

Перрон впитал  набеги чужаков,
Истерику  и страх эвакуаций,
И чувственность бледнеющих акаций.
Быку* не убежать из берегов

Не быть реке,   мой милый друг Гораций,
Составом  запасным для депортаций
Пугают вновь, снимай на этот раз!

Тумана шелк  отменит  вновь свиданье
И не родится наслажденья глас,
А темные восторги расстоянья



14

А темные восторги расстоянья
На сердце начертают чудеса,
И мачты заскучав о парусах
Рассохнутся  элегией скитанью

Далекий друг! Вновь, апропо, о ссылке,
Под небом бессарабским жить , да жить,
Вершить, дружить, бродить и даже пить,
А мне стоять, махать тебе косынкой

Возврата нет, но хочется найти
Портал домой  и снова расцвести,
Снимай, снимай, мой  кишиневский гений

У Пушкина под оком воскресать,
Снимай ,  летит над головой кровать,
Слезай с креста, поклонник повторений



Слезай с креста, поклонник повторений
 Пока себя навеки не пропил,
Наигрывая на созвездьи пил
 Мелодии Ёе стихотворений

Не доверяй фантОму искушений:
В тебе все лисы – виноградник пуст,
Вкуснее каберне лиловый муст,
Иди, не создавай себе мишени

Захочешь жить - всегда найдется хлеб,
Горсть ягод на снегу, потертый плед,
И города родного очертанья

"Кто видит сны и помнит имена,
Тому в любви не радость встреч дана,
А темные восторги" расстоянья



Фаду  https://ru.wikipedia.org/wiki/



Патрия - кишиневский легендарный кинотеатр
в нем когда то играл оркестр

Старая Почта - кишиневская магала

в Парке Пушкина, старейшем кишиневском парке есть аллея классиков- поэтов, с рядом  бюстов на постаментах, заканчивающимся  фонтаном, а за ним, в углу (!) - бюст Пушкина

Гамла  - https://ru.wikipedia.org/wiki/

Бык - река, приток Днестра.

Долина Роз  - родная моя Долинка- рай моего детства.  Парк
http://locals.md/2012/parki-kishineva-chast-2/


Рецензии
Ностальгия.
.
Я помню, как провожала Буму Спектора,
соседей Ройзенхаут (он работал у нас в Академии наук, но в другом подразделении - отделе Энциклопедии),
провожала и многих других.

На вокзале Бума разбил бутылку шампанского, разливая в бокалы.
А в глазах была... тоска.
Он ехал в неизвестность.

Кто-то из соседей уехал в Израиль,
а мои соседи Ройзенхаут, с учёной степенью, и он с женой, и дочь с зятем - все научные работники!
Там они прекрасно устроились, писали мне письма. Давно нет связи с ними, жаль...

Страна теряла свой потенциал.
Ворота были открыты.

Но я знаю и многих, кто возвращался назад.
С любовью возвращаются!

У нас медицина на очень высоком уровне - операции на глазах и зубопротезирование у нас делают
по мировым стандартам, но цены гораздо-гораздо-гораздо ниже,
и к нам приезжают именно за этим чаще всего.

Мои одноклассники из Америки так делают.

Мне сделали себе 2 операции на глазах - см. папку "Хирург Иванов" - по замене хрусталиков,
два с половиной года назад. Сделано блестяще! Быстро, не больно, очень качественно.
Теперь зрение отличное.
Я всё написала - можно найти адреса по сноскам.

Галина Римская   03.08.2017 14:08     Заявить о нарушении
На это произведение написано 20 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.