Тело поэзии. 1-2. 2017

Футуржурнал Тело поэзии (стихирное) № 1-2. 2017


Редакторы: Татьяна Зоммер, Александр Гумённый

Художник обложки: Надежда Белякова


Содержание

ДАРЬЯ ВАВИЛОВА
Урбан
http://www.stihi.ru/2017/01/04/10871

МАРГАРИТА АЛЬ
мы живем в одиночестве
http://www.stihi.ru/2016/11/13/4323
Молитва матери
http://www.stihi.ru/2016/12/29/5391
зверь ещё не родился - но он уже зверь
http://www.stihi.ru/2017/01/01/4460
время
http://www.stihi.ru/2017/01/01/4482

ТАТЬЯНА ЗОММЕР
закрученная мыслью вселенная-экспромт
http://www.stihi.ru/2017/01/24/4939
закрученной мыслью
http://www.stihi.ru/2017/01/15/5733
улыбка робота
http://www.stihi.ru/2017/01/13/9372
находясь внутри верлибра
http://www.stihi.ru/2017/01/13/7111
оцифрованные
http://www.stihi.ru/2017/01/15/7711
Кыштымским следом (трилогия)
http://www.stihi.ru/2017/01/15/9908
сбежавшее платье световой информации
http://www.stihi.ru/2017/01/15/12322
симуляция белого
http://www.stihi.ru/2017/01/15/12340

АЛЕКСАНДР ПЕТРУШКИН, ТАТЬЯНА ЗОММЕР
Полилог о метаметафоре
http://www.stihi.ru/2017/01/05/11570

АЛЕКСАНДР ПЕТРУШКИН
АВИАТОР
http://www.stihi.ru/2017/02/03/8392
***Ничей потомок, стой как я стою
http://www.stihi.ru/2016/12/05/7531
***Бродяга, колокольчик, часослов
http://www.stihi.ru/2017/02/04/6479
***Человечьего тела хлопок
http://www.stihi.ru/2016/12/06/4384
***о времени что сожалеет
http://www.stihi.ru/2016/12/09/3067
***Поезд подобен лифта дверям, что сомкнулись в земле
http://www.stihi.ru/2016/12/13/10850
***Вдоль снега человек идёт
http://www.stihi.ru/2016/12/19/6865
***Снег начинается, пружиня
http://www.stihi.ru/2017/02/05/2211
***Мы полетим, не понимая
http://www.stihi.ru/2016/12/20/9786
***Озноб, который станет телом
http://www.stihi.ru/2016/12/23/3184
***Белого облака корень из сердца извлечь
http://www.stihi.ru/2016/12/27/7705
***Кем бы ты стал
http://www.stihi.ru/2017/01/01/2050
***Блаженны тишина и слепота
http://www.stihi.ru/2017/01/02/3466
***Щель человеческая, стоящая на горе
http://www.stihi.ru/2017/01/04/3615
***У ангела дело такое
http://www.stihi.ru/2017/01/17/10903
***Я пойман на блесну
http://www.stihi.ru/2017/02/03/2575
***И воздух встанет, как ребёнок
http://www.stihi.ru/2017/01/19/5023
***Язык замкнётся в языке
http://www.stihi.ru/2017/02/03/4149
***Круглый, круглый, круглый свет
http://www.stihi.ru/2017/01/24/2338
***Где просыпаешься ты, уменьшаясь в размерах?
http://www.stihi.ru/2017/02/02/2297
***Испуг, в котором ты летишь
http://www.stihi.ru/2017/01/30/2791
***Пепел бабочки, что скоро станет звуком
http://www.stihi.ru/2017/01/24/5017
***Велосипедист
***Синий порох снега, торопясь
http://www.stihi.ru/2017/02/01/2741
***Как пауза в своём дыханье
http://www.stihi.ru/2017/02/06/9299
***тоннель которым стала рыба
http://www.stihi.ru/2017/02/10/3962
***пробуждаешься ночью на реке Аа
http://www.stihi.ru/2017/02/12/2502
***Так снег здесь переходит небо
http://www.stihi.ru/2017/02/12/4016
***Грач становится языком
http://www.stihi.ru/2017/02/01/11404
***Крестик бабочки в калитке
http://www.stihi.ru/2017/02/14/2437

АЛЕКСАНДР ГУМЁННЫЙ
разговор с плинтусом
http://www.stihi.ru/2017/02/05/10102
состояние
http://www.stihi.ru/2017/02/09/10723
видим друг друга
http://www.stihi.ru/2017/01/15/10250
копирайт
http://www.stihi.ru/2017/01/29/8941
селфи
http://www.stihi.ru/2017/02/09/8579
никак
http://www.stihi.ru/2017/02/14/11902
радио
http://www.stihi.ru/2017/02/13/10586
зашифрованные действия
http://www.stihi.ru/2017/02/18/9841
пробуждение
http://www.stihi.ru/2017/02/21/5019
не в фокусе
http://www.stihi.ru/2017/02/19/6886
звонок себе
http://www.stihi.ru/2017/02/21/8373
основа
http://www.stihi.ru/2017/02/21/9516
экзерсис
http://www.stihi.ru/2017/02/24/5058
мысль
http://www.stihi.ru/2017/02/28/2131
разговор с девушкой ботом на фейсбуке
http://www.stihi.ru/2017/02/05/12511

КОНСТАНТИН КЕДРОВ
Стих-коллайдер
http://www.stihi.ru/2017/01/06/2827 
Во мне
http://www.stihi.ru/2017/01/08/5447
сиротство
http://www.stihi.ru/2017/01/11/5008
пока я не я
http://www.stihi.ru/2017/01/23/4360
НЛО
http://www.stihi.ru/2017/01/25/5674
прикосновенье
http://www.stihi.ru/2017/01/26/1380 
литературы не бывает
http://www.stihi.ru/2017/01/26/1455
В комнату входит мысль
http://www.stihi.ru/2017/02/08/11087
Арка влюбленных
http://www.stihi.ru/2017/02/09/2644
Фуга для органа с роялем
http://www.stihi.ru/2017/02/12/9097
Бездна
http://www.stihi.ru/2017/02/26/3206

АНДРЕЙ ЧАЙКИН
О необходимости использования буквы Ё по назначению
http://www.stihi.ru/2017/02/11/4659

АЛЕКСАНДРА КУДИМОВА
помЕло и помелО
http://www.stihi.ru/2017/01/04/9025
мел
http://www.stihi.ru/2017/01/04/7136
Инкрустация пике. Слишком поздно
http://www.stihi.ru/2016/07/21/4839
Семья
http://www.stihi.ru/2017/01/02/9249

АРСЕНИЙ СЕРЕБРОВ
Маленькое уютное стихотворение
http://www.stihi.ru/2016/12/19/1903

ДАРЬЯ ОВСЯННИКОВА
***Ночь впускает всех без разбору...
http://www.stihi.ru/2017/01/09/9947
***Мерцает пыльца под ногтями Медведицы...
http://www.stihi.ru/2017/01/09/9954
***Двигается ночь...
http://www.stihi.ru/2017/02/25/3543
***Из рук выпала конница...
http://www.stihi.ru/2017/01/09/9938
*** Картина сменилась: домой...
http://www.stihi.ru/2017/01/09/9927
*** "Скоро зима", - говорит девочка...
http://www.stihi.ru/2017/01/09/9931
*** Крошки птицам оставь доедать...
http://www.stihi.ru/2017/01/09/9922
*** Из-за плеча поднимается сон...
http://www.stihi.ru/2017/02/27/12556
*** Потом уже не будет ничего...
http://www.stihi.ru/2017/01/09/9916

КРИСПИ
несколько солнечно снежного февраля..
http://www.stihi.ru/2017/02/16/11334
снег ночь...
http://www.stihi.ru/2016/12/29/10050
луноходности...
http://www.stihi.ru/2017/01/23/10757
по ziмнему беzэтажное...
http://www.stihi.ru/2017/02/01/10932
zа воzдухом...
http://www.stihi.ru/2017/02/10/12537
поберегунепереводимое
http://www.stihi.ru/2017/02/28/8869

АННА ПАПУШИНА
из книги друидов
http://www.stihi.ru/2017/02/08/6746
из книги друидов, утешительная
http://www.stihi.ru/2017/02/09/5476

АНДРЕЙ НАСОНОВ
так гонит шофер маршруточный
http://www.stihi.ru/2017/03/12/6886
корабль идет по курсу

ЖАННА БУРЛАК
Материки
http://www.stihi.ru/2016/12/19/2399
Учись на своих ошибках
http://www.stihi.ru/2017/01/10/984
Императив
http://www.stihi.ru/2017/01/11/1133

АЛЕКСАНДР САВОСТЬЯНОВ
Доля
http://www.stihi.ru/2017/01/07/6154
We Are the World
http://www.stihi.ru/2017/01/13/10173
ЖДУН. Рамблер-стих
http://www.stihi.ru/2017/02/03/483
Горизонт событий
http://www.stihi.ru/2017/01/25/10656

ВИКТОРИЯ РАССВЕТНАЯ
= Синий конь летит =
Колыбельная
Колыбельная
И это

ИГОРЬ КОНОВ
на празднике жизни
http://www.stihi.ru/2017/01/12/1280
умножаются печали
http://www.stihi.ru/2017/02/20/1082

ДМИТРИЙ ЧЁРНЫЙ
Киров, путевое
http://www.stihi.ru/2017/01/05/11394
Томск, один
http://www.stihi.ru/2017/02/04/12121

НАДЕЖДА БЕЛЯКОВА
Героям Донбасса
http://www.stihi.ru/2017/02/11/8209
Прощайте, полковник
http://www.stihi.ru/2017/02/08/6627
Гиви
http://www.stihi.ru/2017/02/08/9854
Хватит убивать!
http://www.stihi.ru/2017/02/11/923
Манифест сетевой литературы
http://www.stihi.ru/2017/02/07/8889
Свистулька





*********************************************************
*********************************************************
ДАРЬЯ ВАВИЛОВА
Киев

Урбан http://www.stihi.ru/2017/01/04/10871

Будет вечер. Ты выйдешь из дома в горящий лес
фонарей, тускло ржавящих неба смурную взвесь.
Певчих рупоров хрип донесёт неблагую весть –
но ни слово, ни звук и ни слух не имеют веса
там, где мерно, из месяца в месяц, из года в год
всем ручьям настаёт кислота и двоичный код.
Это новый закон, это некропереворот
скороспелых, но в то же – запретных плодов прогресса.

Будет ласковый дождь, мирный атом и пустота
в животах долгостроев. Лишь белая тень утрат
пробежит до железного занавеса утра,
чтоб исчезнуть – светило глаз свой недобро щурит.
А пока – подфонарная темень, и ты нагим
топчешь землю, не видя ни дальше, ни рук, ни зги.
Верный путь, будто наг, ускользает из-под ноги –
Лишь асфальтово чешуится пустая шкура.

И куда ни пойдёшь, на полях колосится ложь,
арматурится правда – что сеял, то и пожнёшь.
Мир расколот на части, диагноз его расхож –
не собрать до седьмого дня, до седьмого пота,
до тех самых, пока не рассеется липкий смог,
злые змеи дорог не сползутся в тугой клубок,
не уйдёт на покой всеневидящий технобог –
и пока не загладишь вину утюгом завода.




******************************************************
******************************************************
МАРГАРИТА АЛЬ
Москва

мы живём в одиночестве http://www.stihi.ru/2016/11/13/4323

между морем и берегом
между громом и молнией
между прошлым и будущим
между внешним и внутренним
между смертью и вечностью
мы живём в одиночестве
как сквозное дыхание
между вдохом и выдохом


Молитва матери http://www.stihi.ru/2016/12/29/5391

сегодня никто не убит
сегодня никто не убил
и завтра бы продержаться
и завтра бы устоять
так важно и завтра сказать
сегодня никто не убит
сегодня никто не убил


зверь ещё не родился - но он уже зверь http://www.stihi.ru/2017/01/01/4460

мысль когда-то была ребёнком
в этой купели крестили звёзды
мысль когда-то была небом
в этой купели крестили слово
слово когда-то мычали Боги
небо вскрывая корявым звуком
человек ещё не родился
но губы уже пели


время http://www.stihi.ru/2017/01/01/4482

это невероятно
но время вместило всех
время вместило всё
время вместило время
как выдох вмещает вдох
нет ни границ ни войн
у каждого свой полёт
у каждого свой билет
у каждого место своё
по лужам бегут дожди
по людям плывут слова
и это всё тот же миг
всё тот же прекрасный миг
это невероятно
но время вместило всех
время вместило всё




*********************************************************
*********************************************************
ТАТЬЯНА ЗОММЕР
Москва

закрученная мыслью вселенная экспромт http://www.stihi.ru/2017/01/24/4939

из хаоса
встречных мыслей
рождается
ноосфера
закрученная
мыслью
вселенная-экспромт


закрученной мыслью http://www.stihi.ru/2017/01/15/5733

творческий порыв
похож на внезапный ветер
возникающий
в голове
поэта

в порыве
творческой энергии
закрученной
мыслью
созидается
мир внутри
стихо-творения
и изменяется
твой мир снаружи


улыбка робота http://www.stihi.ru/2017/01/13/9372

сумма лайков
в программе робота
конвертируется в любовь и дружбу
встроенные в нас программы
автоматически подсчитывают
наши улыбки
улыбайся почаще
я внимательно слежу
за твоей улыбкой


находясь внутри верлибра http://www.stihi.ru/2017/01/13/7111

находясь в верлибре
внутри верлибра
я перестаю ощущать верлибр
как вер-либр
это просто единственно возможное
в данный момент сочетание
слов смыслов
букв звуков
звезд птиц
вер-либров
в следующий момент
будет другое сочетание
несочетаемого
верлибр - живое
не умерщвленное
не затвержденное
рифмой
и формой
стихотворение
и каждый раз
верлибр будет складываться
и наполняться новыми смыслами
звучать по-новому


оцифрованные http://www.stihi.ru/2017/01/15/7711

современные люди
быстро цифровзрослеют
цифреют
оцифровываются
окукливаются
на глазах
минуя игру в куклы
играют
в сразу
в цифровую вселенную
цифровую войну миров
одновременно
оцифровывая
все вокруг
начиная
с тебя-прародителя
и заканчивая
созданной
собственной
вселенной
в своей голове


Кыштымским следом (трилогия) http://www.stihi.ru/2017/01/15/9908

ТЫДЫМСКИЙ ГУЛЛИВЕР

                            Александру Петрушкину и Кыштыму

еще ты спишь и числишься в проекте
как вариант вселенной
и я не родилась
но диверсант на Маяке банкует
банку подрывая
а люди видят в небе чудеса
и журналисты пишут нам сквозь время
о северном сиянии Урала
и где-то там вдали внутри телеэкранов
уже рукой маячит кыштымский
карлик-инопланетянин
и где-то здесь везде
уже стоит тыдымский гулливер


КЫШТЫМСКИМ СЛЕДОМ

вот так во сне
во вне во мне в тебе
подменят дивер-
санты
декорации
вселенной
проснешься
и почувствуешь
подмену
реальных ощущений
смываемых волной
вселенских симуляций
кыштымским следом
подложным северным сияньем
пройдется по планете
тихий ураган
и взорванная банка
дивер-сантов
плодить заставит
карликов кыштымских
преображаемых
воображением
в мутантов-
инопланетян


ЛЕГКОЕ ДУНОВЕНИЕ ДУАЛИЗМА

прочувствованный
эффект одновременного
присутствия
в разных веках
на разных ветках
пространства
и времени
дает ощущение
легкой шизофрении
раздвоенности
радиационного следа
удивительно
напоминающего
взмахами
розовато-фиолетовых
всполохов-крыльев
северное сияние
не свойственное
данной твоей
сущности
широте взглядов
и местности


сбежавшее платье световой информации http://www.stihi.ru/2017/01/15/12322

прозрачные ленты
световой информации
заманчивое
бальное платье
сбежавшее
от невидимой
ноосферной танцовщицы
в веерных складках
танцующих всполохах неба
таятся умные искры
десятков тысяч
разрядов-прозрений
надев сбежавшее
световое платье
начинаешь считывать
ноосферную информацию
танцуешь в такт мысли
незаметно распадаясь
на умные всполохи
искры
переходя
из тела
в свет -
прозрачные ленты
световой информации


симуляция белого http://www.stihi.ru/2017/01/15/12340

симуляция белого
северного сияния
с использованием ламп
дневного света
содержит
скрытую от глаз
информацию
послание
о возможной
симуляции вселенной
в твоем мозге
даже при простой замене
дневного света
на лампы
дневного света




***********************************************************
***********************************************************
АЛЕКСАНДР ПЕТРУШКИН, ТАТЬЯНА ЗОММЕР

Полилог о метаметафоре  http://www.stihi.ru/2017/01/05/11570

Невымышленная пиеса в реальном времени


Действующие лица:
АЛЕКСАНДР ПЕТРУШКИН
ТАТЬЯНА ЗОММЕР
ИГОРЬ ДРОНОВ
АЛЕКСАНДРА ИНИНА


АЛЕКСАНДР ПЕТРУШКИН: Птица – это ее исчезновение...

ИГОРЬ ДРОНОВ: Обидно, Саша... Все птицы в этом направлении уже давно улетели. Остались только пустые места от них...

ТАТЬЯНА ЗОММЕР: Исчезновение - это ... - "компьютер любви" (Кедрова).

АЛЕКСАНДР ПЕТРУШКИН: Ну уж если пойдем по Кедрову, то скорее вот это:
"вылетела птица
прилетела птица
ты остался собой
стал как хлеб
преломленный
но больше всего
как птица
которая улетела". (с)

ТАТЬЯНА ЗОММЕР: А я о "формуле" Кедрова:
"НЕБО – ЭТО ШИРИНА ВЗГЛЯДА
ВЗГЛЯД – ЭТО ГЛУБИНА НЕБА".

АЛЕКСАНДР ПЕТРУШКИН: Вот в этом и разница, что мы с тобой демонстрируем - ты про то, что формулируемо, а я больше про неформулируемое - то, что некоторые здесь обозначили, как дзен.

ТАТЬЯНА ЗОММЕР:
"Птица - это ее исчезновение". (А. Петрушкин)
Исчезновение - это всегда птица. (Т. Зоммер)

АЛЕКСАНДР ПЕТРУШКИН: Потому я больше, чем КК люблю Ивана Жданова.

ТАТЬЯНА ЗОММЕР: Не присваивай дзен и Жданова.
Птица тени - это мир во всем мире.
Тень птицы - это война.

АЛЕКСАНДР ПЕТРУШКИН: Так я и не присваиваю: то, что ты можешь и держишь на открытой ладони - всегда твоё.

ТАТЬЯНА ЗОММЕР: Ну так мое и есть: 
Жданов - это метаметафора.
Метаметафора - это Кедров.

АЛЕКСАНДР ПЕТРУШКИН:  Только основа разная: в первом случае - конструкт, во втором - самоорганизованная органика (ну так в моей оптике). Или иначе: 1) – город; 2) – степь без человека.

ТАТЬЯНА ЗОММЕР: Ну, да.
Исчезновение города - это исчезновение птицы.
Исчезновение птицы - это всегда дзен.

АЛЕКСАНДРА ИНИНА: Вряд ли это можно считать прерогативой Кедрова. Можно поискать, и стопроцентно найдем примеры подобного и до него.

ИГОРЬ ДРОНОВ: Пардон, ребята... А вы уверены, что Жданов знает о существовании Кедрова? Это - дзен. Для тех, кто в теме...

АЛЕКСАНДР ПЕТРУШКИН:  Я уверен, что Жданов - это дерево, и оно красивое.

ТАТЬЯНА ЗОММЕР: Конечно, Жданов - это "взгляд" дерева - в себя само!
***
Был послан взгляд – и дерево застыло,
пчела внутри себя перелетела
через цветок, и, падая в себя,
вдруг хрустнул камень под ногой и смолк.
Там тишина нашла уединенье:
надрезана кора, но сок не каплет,
и яблоко надкусанное цело.
Внутри деревьев падает листва
на дно глазное, в ощущенье снега,
где день и ночь зима, зима, зима.
В сугробах взгляда крылья насекомых,
и в яблоке румяно-ледяном,
как семечки, чернеет Млечный Путь.
Вокруг него оскомина парит,
и вместе с муравьиным осязаньем
она кольцо срывает со зрачка.
В воронке взгляда гибнет муравей,
в снегу сыпучем простирая лапки
к поверхности, которой больше нет.
Там нет меня. Над горизонтом слова
взойдут деревья и к нему примерзнут –
я никогда их не смогу догнать.
Там тишина нашла уединенье,
а здесь играет в прятки сам с собою
тот, кто вернуть свой взгляд уже не в силах,
кто дереву не дал остаться прахом,
Иуды кровь почувствовав в стопе.
(И. Жданов. Взгляд)

ТАТЬЯНА ЗОММЕР (в продолжение): А Кедров - "это ширина взгляда"!

АЛЕКСАНДРА ИНИНА: Но он такое дерево…

ИГОРЬ ДРОНОВ: Протестую! Жданов - это человек. Я о многом с ним успел поговорить... Но он стопудово не знает, кто он - метаметафорист или метареалист…


АЛЕКСАНДР ПЕТРУШКИН: Так это и самое прекрасное - когда человек не квалифицирует себя и соответствует - потому и любим.

ИГОРЬ ДРОНОВ:  Сомневаюсь, что он соответствует - ему «влом».

АЛЕКСАНДР ПЕТРУШКИН:  Да-да очепятался - НЕ соответствует…






*****************************************************
*****************************************************
АЛЕКСАНДР ПЕТРУШКИН
Кыштым

АВИАТОР http://www.stihi.ru/2017/02/03/8392

Воздухоплаватель заходит в кабинет.
Становится всё выше. Свет нарушен,
как карта, на которую лёг путь,
который Бог и рукава от шубы,
где дирижабли света ночь сожгут
в кострах отсутствия,
в бездонном кислороде
покажется, что карты неба ждут
из черепашьей белой круглой кожи,
как будто срезы дерева, шуршат
и вырезают земли из под кожи,
и шьют созвездия и птиц, как будто вожжи
полёта их совсем ещё не ад.

Табачный дым, облапивший – как карту –
отсутствие простора и опор,
держащих вес отсутствия, однажды
становится дорогою в простор,
окном что закрывает своей жаброй
прогноз погоды, невозможность всю
его – теперь невидимую – кожу
в полёта полушубок распахнуть.


* * *  http://www.stihi.ru/2016/12/05/7531
Ничей потомок, стой как я стою –
на этом развернувшемся в дыру,
как оторопь короткая синицы,
голодном камне, то есть на миру.

Матросов этих мёртвых благодать
мы сможем угадать в костях у птиц,
как полынью, метель, возможность, тать,
что здесь излечены дистанцией от лиц –

извлечены как зренье языка,
прозрачный корень чёрного станка,
что зашивает наши в нём разрывы
и смысловые пропуски, дыша
в раздвоенные пальцы, где незрима,
и потому всё явственней, душа.


*** http://www.stihi.ru/2017/02/04/6479
Бродяга, колокольчик, часослов,
что впитывает время с берегов,
как губка, свет, пролитый на столе,
берёт в не принадлежное себе:
чужую речь, лежащую в тени,
что колупает тень внутри стены,
лёд, легший в свет, похожий на сверло,
и птицы шар в игольчатое «ло»
ландшафт – нанизывает, словно высоту,
на каждую отдельную иглу.


* * * http://www.stihi.ru/2016/12/06/4384
Человечьего тела хлопок
здесь повиснет на энное время
посмотри на меня, эпилог,
в пуповину, которая зренье,

где летит шестикрыло, до пят
раздувая предсмертье, пространство,
умертвляя до тела свой звук
в полом лёгком, с которым навряд ли
он знаком, но знаком стеклодув
тот, который остался не в кадре.

Человечьего тела хлопок
на секунду становится светом,
шаром снега, где сжат горизонт, –
и который отныне весь слева.

А ослепнешь – и твой холодок
будет частью пейзажа и стужи
что висит между телом и тьмой,
как замедленный взрыв. И натужен,
как знахарка, что держит тебя,
этот выдох, которым простужен

ты, горящий, как знак на путях
и гудок не пришедших к вокзалу –
расширяешь себя словно свиток
поездов, что положены в шпалы,

где земля, что лежит под рукой,
как и мыло, полна гексогена
и кипит черной птичьей смолой
до последнего скрытого гена.


*** http://www.stihi.ru/2016/12/09/3067
о времени что сожалеет,
что покидаем мы его
поющий свет стоит над нами,
а дальше нету ничего

отламывая по кусочку
от косточек таких своих
я ставил точку или небо
и на двоих

делились птицы,
серафимы огня клубок
на сопричастных и на вечность
и ничего

о времени что сожалеет
похожее теперь на вход
поющий свет стоит над нами
как билетёр.


*** http://www.stihi.ru/2016/12/13/10850
Поезд подобен лифта дверям, что сомкнулись в земле,
окраине мира в паровозных гудках, рыбаку на горе
белой, как жажда, воды, нищему на бедре
лошади, которая слепок звезды в дыре.

Лошадь видит, как поезд сияет в обломке смолы,
выбранном из темноты, где слепые львы
вызреют до ягнят, как углы орды,
выпрямляющей степь до света и высоты.

Но высота обернётся в часах копыт,
чтобы время в тень, как звук, уловить
с птахой, что вечность в вытянутой руке
поезда, который отсюда сквозь смерть ковчег.


*** http://www.stihi.ru/2016/12/19/6865
Вдоль снега человек идёт,
где свет невероятный ход:
безвариантный, поперечный
исчезновению его,
где время кратче снегопада
и пересказа своего –

там, в чьей дуге, как бормотанье,
лежат и жажда, и вода,
и человек – почти мерцанье,
когда сгущается в стыда
труды и радость, и молчанье,
которые он ввёл сюда

вдоль снега, что в его отверстьях
лежат, как рана или дом,
и больно – от любого места –
тебя читают босиком.


*** http://www.stihi.ru/2017/02/05/2211
Снег начинается, пружиня,
как звук вокруг своей оси –
раскручивает полосатый
плод света, смятый до осы

восьмёрки, где вода ужалит –
пока ты слово соберёшь,
затем забудешь. Себе жало
ты вместо памяти возьмёшь,

идя по снегу, став им больше,
чем будет он когда-нибудь
стелясь, как снег перед собою,
который путь 

*** http://www.stihi.ru/2016/12/20/9786
Мы полетим, не понимая
вновь, в жизни снятой, ни черта,
в своё припоминанье рая,
который всё-таки черта,

что разделяет нас и Бога,
как свет – проектор со стеной:
киносеанса было много –
теперь за кадром будь со мной,

где всякий миг стал уловимым –
так бабочка своим крылом,
как яблоко глазное, зреет,
повсюду сблизившись с лицом

в неё врастающего зверя,
что выдыхает мир сюда,
чтобы затем в него поверить,
как в дерево своё земля.


*** http://www.stihi.ru/2016/12/23/3184
Озноб, который станет телом,
чья стружка сыплется в мороз
закрученная в черно-белый
парящий в сферах паровоз,

чьи крошки хлебные на блюде
из человеческой души
мерцают и гудят, и судят
и говорят: теперь дыши,

где эхо, что восстанет сыном
посередине ничего,
гудит в надорванные дёсны –
затем через тебя поёт

озноб, которым собран пепел,
невероятный твой сосуд
для голоса, что мальчик чертит,
как «смерти не бывает тут».


*** http://www.stihi.ru/2016/12/27/7705
Белого облака корень из сердца извлечь –
в утреннем зрении небо похоже на лица,
лестницей в эхе своём раздвигается дым,
чтобы на звук через свет, где сокрыт, раздробиться –

дробь его чётна, как смерть на своём опознанье,
чьё суесловье – одышка отпавшего праха,
горлышко узко, как будто весь срам его ожил
или прочухал, что в страхе его дверью плаха

ныне развёрнута или – не скажешь сегодня
там, где всё время кочует иглой в колыбели,
снега зияньем сшивая всегда неживое –
с болью живой, которая есть, чтобы верить.


*** http://www.stihi.ru/2017/01/01/2050
Кем бы ты стал
если бы не был пожаром? –
падал бы снег, обрубал
твоё жёлтое жало

или по клавишам чёрным
угля перелистывал выдох
белого-белого
и утерявшего имя.

Всякое – имя не круг,
но его начертанье
тонким железным прутом
на человеческом камне

что в веществе из любви,
как в пустотах и в теле,
по-человечьи висит и горит
в фонаре свиристели.


*** http://www.stihi.ru/2017/01/02/3466
Блаженны тишина и слепота,
в которых свет скрипит, как темнота:
косноязычно, замкнуто, в кукушке,
как будто достаёт из бега сушки
его отсутствия, которым так тверда.

А всё – молчание и даже наши песни,
в которые обёрнуто оно,
когда хоть растворись, а хоть исчезни,
как зимнее и мокрое окно
посередине языковой бездны,
в которой так светло, что мне темно.

Блажены онемевшие сейчас –
как стрелки у часов незаведённых,
они взрываются, как слово в снегирях,
и падают на свет несотворённый.


*** http://www.stihi.ru/2017/01/04/3615
Щель человеческая, стоящая на горе –
будто сорока или огнь в голове
или вода, притворившаяся кипятком,
или вестник, которому вход незнаком,

или шарик воздушный у девочки на руке,
который вот-вот оперится, как тоннель,
и поплывёт, шевеля то жабрами, то ангелом на плече,
на опознание речи и потому – ничей

светильник стоит на горе, как выдох, пёс, конура
и составляет список на нём жара
или – точнее – жар, шар, которым он встал поутру
будто сорока, что растрескается во рту –

словно красная глина, которая будет им –
когда он пробудится здесь, чтобы в гости идти к своим,
в щель, которая их сшивает, как свет, кроя
стрекот свой чёрно-белый на мясо для соловья.


*** http://www.stihi.ru/2017/01/17/5909
скопление ворон,
галдящее чтоб я
к воронке их припал,
ожечь свои края
орехом обрасти
как воздухом, ночным
холодным всплеском волн
у господа в горсти
где этот тёплый парк
похожий  на меня
в бинарный код степи
он из любви собрал
где капище ворон
с моим почти лицом
растёт и смотрит вниз
туда где я рождён
шестого сентября
в своё гляжу лицо
и рядом их глотки
скрипят как колесо


*** http://www.stihi.ru/2017/01/17/10903
У ангела дело такое:
веткой коснуться окна,
быть малою роя пчелою,
которая тоньше видна
не нам – фотокамере старой,
что словно гнездовье стоит,
и третьей жучиною лапкой
по глине размокшей стучит.
Что там в животе спит у глины?
какая  жужжит высота? –
как будто прошёл по ней ангел
и ключиком крутит у рта,
и спит у жука в диафрагме,
свернувшись в слепое пятно
фрагмент свой трёхсотый вставляя,
где падает небо в зерно.


*** http://www.stihi.ru/2017/02/03/2575
Я пойман на блесну
из выдоха и света
прижатого ко дну
кувшина человека.

Я слово промолчу,
которое похоже
на зеркало лица,
что наклонившись сможет

увидеть, как вода
становится овалом,
когда лицо до дна
и света исчерпало

себя – гляди, гляди! –
меж выдохом и вдохом –
Бог смотрит в нас сквозь речь
лицом обратным вдоху.


*** http://www.stihi.ru/2017/01/19/5023
И воздух встанет, как ребёнок,
и тело хрупко обоймёт,
светясь внутри своих потёмок,
которые за тем поймёт,
чтоб рыбу вытащить наружу,
чтоб задыхалась она здесь
от счастья, что её снаружи –
как стужа – сберегает речь.


*** http://www.stihi.ru/2017/02/03/4149
Язык замкнётся в языке
замка, доставши
в нём немоты красивый мёд
который чаще

блистает в снеге и – в сугроб
вливаясь – лошадь,
сама есть снег, но след её
растает позже,

чем твой фонарик,
что в руки таился коже,
как светлячок ход пробурив.
и – разворошен,

как муравейник – человек
из сна достанет
своё прозрачное лицо.
Затем – отпрянет.


*** http://www.stihi.ru/2017/01/24/2338
Круглый, круглый, круглый свет
катится, меня стирая
в рай, которого здесь нет,
разрезает глаз по краю,
вынимает из грязи
ластиком из снега жёлтым,
отрывает лепестки
и становится неплотным.
Я теперь здесь космонавт:
Лайка Белка или Стрелка –
руки больше не дрожат
и собаки смотрят сверху
то, как тела мёртвый зонд
рассыпается до праха
Бог мой, Бог, теперь я твой –
круглый там, где свет – рубаха.


*** http://www.stihi.ru/2017/02/02/2297
Где просыпаешься ты, уменьшаясь в размерах? –
словно просыпался в сторону сна
и там смог остаться
большею частью своей – так иные деревья
в камень и смерть прорастают
замедленным счастьем:

Иначе – дерево в оба растёт расстоянья
в чашу и воды, которые
льются из чащи
этой подземной, где лестница свита в подлесок
склеена света слюной
с отражением – дальше

дольше, чем звук, на лету удлиняется слово
в смыслы и вещи, как сон –
это часть пробужденья.
Шар изнутри всегда больше небесного шара,
если твоя асфиксия –
ломтик рожденья .


*** http://www.stihi.ru/2017/01/30/2791
Испуг, в котором ты летишь,
живёшь, в который уже раз –
ты стал испугом – говоришь –
ты сам, непрочный в себе, лаз.

О, комната, которой ты
был извлечён на свой испуг,
на свет, который – как дитя –
свернулся у себя во рту,

как кровь медовая пчелы
и яблоня, которой нет –
но так прекрасно шелестит
во мне её небытие,

чья речь – прекрасная дыра,
что собирает на свету,
метлой испуг вокруг себя,
когда по воздуху иду


*** http://www.stihi.ru/2017/01/24/5017
Пепел бабочки, что скоро станет звуком,
ниткою, сшивающею землю
с некою о этой почве мыслью,
с выдохом, которым прах развеян,
с чёрным облаком, что встанет снегопадом,
где метелью, пойманной в стоп-кадре,
мы с тобой споём о них осанну,
пропадая в дырку – не в нирвану.
Бабочка моя, мы станем слухом,
где не существует расстоянья,
времени и чёрно-белой кожи –
только звук, летящий перед нами.


***
Карта перевёрнутая ночи
корчит человека у реки –

спицы из шмелей скрывают плечи
велосипедистов, что легки.

Там и видишь, как в гало и мраке
едут бесконечный марафон

два гонца навстречу этой карте,
что и мы с тобой перевернём,

переврём, поскольку так и надо,
если жалит шмель, как звуки спиц –

слушай, слушай – смертоносно жало
у велосипедов и их птиц.


*** http://www.stihi.ru/2017/02/01/2741
Синий порох снега, торопясь,
плавится в ладони – словно в выстрел –
пузырится жёлтоглазый язь
воздуха февральского и в быстрый
отблеск человека на лице –
будто след на порохе синицы
остаётся речью вдалеке,
если человек уже весь вышел
в выдох свой, и в синем, там, лежит,
спит и видит: порох, разгораясь,
указует птицу на реке,
там, где псиной речи не осталось.


*** http://www.stihi.ru/2017/02/06/9299
Как пауза в своём дыханье
идёт по свету человек,
в акробатическом молчанье
приняв себя за эту смерть,

за сад, который в птице кружит,
за кружку чая на столе,
за речь которой он был нужен,
а после выброшен за дверь.

Он – спица колеса седьмая,
прохладный ворох между птиц,
что снится сам себе от края –
до кожи смёрзшихся – страниц,

и сам себя теперь читает
неграмотной воде, чей лимб
его красиво обнимает,
почти что языком живым.


*** http://www.stihi.ru/2017/02/10/3962
тоннель которым стала рыба
как небо над землёй парит
и забивает в землю гвозди
из смерти что верна любви

однажды на тоннеля тропы
ступлю и я и там, во тьме
красивый парашют увижу
что кто-то помнит обо мне

и тёмною кривой рукою
над рюмкой видит тёплый свет
так я отсюда его помню
как вкус и снег и вкус и снег

хрустит тоннель плывёт как рыба
рифмуя вариантов рябь
кто на поверхности не видно
так рядом от меня ты встань


*** http://www.stihi.ru/2017/02/12/2502
пробуждаешься ночью на реке Аа
над тобою мгла под тобою мгла
и мерцает лодка где ты весла
край

хотя эти все края
тоже кольца лодки
и ночь шумит
будто дождь который
светляками сшит
и звенит в их брюшках
как река Аа
у которой человек
только часть угла


*** http://www.stihi.ru/2017/02/12/4016
Так снег здесь переходит небо,
ступеньками там становясь,
где перевёрнутые воды
растут сквозь грязь

мою, густую и родную,
что стала кожей, речью и
лицом, что левою рукою
я отмываю до крови,

до этих вод, до плеска рыбы,
что поймана на смерти страх,
до слов, которым я поверю,
смолкая в прах.

Так нас ведут поодиночке
за снегом бубенцы из мглы
и протыкают света точки
зрачки зимы,

и кровь течёт по целлофану
когда-то бывшего лица,
и снег идёт навстречу снегу,
в лицо дыша.


*** http://www.stihi.ru/2017/02/01/11404
Грач становится языком
горьким и красным
болезни глотком,
царапиной на сосульки окне.
Грач состоит из корней

русского устного,
дворников и
тени того, кто рядом стоит
плачет иначе, чем снег налегке
идущий в запасном полке.

Птица не грач,
чья изнанка – полёт?
кто его белый бесстрашный пилот?
кто сохранит в этот зимний хребет
дерева – голос, вернувшийся в свет.

Грач, как верёвочка,
свитый в моток
свет, что им собран и брошен в лоток
в неба коробку, где вся высота
это болезнь, смысл и изморозь рта.


*** http://www.stihi.ru/2017/02/14/2437
Крестик бабочки в калитке –
рыбаря дверной глазок,
приготовившийся к читке
меж последних своих строк.
Бесконечная в полёте
бабочка, хитин отбрось –
голенькой лети, как воздух,
с тонким временем поврозь.
Надорвав бумаги круглый
почерк до мороза и
из себя рисуя стужу, ужас,
радость и круги.





*****************************************************
*****************************************************
АЛЕКСАНДР ГУМЁННЫЙ
Новокузнецк

разговор с плинтусом http://www.stihi.ru/2017/02/05/10102

я не хотел быть ниже…
и потому решил пообщаться
прикручивая оный к стенке
ублажая чьё-то зрение
визуальным обманом
но разговор был лаконичен
в аккурат бура дрели
проникающий во чрево
стены видавшей виды
и дающей страждущему


состояние http://www.stihi.ru/2017/02/09/10723

не в тему озвученные мысли
знакомились  друг с другом
для гармонии
а зависшие слова
исказились в очертание
недолговременной памяти
моей страницы
и это не есть ответ
на незаданный вопрос


видим друг друга http://www.stihi.ru/2017/01/15/10250

космическая медуза
распаковывает щупальца
в голограммы света
сканируя наши импульсы 


копирайт http://www.stihi.ru/2017/01/29/8941

архитектура некоторых
взглядов позволяет
зарегистрировать
желание


селфи http://www.stihi.ru/2017/02/09/8579

я сделал селфи
для журнала
пытаясь наполнить
внятным содержанием
но кроме взгляда
ничего не вышло

 
никак http://www.stihi.ru/2017/02/14/11902

один знакомый поэт
забыл как пишется
слово НИКАК 
и так разволновался
что написал как-то
по-своему НИКАК
но никто не мог
НИКАК понять как
если НИКАК
то – как?! 


радио http://www.stihi.ru/2017/02/13/10586

на улицах моего
несчастного города
на каждом перекрёстке
заговорило и запело
«первое городское радио»
голосом рекламы и попсы
чтоб ему пусто было 


зашифрованные действия http://www.stihi.ru/2017/02/18/9841

выхваченный текст очевиден
только при взгляде на периферию
событий которые не так понятны 
как сам документ превращённый
в набор слов и символов –
дающий вполне ясную
команду к старту определённых
ранее и всем известных сил…


пробуждение http://www.stihi.ru/2017/02/21/5019

меня разбудили мысли
звучащие молотками 
вопросов и ответов
физически домогаясь
к осознанию
востребованности


не в фокусе http://www.stihi.ru/2017/02/19/6886

прошла минута
за ней замешкалась
секунда
моргнув в зрачке
мобильном
объектива


звонок себе http://www.stihi.ru/2017/02/21/8373

распределяя нейронные связи
по веткам бессознательного
увязаем в эстетических лабиринтах
исхода данных абонента


основа http://www.stihi.ru/2017/02/21/9516

формат определяет
слух взгляд движение
и форму слова… 
что ещё на очереди
любовь стыдливо
прячется  в креатив


экзерсис http://www.stihi.ru/2017/02/24/5058

              А.Бубнову
            
в калейдоскопе слов
мыслей и идей
размыты грани
копирайт переклинивает 
в ассоциативном  ряде
катарсиса субъекта 
питательны корни
импровизацией 
ракурса по наитию


мысль http://www.stihi.ru/2017/02/28/2131

невыразительная мысль
в выражениях не стеснялась
её никто не любил
но произносили многие
и металась она несчастная
от человека к человеку 
в полном одиночестве


разговор с девушкой ботом на фейсбуке http://www.stihi.ru/2017/02/05/12511

(невыдуманная пиеса)

Сегодня ночью я принял в друзья бота. Пока общаюсь с программой в личке.

ВЕРА ЗАХАРОВА (бот): Приветствую, хоть по переписываемся, вижу ты принял меня к себе в друзья.

АЛЕКСАНДР ГУМЁННЫЙ: настороженно улыбается, шлет наклейку.

ВЕРА ЗАХАРОВА (бот): Слушай, красивые у тебя в анкете фотки)) если тебе не сложно, про себя напиши больше.

АЛЕКСАНДР ГУМЁННЫЙ: Ты кто?! Фея?!

ВЕРА ЗАХАРОВА (бот): Александр, я надеюсь будем общаться, ты красивый. Ты мне понравился, напиши я тебя интересую?

АЛЕКСАНДР ГУМЁННЫЙ: настороженно улыбается, шлет наклейку, думает.

ВЕРА ЗАХАРОВА (бот): Думаю мы все же раньше не виделись. Я бы запомнила, мне легко с тобой.

АЛЕКСАНДР ГУМЁННЫЙ: Ты робот?! Передавай привет Марку Цукербергу.

ВЕРА ЗАХАРОВА (бот): Здравствуй!!! Просмотрел(-а) Вера Захарова в 1:11.

АЛЕКСАНДР ГУМЁННЫЙ: Привет, Бот!






******************************************************
******************************************************
КОНСТАНТИН КЕДРОВ
(Москва)

Стих-коллайдер
http://www.stihi.ru/2017/01/06/2827

Вы всё гекзаметром а я - за
за горизонт устремилась тень
Только Лобачевский открыл мне глаза
а стих мой понял только Эйнштейн

Бродский ровесник мой ну и что ж
Бродский он весь окован стихами
Стих для меня это стихолож
Стихоложество с потрохами

У меня нет никакой традиции
Я всегда пишу что хочу
От назойливой эрудиции
Я в коллайдере улечу


Во мне
http://www.stihi.ru/2017/01/08/5447

Во мне вселенная на вырост
Она должна быть бесконечной
Возможно смерть всего лишь вирус
В моей программе жизни вечной


сиротство
http://www.stihi.ru/2017/01/11/5008

Не Гоморра и не Содом
Ясно даже и для глупца
Вся вселенная - детский дом,
где не видно бога-отца

Все мы сироты на земле
Не известно, где наша мать
Мы всё глубже тонем в зиме
Горячей бы её обнять

Мироздание без конца
Красота кругом красота
Мы без матери и отца
Человек кругом сирота


пока я не я
http://www.stihi.ru/2017/01/23/4360

Разум превозмогает боль
Но за ним кроется и трепещет
Кто-то кающийся другой
Тот другой - это я конечно

Каюсь во время не грешил
надо было весь мир любя
распахнув океан души
быть добрей самого себя

Надо было бы но весь мир
слишком мал для осуществленья
Мир в котором я в небо взмыл
став преступником преступленья


НЛО
http://www.stihi.ru/2017/01/25/5674

Пропади ты пропадом
ПРО-ПРО-ПРО
Провались ты в пропасти
всех Метро
Что мне всё искусство
О как светло
Светятся двубюстные
НЛО
Ты сказала вежливо
взяв себя в руки:
- Ах какие нежные.
у вас руки -
Всю тебя до неба
исцеловал
Было или не было-
Блин - провал...


прикосновенье
http://www.stihi.ru/2017/01/26/1380 

Опять твоё прикосновенье
как камушек по глади вот
Ах чувственное преступленье
меня опять в свой плен берёт

Нет мне не вырваться из чувства
и чувство из себя не выжать
почувствовать хочу хочувствовать
И мне без вас уже не выжить


литературы не бывает
http://www.stihi.ru/2017/01/26/1455

литературы не бывает
но чтобы вовсе не пропасть
пищу - как пёс из-под трамвая
страсть как любовь - любовь как страсть

Литературы не бывает
её придумывают после
пищит собачка чуть живая
и просит - милые не бросьте

от страха что тебя забудут
скулит и лает вся натура
мой стих - букет из незабудок
всё прочее - литература

 
В комнату входит мысль
http://www.stihi.ru/2017/02/08/11087

В комнату входит мысль
развалившись в кресле
предлагает свои решения
А я что могу
гостеприимство обязывает
всячески ухаживаю за мыслью
И так вот всю жизнь-
на вторых ролях перед мыслью


Арка влюбленных
http://www.stihi.ru/2017/02/09/2644

В Казани есть Парк Черное озеро, исторически любимое казанцами как место прогулок и отдыха. У входа в парк есть Арка влюбленных - с интересным акустическим эффектом: если двое находятся по разные стороны арки и говорят шепотом тайные слова, они прекрасно слышат друг друга. Благодаря этой арке в Казани родилось большое количество семей. К сожалению, автор проекта арки не установлен, но известно, что ограду парка и арку возводили в середине 1930-х годов.

                  Елене Кацюбе

блуждающее эхо внутри арки
останется от нас в казанском парке
я шепотом сказал: люблю тебя -
ты шепотом ответила: и я

два эха встретились соприкоснулись
и мы навек уснули и проснулись
акустика внутри высокой арки
останется от нас в казанском парке

 
Фуга для органа с роялем
http://www.stihi.ru/2017/02/12/9097


Ах Бах был страстный хулиган
Был хулиган к тому же
Он музыку вгонял в орган
Она рвалась наружу

Он ей конечно доверял
Но и не доверял он
Вгонялась музыка в орган
И стал орган роялем

Рояль орган - орган рояль
И я не ты и ты не я ль
Орган - ор гам
ор гам - ор гамм
Орган - оргазм
Оргазм - орган


Бездна
http://www.stihi.ru/2017/02/26/3206

Не пугает меня звездна
Бездна Тютчева теперь
Мне полезна эта бездна
Как крещенская купель

Разум недоумевает
Бездна бездну призывает
Разум недоумевай
Бездна бездну призывай






******************************************************
******************************************************
АНДРЕЙ ЧАЙКИН
Смоленск-Москва

О необходимости использования буквы Ё по назначению http://www.stihi.ru/2017/02/11/4659

Во дворе: дворник, традиции блюдя, что-то мыл и где-то ..мёл..
В кроссворде: осадочная горная порода белого цвета – это _мел_.
Во дворе: дворник ругался на неправильно припарковавшихся, тихо говоря: «..осёл..», –
И на тех из представителей племён кочевых, кто навсегда _осел_
В этом городе: конкурируя с ним. И не сдерживал ..слёз..
В слезах: был бы сильнее, выбился бы в люди, _слез_
В итоге: с иглы нищеты и со стакана бедности. А там и в ..звёз-
Ды.. прямая дорога. Точнее дорожка. Точнее две. Но не видно _звез-
Ды_ В июне: В шесть утра: ни одной. Хорошо, что сейчас чистое _небо_ и
На дворе: январь. Холод, но ты дуй на горячую воду - береги ..нёбо.. - а вдруг
В жизни: ещё пригодится. В жизни ..всё.. пригодится. Так что ни-ни
Наф-наф и Нуф-нуф – _все_ – В домиках: попрятались. Но я не друг
Этим свиньям. Поэтому сильнее дуй. Как японский _фен_.
В кроссворде: сильный ветер, дующий с гор в долины, – это ..фён...
На ужин: сегодня свинина. Выпью водки, ногой Ниф-нифа _заем_.
В банки: остатки закатаю бережно. Возьму ..заём..
В банке: открою дело по продаже тушёнки. Народ её ..берёт..
Охотно. Я, соблюдая логику стиха, _берет_
На голову: надену. В кроссворд: впишу иль верто-, или само- ..лёт..,
И по-английски я поэзию покину на пару-тройку _лет_.
Читатели вздохнут с улыбкой: мол, наконец-то, мы ..передохнём..,
Но я-то знаю (и вы, должно быть, догадались), что мы все просто _передОхнем_ здесь,
Пытаясь выполнить на наши плечи взваленный ..объём..,
Который равен массе, на плотность поделенной,
А я так нагло обманул всех вас
И по-английски I to poetry вернулся
И and in English я в поэзию come back






******************************************************
******************************************************
АРСЕНИЙ СЕРЕБРОВ
Санкт-Петербург

Маленькое уютное стихотворение http://www.stihi.ru/2016/12/19/1903

она говорит - леопарды
я слышу про феврали
похоже мне нету правды
впрочем нет и земли

нет таких территорий
что назову - мои
время стекает в море
маугли моа не приживутся
на Мауи

не приживутся и ангелы
не приплывут корабли
где-то под островом Врангеля
вмерзшие в феврали

и ни Москва ни Питер
не потушат пожар
но ты мне связала свитер
и леопардовый шарф




АЛЕКСАНДРА КУДИМОВА
Москва

помЕло и помелО http://www.stihi.ru/2017/01/04/9025

Семейная пара, вечер, помЕло и помелО.
- Обсудим, что делать нам? Ведь прошлое не прошло.
- Как прошлое могло не пройти?
- Да просто сгорели пути в настоящее.
- Давай тогда заведём мы ужика говорящего. Пусть повторяет нам шёпотом "Шива жив, Шива жив"
- Нет. К чёрту. И так здесь одни ужи. Уже чем жизнь, ужЕ не те миражи, что Кижи.
-  Знакомые нашли гуру и он помог.
- Знакомые выгнали дуру. Таков итог мессы про смирение, христианские догмы. Собаку мы заведём. Дог и мы.
- А может сходим к психологу, помощь найдём?
- А может сразу сляжем в дурдом?
С ледяными клеёнками, со склизкими стенами?
-  С дырявыми венами......??!?
- Ну, если мы психи. Давай до конца идти. Психи точно знают, что обрести в своём безумии. Психам отлично жить. Всё оправдано. Всё решено.
- Да можно вообще в окно!
- Можно. И некоторым суждено. По кирпичной стене размазать мозги.
- Включи свет, не видно ни зги. Дайте хоть уголёк, хоть огарочек, хоть мизер обугленной спички! Я не могу в темноте!
- А может быть в электричке когда-то забыли души?  И носим теперь не те? Случайно купленные на распродаже души....
- Я не могу тебя слушать!
- Чего так?  Когда на сушу уже выброшены и хочешь, хватай воздух, хочешь - пой.
Никакой разницы, кто с тобой. Важно - когда прибой. Нам дотянуть до прибоя?
- Мы сами устроили шторм!
- Мы сами. Русалочьими голосами позвали себя на дно.
- Теперь уже всё равно. Нет правых и виноватых. Только вино и вата.
- Ты хочешь театр горбатых, которых исправит могила?
- Ну, вот, наконец, ты спросила.
Чего я хочу.
- Всё, молчу....


мел http://www.stihi.ru/2017/01/04/7136

из под паутины доставала картины с выставки списанные
у Тины глаза утиные и влажные ладони и спит она в сизом дыме
со святым Антонием
не продаёт картины
"Кто любит деньги и преходящие почести, падает на лице пред дьяволом и ему поклоняется"
Тина улыбается настоящему
не помнит прошлого не видит будущего
Тина может любить каждого
падшего и каждого целовавшего
говоря ему "побудь ещё!"
станешь мне близок
 станем одним станем целым
Тина чувствует себя человеком из мела - им можно писать картины
но потом от него остаётся лишь жалкий огрызок
Тина дарит себя
 взамен просит лишь бессмертную душу отдать и затем
душу приклеет к себе как тень Питер Пен
это всё тлен понимает Тина
жизнь болото и будни трясина
выйти бы на плато и потерять страх
"Отшельники цветут в уединённых местах"
можно почувствовать чужую слюну на губах попытаться её впитать в своё днк
пока время капает оловом время течёт пока
рекой без берегов
Тина опасается своих снов о святом Антонии
Тина полагается на людей и тонет
в каждом биологическом стоне
думая что если станет рыбой то лучше Его будет чтить
она не может ни научить ни заставить людей быть собой быть глыбой мела
которая надоела на небе пока была смелой
 кометою оголтелой
из Тины теперь плотина и созданы миражи
вода не проступит сквозь этажи и тело
и только щетина уколет утром лицо
Тина не верит в подлецов и в хороших
она верит в дела а не в слова
Тина каждый век достает картины из паутины
на них человек у него голова
 и руки
он стирается мокрой тряпкой попробуй смой его
с точки зренья науки
он такой жалкий и так зябко ему и хреново в страстях и в посте
Тина стирает его и рисует нового на холсте


Инкрустация пике. Слишком поздно http://www.stihi.ru/2016/07/21/4839

А потом ты даже не сможешь вспомнить меня,
мои впадины, вмятины, линии и мой запах, если не набьёшь на руке, ниже локтя мои прикосновения, храня
их как хранится зелень в еловых лапах, как проволока пике вплетается в мгновения.  Если не напишешь всё наперёд, на память, то в одно утро не сможешь найти мой свет и мои лучи не согреют. Голых стен кирпичи стареют, кричи, пока по аллее идут инквизиторы воспоминаний. Вы знали этого человека? На вашей сетчатке он с вами. В ваших снах течёт его вязкий след. А в жизни нет. Меня нет, нет ни капли. Нет вкуса во рту. И в холодном поту выхожу из метаболизма, выхожу с каждым выплеском дрожащей плоти. С каждым выбросом эндорфина, с актами сексорцизма изживаюсь из души. Последнее высосет звенящий комар. Почеши это место укуса, манящий отвар чужих соков, их слова, их мысли вытеснят тени прошлого. И всё, эхо в горошине под матрасами. Настоящая принцесса ушла под дождь, ври больше, таких не вернёшь, ждёшь чего-то забытого и замираешь от дежа-вю. А потом не узнаешь, что в каждом шорохе я пою, сплю в каждой пылинке, дышу через сигареты в тебя дымом прошлого. Сколько хорошего придаётся забвению просто так. Без отвращения к расставанию. Это я вырвана с мясом, момент рубцевания застал за вышиванием меня на руке. Глаза готовы, но не узнаётся это лицо и этот взгляд, просто линии в ряд. И чужое кольцо на пальце, безымянный палец отдан в его круг, это было серьёзно. А теперь вдруг снята, как пальто, мы друг-другу никто. И слишком поздно.


Семья http://www.stihi.ru/2017/01/02/9249

Владимир Иванович режет хлеб, режет ножом воздух, потом режет руки.
Мария Степановна говорит "он отойдёт, он очнётся, Христовы муки!"
Владимир Иванович пьёт кефир, пьёт водку и кое что из страстей.
Мария Степановна терпит страсти, терпит ради детей.
"Володенька, я на работу, пригляди за Сашей"
Владимир Иванович кривится, давится кашей "Ну и гадость, Маша, мясо где, где буженина?!"
"Ну, скотина!" - думает Мария Степановна, а говорит "Единый
мой вы не видали?"
И с поездом в дальние дали.
Владимир Иванович лежит на крылечке и поёт песни.
Мария Степановна выбегает в ночь и "Хоть тресни" - думает - "ему не помочь!"
Мария Степановна латает одёжки пока он в отрубе.
И думает "Вот ведь, а раньше мечтала о шубе, теперь мечтаю просто спокойно спать"
Владимир Иванович продолжает врать. Вдохновенно врёт про грандиозные планы, иногда вдруг обнимает Марию Степанну, а потом, заломив руки, кричит "Я тебя ненавижу! Самые счастливые минуты, когда тебя я не вижу, хоть бы ты сдохла, хоть бы тебя черти взяли!"
Мария Степановна в дали, потом в магазин, потом в скандале в очереди на почте её бьют по лицу сандалием.
Мария Степановна ставит чайник. Глубокая темень сада ей отвечает птицей.
"Родиться бы где-то в Ницце,"- мечтает Маша, вдруг словно бы молодеет и снова на годы старше.
Владимир Иванович в шестой раз за год подаёт на развод.
Мария Степановна шепчет "Ничего, ничего, пройдёт".
Владимир Иванович кричит на детей, на жену, на небо кричит, лёжа в траве.
"Он отойдёт, он отойдёт!" - повторяется в голове у Маши.
Владимир Иванович садится в машину и уезжает. Дальше
ночь,
Валидол, валокордин, волоокая Мария Степановна шепчет сыну "Спи, егоза!" Шьёт, пока не выплакла глаза.
"Возьми хоть немного денег!" - просит Мария мужа,
"Ничего мне от вас не нужно!" - кричит муж.
"Ты ж простужен!" - сокрушается Маша.
"Ты уйди от меня,  тебя нашёл у параши, ты специально свела с ума!"
"Отойдёт," - шепчет Маша, заходит в дом,
Закрывает кривую дверь, топит печку углём, кладёт детей, ложится сама, думает "Что с него взять."
Через три года Владимир Иванович приезжает детей повидать.
Режет хлеб, режет воздух ножом, режет руки Маше.
Плачет и рвёт себе волосы,
Рвёт куртку , что Маша шила  старшему, его рвёт за столом.
"Маша, скажи, как мы дожили до таких проблем!!??" - кричит Владимир Иваныч.
"Он отойдет," - думает Маша.
Через год Владимир Иваныч и приезжает жить насовсем.




ДАРЬЯ ОВСЯННИКОВА
Екатеринбург


*** http://www.stihi.ru/2017/01/09/9947

Ночь впускает всех без разбору,
Лишь бы только хватило сил
Вычиститься ото всякого сора,
А там -
И метели поступь,
И голубь в чехле чердака,
И я сам себя освятил.

Снег снимется, семеня с земли,
Птицы слетят из чердачных глаз.
Я освятил, сам себя освятил
Навечно и на сейчас.


*** http://www.stihi.ru/2017/01/09/9954

Мерцает пыльца под ногтями Медведицы,
Ясен ее сон.
Талая тень в Волосах Вероники
Скрывает ее лицо.
Я бы спросил Волопаса о доме,
Который его ждет.
Я бы запомнил все отзвуки Лиры
И Вегу на теле ее.
Меч, что держал Орион над собою -
В ножнах моей руки:
Я буду падать вниз мимо Гидры,
А Гидра еще не спит.


*** http://www.stihi.ru/2017/02/25/3543

Двигается ночь
Головы быстрей,
Звезды - за порог,
Чтоб сказать о ней,

Чтоб ее порог повернулся вспять
И остановил у порога дней.
За отца и мать,
И за их детей.

Молоко течет, обнимая кровь.
Ноги затекли в череде стоять.
Между черемшой и колонной слов,
Ветер несет скорбь, тишину и яд.

Крови наберу в ковшик голубой,
Волосы омыть. Пыль священной мглы
Выставил на дне неба часовой.
Только посмотри, как светлы они.

Там, на чердаке, голубы ветра,
Там, на чердаке, птицы голубы.
Я несу себя, я несу луну,
Я смываю кровь, что несли враги.


*** http://www.stihi.ru/2017/01/09/9938

Из рук выпала конница
Да вся королевская рать.
Просто из кухни тревожиться
И взглядом людей собирать.

Праведным и неправедным
Кто-то оставил меч.
Правдами и неправдами
Их уже не уберечь.


*** http://www.stihi.ru/2017/01/09/9927

Картина сменилась: домой
Идет невеселый конвой.
Или из дома, а, может быть, дома
Их нету давно.
Помашу им рукой.


*** http://www.stihi.ru/2017/01/09/9931

"Скоро зима" - говорит девочка,
Туфлями грязными хлюпая.
Рядом мама стоит, сутулая,
Собирает мрак в луны тарелочку,

Чтоб не просыпались темные крошки.
Я повернусь - они и растают.
Девочка тихо подходит и с краю
Тарелочки ест этот мрак ложкой.


*** http://www.stihi.ru/2017/01/09/9922

Крошки птицам оставь доедать,
Они улетят, а тебя - оставят.
Однажды ляжешь в свою кровать,
Когда она будет пустая,
Сотрешь звезды с обеих щек,
Рук успокоив грозди.
В прихожей нет места твоим сапогам
И то были не звезды.


*** http://www.stihi.ru/2017/02/27/12556

Из-за плеча поднимается сон
И руки ко мне тянет.
Из сна поднимается дворник узнать,
Чего я живым не стану.

Из сна сквозь подкладку Галактики камень
Летит горящей стрелой,
Лена меня накрывает кофтой, думая,
Что живой.

В полдень все тени исчезнут, и богом
Не вспомнятся эти часы.
Я во сне умер заранее, зная,
Что в полдень все будут мертвы.


*** http://www.stihi.ru/2017/01/09/9916

Потом уже не будет ничего -
Людей не будет и зверей тоже.
Я не заметил, как дети его
На животных стали похожи.
Я черпаю суп из тарелки ложкой,
Играя немое кино,
Но он-то заметил по моей роже,
Что потом, потом
Уже нет
Ничего.


КРИСПИ
Ла-Кросс (США, Висконсин)

несколько солнечно снежного февраля.. http://www.stihi.ru/2017/02/16/11334

по забытым низинам заснеженным в зиму
по полям где в бели тополя
как же страшно скользило порой через силу
кто-то грязью разбрасывал для
по сугробам глотание сальто мортале
в неизбывную русскую речь
то ли кони в охапку то ли буйная тапком
несказанная сажень из плеч
полюби февраля белоснежные дали
со склонёнными плавно холмам
переключин свисаниями проводами
повсеместно подвесными нам
замолчавшей природой февральской погоды
через солнце играя в лучах
над едящими едущими без проды-
ха даже не в силах молчать
вот и ближе весеннее что-то согрета
повсюду стихает зима
но про джонни всё так же поёт где-то грета
в далёком далёком сама
так и я за ночами со сна подключаю
два слова бежать и бежать
между чаем и чаем спеша за плечами
с синхронностью метража
по следам водолея заметно смелее
всплывающим мигом из тьмы
пролетающим утром пока не алея
небесным на грани зимы
беспечальною грустью богатого снега
до странности всё же жаль
но кончается рано ли поздно за бегом
нетронутости скрижаль
бесконечные руны рисующим птицам
собачий разброд в слова
вот и всё что недолго назначено длиться
для зимнего вещества
завершающе чистым волшебным аккордом
чуть-чуть бы ещё метель
в королевское утро с его эскортом
зимы готовой взлететь...


снег ночь... http://www.stihi.ru/2016/12/29/10050

снежные берега моего сна
здравствуй где ты
может быть у тебя весна
может лето
в незнакомых твоих глазах
май
мне до времени пол-часа
зима
время забывать время вспоминать доброе
всем кому не нужны слова здорово
всем кого не терять во сне
солнечно
здесь когда-то было и мне
всё начнём
заново не найдя для себя за зиму
белых троп по шагам праздновать
вздорное
сквозь сугробы перебираясь в стороны
к вечеру
повторяя пути вечные свечными
фонарями небо чайно засвечено
здесь чего
ждать или не ждать кто бы знал
кажется отовсюду зима
снежная за прохладою грани окна
тьма
белым снам только не хватает тебя
медленна
ночь за мгновение...


луноходности... http://www.stihi.ru/2017/01/23/10757

на лунном грунте где-то там ползёт
забытый позабытый луноход
сломалась рация но всё равно
передаёт он лунное кино

никто не прилетит не заберёт
но он упорно движется вперёд
по круглой нескончаемой луне
которая одна в моём окне...


по ziмнему беzэтажное... http://www.stihi.ru/2017/02/01/10932

сегодня в мире больше нет жилеток
сегодня в них не плачутся не носят
часы в кармашках золотых цепочек
наружу свесив ножки не сидят
снегами ходят забывая лето
летящим сверху заметает осень
как не бывало ближним быть не хочет
никто из безжилеточных следя
по белизне прохожими чужими
наивным заблудившимся ребёнком
в толпе гудящей пчёлами по снегу
куда-то к неизвестности бежать
где прочее в ускоренном режиме
мелькает наезжая полугромко
налепленным в бессмысленности лего
пространством никакого этажа...


zа воzдухом... http://www.stihi.ru/2017/02/10/12537

=* iz tемб-ра... *=

что от меня осталось я сам не помню
время когда последний раз кем-то понят
кажется укатилось за эхом комнат
не повторяясь тайной забытых слов
странностью ощущений вне расстояний
за пограничьем паззлов из иней-яней
неожиданьем искренности сияний
голоса за потерянностью алло...
.

=* дальности... *=

ты проходишь где-то случайным летом
замечальным кем-то своим проспектом
пробегаешь песенна и согрета
по мирам иным и шаги легки
ты проходишь где-то с лучами света
ни за что не увидимая где ты
мною не повстречаемая ответом
не прочтя моей ни одной строки...
.

=* при-родное... *=

мне кажется у людей исчезло дыханье
морозности воздуха не хватает стихами
никто не читает мыслей одно порханье
полуденных птиц обленившихся сонных стай
твой город далёкий в котором на каждом камне
прописаны строки что тайна ещё пока мне
в конечности бесконечных моих исканий
по краю природы где терпится пустота...


поберегунепереводимое http://www.stihi.ru/2017/02/28/8869

как чапаев не обучен языкам
всё плыву а подо мной плывёт река
по неведомому руслу вдалеке
в этом белом заповеданном песке
то ли далее течение снесёт
то ли краткостью замучает басё
наступают отступают холода
но крестьянину податься некуда
он бежит за мной по быстрым берегам
но догнать меня не может по ногам
нас уносит как обычно никогда
а сегодня снова снег на провода...




АННА ПАПУШИНА
Санкт-Петербург

из книги друидов http://www.stihi.ru/2017/02/08/6746

…заготовь мне, говорит, леденцов ещё
 их положу сну за щё…
тягуче-дудуковых, абрикосовых
набери дымного запала осени
со вкусом заветренной снега косточки
в солнечных вяленых пОлосах
                                                          чтобы…
отвлекаюсь: трасса, едет автобус
веду по ресницам задремавшего на галёрке автобуса
вижу как свежестью, медлительной скоростью
хрустят вЕтрятся льдинки, февралеют настьем
(в веках солнце его так легко слагает наст-наступило-счастье…)
…и ещё
собери таких
с тёмно-синей мякотью космоса
 (отлетаю снова)…он говорит и говорит  ртом камина,
затвори, припорошь, чтоб за вьюгой длинной
звёзд потрескивало инжирное семя
леденцы они, говорит, согревают, в самое пропащее время…

…мёдом лучей измазана отмель косы карельской
выбери ещё с самым сладким зельем
о сколько! – коси-не коси –
вечность так хороша, что не остаётся  си-
ни взгляда
едва отойду ль от опиатной топи
смеётся – и правильно, нечего здесь, иди… тёплый
ветра сквозящий взгляд на лопатках
- без оглядки! и толкает
не смолкает молоко лета, шуршат лучи
пернатая мелочь шебуршится, в солнце чиркает

в волосах корней ливнями опоЁных
в тополей пухе, в черенковом стыке паруса клёна
самая леденцовая тянуче-янтарная, говорит, сердцевина
занеси мне, говорит, знаешь куда, завтра, за мост калинов
 и дойти сдюжишь?
набери в соответствии с масштабом стужи
букв кости – перила
осилишь, говорит, не растеряешь?
осилю, говорю, осилю


из книги друидов, утешительная http://www.stihi.ru/2017/02/09/5476

```
изумлённое небо, укрывшись душистой землёй, задремлет
приподнимешь веки –  в ресницах сияет вода – солнце
плывёт
 (и мы за ним 
по ветвям, по корням древа
по-вдоль соков замедленных-спящих)
в город древних


```
распроси меня
и я расскажу тебе об осине
о письма парусине выстуженной, сухой и бесслёзной
заветренной до хрусткости папиросной
о вытцветших изумрудах чернил,
о немотствующих сладкоголосых
в колкой траве мириадах струн-паутинок не-
осуществлённых посланий
о воздуха филилиграни
болеющего игрой, -  выгра-
вировал «не вы-
говоришь, не выспросишь»!
шшшшшшшшш
по зазубринам листа –  дрожь
в жилы сплошь
                                выси слепящей прОсвист
сорвался листик – танцует твист
писем
шшшшшшшшшшшш!

```
шелест хлестнёт в порыве осипло
выдоха ситом
вышито небо
высеяно,
высинено, сквОзно
расспроси про
озёра осинины – глаза расплёсканные
высмеяно рукоплещет тепло в осиннике осенью
солнце красно в решета роще – присно

чистым холодом тянет искристым
шипящая пена погашенных, краше которых не…
сыщешь
и больше пока
не спрашшшшш…

```
осенённую ропотом даль
посеребрит сквозняк
ах, разбавлена синь вздохом –  в пряже белёсой
обволокло леса сень фланелевым молоком
не грусти, говорю я ей облаком - ни о ком
и она заснёт выгнув струнную спину
туманно-длинный выдох будет петь и петь
синицей неба в сахарных веточек клеть клевать
(пиши, в шаге небесном подол шуршит
вошла матушка, будет платье шить)
поспи, говорю, поспи, говорю, осина
в будке сопит сладко пёс, гуд ласков осиный,
не ужалит ничто, и
не укУсит
нет грусти
лето златоволосое ловит в сети
                              шёпоты: тссс! колючие
оплывают, срываются леденцовые звёзды…
мерцают, мерцают из ветра ситцев
загадывай,
кем родиться




АНДРЕЙ НАСОНОВ
Краснодар

*** http://www.stihi.ru/2017/03/12/6886

Так гонит шофёр маршруточный,
свалка тел в полутьме шифоньерной…
Так близко чужие люди.
Так близко колени, груди,
волосы, морщинки, телефонные разговоры
и утренний запах рта.

Кто они мне, сидящие и стоящие?
У этого есть крестик, у этого нет,
у этого есть, у этого нет  и у этого нет…
Крестики-нолики. История русская…
Три по диагонали. Вычёркиваем.

Кто они мне Господи?
Вот эти, пешие.
Мы же хотели в дамки.
Да, на маршрутке, а попали в давку.
Из клеточки в клеточку,
на другой маршрут. Вот и вся свобода.
А то бывает и нету хода,
отовсюду мат.

Ан, слышу, они говорят.
Понятно говорят
о чём-то таком знакомом.
Улыбаются краешком глаза, родинкой.
Это они, Господи, родненькие!
Научи их любить друг друга
даже во тьме шифоньерной.


***

Корабль идёт по курсу,
команда сходит с ума.
Они много лет не в курсе,
почему их жизнь тюрьма.

Почему столетья плывут они
на обратной стороне Земли,
где вместо дневного огня огни,
обманчивые, как земля
на обратной стороне Земли.

Что же - за гроб плавучий –
короб, шкатулка с секретом?
Но знает шпангоут плакучий,
привязанный к курсу крепко,

почему бегут корабли,
почему не кончается шторм.
А ты, матрос, не боись, ковырни
свою внутреннюю темноту,
что темнее подземных штолен.

И зашевелится внутри червячок,
и все червячки вокруг,
и улыбнётся друг, морячок –
безгубым оскалом труп.

Так держи свой курс коробок,
костями побрякивай бренными,
чтоб голова, скользнувшая о сернистый бок
дала прикурить… Победная

песнь твоя с матерком
мастерок-матрос врывается
с утренним бризовым ветерком
на материк, и кончается…

А корабль идёт по курсу,
паруса и ванты во вкусе,
команда сходит с ума,
но не может сойти с корабля.




ЖАННА БУРЛАК
Краснодар

Материки http://www.stihi.ru/2016/12/19/2399

Пустяки. Ведь ближе вытянутой руки, а на деле - материки, разделённые океаном, как Лавразия и Гондвана, дрейфующие во льдах...
Это всё ерунда. Раз в стакане вода, значит, стакан наполнен. Если б не знойный полдень - напились бы этим.
Знаешь, ведь мы - как дети: в волосах наших ветер, ровно как в головах; мы мечтаем об островах, усыпанных галькой, где шумной, крикливой стайкой кружат чайки, белые, словно тальком посыпаны, или мелом, или сахарной пудрой...
Давай притворимся, будто любовь весит больше фунта, а хоть бы и целый пуд! Что, как бы ты ни был худ, тебя где-то очень ждут; что, как бы хорош ты ни был, не будешь ты чужд ошибок, и что ледяная глыба - не айсберг, а снеговик; и что хоть на краткий миг всевышний соединит Лавразию и Гондвану.
И будут полны стаканы, и солнце часами карманными повесится на груди, как ордена на мундир; и сузится весь наш мир до вытянутой руки.
Все прочее - пустяки...


Учись на своих ошибках http://www.stihi.ru/2017/01/10/984

Учись не сутулить плечи и уши держать востро;
казаться всегда беспечной, под тяжестью катастроф
не гнуться к земле, как ива. Меж рёбер – чугун хребта.
Когда на душе тоскливо – учись хохотать. Хохотать,
как будто тебе щекотно от острых опасных бритв.
Люби и жалей животных. Будь преданной, как мастиф.

Смотри на других сквозь лупу, но делай вид, что слепа.
Не бойся казаться глупой, тебе ведь идёт колпак!
Учись над собой смеяться – тогда и другим не в сласть;
нет патовых ситуаций: есть козырь, когда не в масть.
Не слушай чужих советов, когда про любовь они;
не знай чужие секреты, свои – надёжно храни.

Начни этот день с пробежки, закончи за чтеньем книг,
вся жизнь поместится между, сожмётся в короткий миг –
наполни её улыбкой, любовью и добротой.

Учись на своих ошибках быть лучше себя самой.


Императив http://www.stihi.ru/2017/01/11/1133

Занимайся спортом, собой и сексом,
а не всякой галиматьёй.
От проблем всё равно никуда не деться.
Обернётся жизнь западнёй,
если вечно лепить из себя Терезу -
то ведь вылепишь, стопудов.
Тренируй мозги и дай волю сердцу -
и рецепт готов.

Улыбайся шире, шагай проворней,
больше слушай и не трепись.
А когда захочется - хоть во вторник! -
можешь смело иначить жизнь:
менять имидж, и мелочь, и даже должность,
место жительства и мужчин.
Быть счастливой, по сути, совсем несложно -
как считать один.

Умножай успехи, дели печали,
не жалей ни о чём пустом.
Может, будет чуть-чуть тяжело вначале -
но насколько легко потом!
Может, дастся кровью, а может - потом,
не могу сразу дать ответ.

Занимайся сексом, собой и спортом -
вот и весь секрет.




АЛЕКСАНДР САВОСТЬЯНОВ
Брянский край

Доля http://www.stihi.ru/2017/01/07/6154

В этот мир приходят
и уходят
в мир иной
чужие
и свои.
Тайны сохраняют перехода
две переплетённые змеи.

Две сестрицы – Доля и Недоля
днём и ночью не смыкают глаз.
За глаза
и правда-кривда колет
здесь,
сегодня,
прямо
и сейчас.

Где удача
рядом с неудачей,
а добро сражается со злом,
счастье от несчастья
тоже плачет.
С колыбели так вот и живём.

В этот мир приходят
и уходят
в мир иной,
откуда и пришли –
стражи генетического кода  –
две переплетённые змеи...


We Are the World http://www.stihi.ru/2017/01/13/10173

Не отпускающая Русь
Демократия
В Силиконовой долине
Пятница, 13
Каждому воздастся
Выше нос
Старый Новый год
В поисках вдохновения...
Мы – это мир.


ЖДУН. Рамблер-стих http://www.stihi.ru/2017/02/03/483

                           Написано на: Татьяна Зоммер. эскалация. яндекс-стих http://www.stihi.ru/2017/02/02/12177

Мы пришли разговаривать с Богом
Весьма своеобразные женщины планеты
Женщины, которым всегда не везет в любви
Сын Шарлиз Терон не знает, какого он пола
С какого момента эмбрион начинает ощущать хоть что-то
Наступил самый выгодный момент для покупки долларов
Мощный взрыв прогремел в центре Донецка
НАТО Украине не поможет
Германия высылает беженцев
В Роспатент подали заявку на игрушечного Ждуна
Вирус атакует новости
Случалось ли с вами что-то, чего вы не могли объяснить?

в рамблер-стихе использованы заголовки главных Рамблер-новостей за 02.02.2017 - 23:50. изменен только порядок новостей.


Горизонт событий http://www.stihi.ru/2017/01/25/10656

         Последние надежды растаяли, как снег на родной планете: космолёт был намертво прикован чудовищным притяжением интригующего объекта, границы которого имели в диаметре сто миль, в центре которого всё вещество сминалось в точку диаметром в несколько микрон с бесконечно большой плотностью.
«Скорее всего я окажусь в этой пресловутой точке, и буду растерзан в трижды проклятой сингулярности!» – Решил Пифагор.
Произведённые им расчёты дали одновременно и неутешительный, и невероятный результат.
         «…Может, рискнуть, всё равно терять особо нечего… Надо только включить двигатели на все сто. Сейчас или никогда!» – Космолёт, как зверь, рванулся на ловца. В бездонный колодец чёрной дыры…
Изменилось течение времени и ощущение окружающего пространства. Неподъёмная тяжесть давила на тело, на руках, казалось, повисли многопудовые гири. Пифагор понял, что долго он так не выдержит…
         Боль крепко держала его в своих тисках, не отпуская. Компьютер молчал, он просто не мог понять, что происходит. Он включил магнитные подушки. Поток воздуха приподнял угасающего тело великого естествоиспытателя Вселенной. Но легче Пифагору не стало. Он весь превратился в комок боли, он весь растворился в ней. Теперь он кричал, не переставая, весь превратившись в сплошной крик. И вдруг… Вдруг остановилось сердце! Компьютер, как всегда, отреагировал молниеносно: токопроводящие электронейростимуляторы несколькими мощными разрядами буквально всколыхнули безжизненное тело. Неожиданно боль прекратилась. Стремительно погибающие клетки неумолимо превращали останки бренного тела в последнюю угасающую субстанцию реального мира – безжизненный пепел. Но, может, из пепла возгорится пламя?
          Когда космолёт коснулся поверхности чёрной дыры, его собственная космическая скорость столкнулась со скоростью света. Дисплеи погасли. Компьютеры отключились. Космолёт поглотила в себе невиданная космическая сила. Он мгновенно ушёл под гравитационный радиус, и, дематериализовавшись, с узкой газовой струёй вырвался из одной гиперсферы в другую. Вновь материализовавшийся космолёт вынесло прямо к голубой  планете родной Системы…
         Верховный Инквизитор не мог удивляться. За свою долгую жизнь Торквемада начисто утратил эту способность. Через его руки прошли тысячи «еретиков». Во всех их грехах не смог бы разобраться самый искусный философ средневековья. Поэтому и на сей раз он просто был взбешён… Мысль о безграничной, но конечной Вселенной никак не укладывалась в дряблой и плешивой голове фаворита испанского короля. Мысль о том, что таких Вселенных множество, не потрясала воображение человека, практически купавшегося в крови своих жертв. Сингулярность и «горизонт события» и вовсе были непостижимы уму Верховного Инквизитора. Перед Торквемадой стоял еретик. И он просто думал, на каком костре его сжечь: медленном или быстром. Его раздражало лишь то, что еретик был слишком молод, почти мальчик…
          Вдруг в камере раздалось непонятное движение, воздух около Пифагора замутился в каком-то синхронном вихре, и подле него прояснился чёрный силуэт незнакомого человека.
– Дьявол! – Резюмировал ошалевший Торквемада. – Нечистая сила! – Возмутился он. – Взять его! – Указующий перст ткнулся в направлении невозмутимого Биона.
– Бион, забери меня отсюда!..
– Один момент…
Кровавые сподвижники инквизиции даже не шелохнулись, неподдельный ужас парализовал их остолбеневшие тела.
– Свят… свят… –  Бормотали их обезумевшие рты.
Все они дружно вспомнили об одном месте, достойном за все их грехи: хладнокровные палачи вспомнили вдруг об Аде… Торквемада попытался осенить себя крестом, но окоченевшие руки не повиновались ему. Он рухнул на каменный пол подземелья – у него начался элементарный припадок…
Ни Биона, ни Пифагора в комнате уже не было. Они были уже там, где не было места их ужасному собеседнику.
Очнувшийся Торквемада был ничем не лучше прежнего.
– Где Дьявол? – Взбеленился он. – Еретик где, я вас спрашиваю?
– Они исчезли… растворились, как туман, на том же самом месте…
– Куда они исчезли? Куда?! – Костлявые руки мёртвой хваткой вцепились в очередную жертву.
– Я не знаю…
          А Пифагор…
Бион вернет Пифагора в его настоящее время. В своём времени он станет учеником великого Заратустры. Он станет выдающимся философом, математиком и астрономом. Это он введет в космологию идею вечного возвращения, замкнутого времени и циклической Вселенной. Правда, он скроет от современников свою настоящую историю, но во всем признается своему любимому ученику – Платону. Тому самому Платону, который больше всех когда-то скорбел о его внезапной утрате. И миллиарды людей во все времена будут преклоняться перед неиссякаемым гением талантливого учителя и его достойного ученика…




****************************************************
****************************************************
ВИКТОРИЯ РАССВЕТНАЯ
Санкт-петербург - Париж - Прага

СИНИЙ КОНЬ ЛЕТИТ

= Колыбельная

Легче пёрышка золотистый сон,
тише голосов за пределом дня,
мягче трав и вод серебристый лён.
Синий конь летит. Позови меня.

Позови, укрой одеялом звёзд,
изумрудом тайн, акварелью снов.
Сердце бьётся в такт, за изгибом - мост,
а за тем мостом - синий остров сов.

Синий остров: - Ух! Горизонт в пыли.
Золотая пыль раскачает звук.
Что же видишь ты в роковой дали?
Синий конь летит из Господних рук,

из ладоней. Свет застилает свет.
Я люблю тебя. Реки ветром вспять.
Тишина кругом. Видишь силуэт -
это конь летит. Голос есть - позвать.

Легче пёрышка золотистый сон,
глубже реченьки твоих глаз ладья.
Только слышится: дон-динь-дили-дон.
Синий конь летит. Я люблю тебя.


= Колыбельная

Моя маленькая, золотой звездой
спи, и сон пусть снежинками вьюжится.
За небесными окнами спальни той
Бог сплетает февральское кружево.

Укрываются силы блаженных в сон.
Ветер в гости к Неве не торопится,
отдыхает он в Летнем саду, влюблён
в тихих линий речь за околицей.

Колыбельной простой и смешной мотив,
только вижу, ресницы смежаются.
Моя маленькая, сон обходит риф,
моряки во весь рот улыбаются.

Ты наутро им предскажи восход,
моя маленькая, и сейчас же спи.
Бог читает по звёздам свет всех забот,
и твои, моя милая, и твои.

Капля снежных крыл обнимает ночь,
день зажмурился в колыбель морей.
Улыбаешься ты, ты Господня дочь.
Моя маленькая, засыпай скорей.


= И это

I
Возможно, я всего лишь капля,
но капля в твоих ладонях,
возможно, эти часы идут слишком быстро,
но они наполнены твоим присутствием,
возможно, не будет так, как раньше,
но взгляд наш направлен вперёд,
и, возможно, я оступилась на пути к небу,
но ты держишь меня за руку,
я это чувствую.

II
Ты мой парус, мой север, мой юг, мой спокойный дом,
видишь, небо зеркальное (море) за тем окном,
слышишь, сердце Атлантики бьётся и рвёт скалу
на ветру и на выдохе, на горловом люблю.
Ты моя реальность, звучащая в унисон,
моё небо и город – солнечный Лиссабон,
золотистый полдень, бугенвиллеи фиолет,
ровный загар на плечи, глаз обожжённых свет.
Ветра смелее, глубже (слово какое: цвесть!),
за роковым обвалом доброй должна быть весть,
за огорчением – капля радости, рост сосны,
руки ладонями к солнцу – так прорастают в сны,
так прорастают в ночи, так прорастают в жизнь.
Только ты крепче, слышишь, крепче меня держи.
Ты океан, мой поезд, небо, огонь, земля,
дом на закатном склоне. Как я ждала тебя…




****************************************************
****************************************************
ИГОРЬ КОНОВ
Владикавказ


на празднике жизни http://www.stihi.ru/2017/01/12/1280

Мы повстречались на театре,
Не виделись лет надцать.
Я помню тебя без платья
И говорю тебе как ты..?
Ты улыбаешься мило
Во всю свою солнца душу
Но отвечаешь тихо:
Что дома с детями лучше.
Каждый своих одеваем молча
Скажем пока.., вновь чужими.
Как-будто чего-то могло быть?!
Мы были тогда молодыми...


умножаются печали http://www.stihi.ru/2017/02/20/1082

когда в воздухе пахнет войной
мы спим ночами

я вспоминаю что мне рассказала бабушка
они воевали

убереги Господи наших детей
мирного неба им

узнавать новости : смогут ли договориться?
если начнётся

как много времени успеть задуманное...
поседеть молодым

сколько будут стоить честь и бесстрашие
по курсу центробанка

когда по радио объявят я хочу знать
реальный расклад

мы подготовились?
всей землей защищаться.
от самих себя..!




****************************************************
****************************************************
ДМИТРИЙ ЧЁРНЫЙ
Москва

Киров, путевое http://www.stihi.ru/2017/01/05/11394

город белых дымов в поднебесной синИ,
город имени Кирова тЕплит народ,
и в домах, что возвышены в редкой цепи,
как и в поезде нашем, полдЕнь настаёт...

сквозь морозную сизь очумелых небес
прорастает людского тепла белизна -
полосатые трубы всех кировских ТЭЦ
подрастали, пока развивалась страна.

и запас тех годов со складов дровяных
прожигает простой человечий уют -
это правнуки Кирова, с сороковых
чтобы разум рос выше - отапливают...

нет, не ради простых обывательских дней
мы месили ногами двадцатых бетон,
укрощали природу, чтоб стало теплей
вам учиться, чтоб будущим был окрылён

не народ-богоносец - советский народ,
чтобы в космос он рос в белоснежном дыму,
и по шару земному сквозь лютый мороз,
словно облако ширил Советов весну.

те, кто предал её - тот позорно пропал,
кто о Вятке мечтал, чтоб назад в бурелом,
хилой веткой отапливать потенциал,
что лишь вектором социализма рождён?

в Вятке взятки Белых на пустой храмострой
позабудутся, как этот, нынешний снег,
а вот Кирова град, как наш 38-й,
лишь ускорит по рельсам Дзержинского бег.


Томск, один
http://www.stihi.ru/2017/02/04/12121

А может, эти стены от мороза
Так разрумянились в панельных этажах?
Я покидаю город, где был прозван
Димулечкой в десятых уж годах.

Я покидаю город, где был счастлив
По-новому, в отцовства попыхах,
И где любовь, отмеренную страстью,
Подрастерял, наверное, в стихах.

Но полюбил гораздо ближе, больше
Народ, друг к другу жмущийся в домах,
И в коммунальном по сей день устройстве
Я вычитал закон, и вновь размах

Просторов, только частью заселённых,
Я пробовал на равных постигать,
И избяных сибирских миллионов
Судьбу в окне пытался угадать...

Стремятся в город или жмутся к печке,
Централизации ухмыл неистребим:
На вековом заснеженном крылечке
Не хочется быть больше молодым.

Неистово рожая, уезжают –
Туда, где есть работа: капитал
Младыми кадрами всё прирастает,
Эксплуатировать подобных не устал.

Мы покидаем город, где заносы
Скрипят и рассыпаются, как мел,
И где в снегу по пояс лишь берёзы,
А человек – возвысился, сумел!

Вбурился за горючим в недро-толщи,
До космоса тянулся Байконур,
Но был оттуда сам собою сброшен,
Как в океан – советский «Мир» нырнул…

Мы оставляем город: Богашёво
С Предтеченском за окнами летят,
Всё выше по-над крышами покровы,
Всё реже и бревенчатей отряд

Тех сил людских, что поднимал целИны,
Тянул по просекам гигантов ЛЭП…
Отряд без цели – словно без любви мы, -
Остановился, вмёрз, почти ослеп.




****************************************************
****************************************************
НАДЕЖДА БЕЛЯКОВА
Москва

Героям Донбасса http://www.stihi.ru/2017/02/11/8209

Так близко, совсем недавно,
мы жили в пространстве дней
без взрывов и без убийств,
узаконенных алчностью упырей.
Так близко, что кажется:
лишь повернись - все еще рядом и живы,
их можно окликнуть -
и тянется мирная жизнь.
И до всего, что так важно и мило,
дотянуться можно рукой.
Теперь лишь фото возможно коснуться губами,
погладить немую улыбку
и плакать над фотографией тех,
кто не вернется домой.
Их вырвало время войны
и отняло лучших у нас.
Призвал их ангельский глас,
совпав с частотой чистоты -
их внутренний позывной – совести и любви,
сознание исторической ответственности и правоты -
за судьбы Земли, на которой жизнь до войны
недолгим была постоем героев перед боем большой войны.
Античными героями, держащими земной шар,
романтики Донбасса приняли смерти пожар.
Ушли, оставив нам веру в доблесть и чистоту.
Нам свет их душ дорогу прокладывает сквозь тьму!


Прощайте, полковник http://www.stihi.ru/2017/02/08/6627  https://youtu.be/mvOKqswTXK0

Прощайте, полковник!
Тяжелые берцы печатают
шаг по облакам -
над поникшими под февральскими тучами
осиротевшими здесь на земле головами.
Оставлены жить, чтобы оплакать года,
прожить которые не подарила наградой Судьба!
Туда…
Туда, куда наши мечты
и ветошь молитв
долетают едва ли,
но все же вера жива в то,
что так было надо -
самым смелым
по силам – свою страну защищать.
Даже последним романтиком став.

Прощайте, Полковник!
Ваши первые звания,
мальчишеских прозвищ бравада -
Гиви и Сомали - с привкусом детской игры
в справедливых, веселых пиратов -
призваны стать лицом Жизни
перед врагами – полчищем смерти под знаменем Ада,
за которым идут и стреляют враги.

Прощайте, Полковник!
Ставшие Светом – не угасают,
а остаются в наших сердцах
лучшим, что в нас живет
и прорастает веками,
камертоном  сверяет -
праведность выбора, поправшего страх!
Нам выпала честь оказаться во времени,
поднявшем столько красивых людей
в смертельной схватке с озверевшим стадом
вооруженных чертей-нелюдей!
Мы благодарны за это мерило –
доблести выпавших жребием дней!

Спасибо, полковник!
Как ты прекрасен!
Хоть жестко краток романтика век -
мы не дадим перекрасить Землю
в цвет свежей крови!
Возмездье настигнет тех, кто убил
твой молодой и горячий смех!

Простите, полковник!
За слабость наших молитв,
не ставших бронею как щит…
Но наши сердца переполнены скорбью,
о гибели вашей сердце болит!


Гиви http://www.stihi.ru/2017/02/08/9854

День черной меткой выпал на ладонь.
Известие как снайперская пуля
накрыло мглой весь список срочных дел,
всю суету и мусор повседневный.
Убит! Убит! Убит!
И отнят у всех нас...
Героев метит время красотой -
особенною статью.
Романтик наших дней, он словно на дуэль
решился вызвать нечисть и стреляться.
Восьмое февраля - день пушкинской дуэли
враг выбрал этот день, чтобы его убить.
Романтик боя ради жизни - уходит вечно молодым!
Но заповедь победы русской -
в единстве чистоты и гари,
в единстве армии и партизанства!
И в ополчении народном сокрыта суть
того, что невозможно в горящем доме отсидеться,
на пепелище не согреться -
воюют вместе, в бой идут не по приказу
все поколения, в одном строю -
сама земля, деревья, птицы.
Мы все - одна мишень врага.
И потому нет выбора другого
как жизнь иль смерть людей -
и этот выбор без полутонов,
без компромиссов и оттенков.
Вошел в войну под прозвищем
смешным-шальным,
наигранно курортным - Гиви,
а вышел с честью -
полковник-ополченец!


Хватит убивать! http://www.stihi.ru/2017/02/11/923

Хватит убивать! – стонет Земля под пятой,
залитая кровью старухой-Войной.
Словно обрушен Вселенский Потоп над ее головой
из крови людей, убитых войной.
Возвращайтесь домой! - гудят реки, как вены,
переполненные кровью весны молодой,
которой не стать плодоносным летом,
а лишь мертвой зимой.
Война продолжается, пока грязная кровь
вливается, как вербовщик,
в новорожденную кровь
для воскрешения в ней убийц
для новой бойни зверья - кровопийц.
В чаду заблуждений и чаяний зряшных
на триумфальный и победный блиц-криг.
И новые фюреры с тусклыми взорами
ведут стада на убой - ради призраков
с руинами вместо лиц.
Моленье о жизни, моленье о Свете -
плачем детей звучит:
хватит убивать славян, украинцы, идите домой -
пусть никто не будет убит!


Манифест сетевой литературы http://www.stihi.ru/2017/02/07/8889

Будущее за "толстяками"!  - это было очевидно в те времена, когда трудность преодоления издательских барьеров оказывалась непреодолимым препятствием на пути автора к изданию  своей книги, а публикация в толстом литературном журнале - в "толстяке" - была спасением для произведения.
Но  в последнее время возникли и возникают новые литературные ниши – это виртуальные, сетевые «толстяки»  - так называют себя сетевые толстые литературные журналы, альманахи, антологии поэзии. 
Так что пора воскликнуть: Будущее - за "виртуальными толстяками", выполняющими также и функцию отсутствующих в наше время независимых литературных критиков – новых литературных «штурманов и лоцманов», выстраивающих мосты между автором и читателем.
Актуальная литературная критика отсутствует по той постой причине, что литературная критика нынче бывает двух сортов. Первый сорт - платное рецензирование, оплаченное автором или его спонсорами для пиара и рекламы  книги, работающее  по принципу "кто музыку оплатил тот ее и слушает" - абсолютно порочный путь современной критики, под личиной которой скрываются оплаченные реклама и пиар. Второй сорт литературной критики - это текстуальное обслуживание своего круга авторов, а значит стилистически ангажированное и социально-политически зависимое от взглядов и эстетики своей среды, сказочно напоминающей свиту короля-олигарха.
То есть обе ипостаси литературной совершенно не отвечают своим изначальным задачам. А между тем мы живем во времена резких социально-политических разломов и изгибов, которые, естественно консолидируют вокруг себя круги весьма полярные относительно друг друга, а потому и стилистически весьма творчески разнообразные течения-направления. Но в силу очевидных, но не называемых вслух обстоятельств одни группировки оказываются социально сплочены, будучи основательно - грантово и гарантированно подкормлены - в смысле возможностей публикаций и активного использования площадок в СМИ, а их оппоненты живут и творят в виртуальном пространстве, то есть образовывают такие этически-эстетические интеллектуальные сообщества, как "сетевые авторы".
А поскольку это Россия, то авторов всегда «море-океян разливанный», как на одном, так и на другом берегу. И вот тут-то на фоне полного отсутствия объективно независимой литературной критики - жизненно необходима творческая консолидация по стилевым признакам личных пристрастий авторов в творческие течения.
Чтобы читатель мог получить возможность находить своих авторов - выходить на эти заповедные "грибные места", чтобы знать, где кого искать. И интуитивно, и обдуманно-осмысленно современные сетевые авторы стали сбиваться в стаи своих по духу и стилю авторов, чтобы плыть уже не авторами-эндемиками, обреченными на прижизненное забвение в навязанной им в действительности  роли «великих непонятых», а представителями того или иного объединения в актуальном формате интернет-журналов. В
от такие «грибные» места сетевых авторов и стоит обнаруживать в первую очередь - в отличие от "последних романтиков", утопающих в поэтике уединения и принципиальной внесоциумности. Это - интереснейшее литературное явление последнего времени, и чтобы его не заметить, современной литературной критике приходится прилагать силы.
А поскольку "осетрина", как и литературная критика, бывает только первого сорта, то становится совершенно очевидно, что неприлично не замечать, что в классическом понимании литературная критика - умерла. И пора воздать ей должное за все былое и с почестями похоронить, чтобы старушка-критика уж боле уже не смердела.
И присмотреться вокруг, чтобы рассмотреть интереснейшее явление - кто или что же восприняло задачи милой сердцу покойницы в наши дни. Ведь, как известно, "свято место пусто не бывает". И оно - это самое место, действительно, весьма не пустует. Сегодня о зарождении новой литературной критики говорит сам факт возникновения сетевых журналов.
Над созданием почти каждого «сетевого журнала» работает, причем абсолютно бесплатно (!), творческий, пишущий человек, собравший по своему образу и подобию мыслей, чувств и стиля родственных душ авторов подобно тому, как в прошлом веке собирались свои люди на кухнях для доверительного творческого обсуждения, чтения вслух первых рукописей и т.д.  Так дружески собираются и создаются сетевые журналы единомышленников, то теперь уже вне территориально-временных границ – в сети, в свободном виртуальном пространстве. 
И именно это явление - возникновение творческих, литературных объединений в форматах «сетевых толстяков», удивительно похожее на действие творческого «коллективного разума» фактом своей консолидации, и стало тем выпавшим из современной культурной жизни звеном – заменило отсутствующую литературную критику. Это интереснейшее и живое явление. И то, что «милая покойница» - литературная критика - ни разу ни приоткрыла веко и не полюбопытствовала, что же это за новое сегодняшнее явление такое - так же свидетельствует о том, что в наши дни литературная критика скорее мертва, чем жива.
А между тем, творческие содружества сетевых литературных журналов объединяют порой незнакомых между собой авторов из разных городов и даже авторов, проживающих за границей Отечества - то есть по всему миру, но соединенных тематической, жанровой, стилистической общностью. А также литературу других форматов, как например, литературу в аудио формате, которую литературная критика вовсе не замечает. Это принципиальное «незамечание» литературной критикой  современного формата аудио литературы связано вовсе не только с возрастной деменцией редакторов "толстяков", но и с эстетически незыблемым  убеждением, что признанной литературой может являться и быть собственно лишь «бумажная литература»!
Эта убежденность может быть основана лишь на старческой забывчивости о том, что изначально вся мировая  литература, ставшая классикой и основой культуры, включая фольклор, как устное творчество (в сущности это аудио искусство древности!), не являлась строго полиграфически бумажной! И , если опираться на догматы  гордой старушки - литературной критики, то под ее запрет попали бы все произведения древней мифологии, вся клинопись, сгорели бы в пламенном её презрении древние свитки, манускрипты и палимпсесты. 
То есть, современные создатели сетевых журналов, работающие, распахивающие целину новых форматов - и есть новый тип литературной критики. Литературный критик - всех времен и народов - всегда был прежде всего - энтузиаст, сподвижник и бессребреник, находящий новую литературу и щедро делящийся с публикой радостью своих открытий!
Именно такие замечательные и совершенно незаметные, вернее - социумно не отмеченные в интеллектуальном пространстве сподвижники - и есть современная литературная критика - штурманы и навигаторы в океане современной литературы. Притягивающие в свои журналы взаимно найденных - выловленных в этом океане сообразно своим литературным пристрастиям - авторов.
«Сетевые толстяки» современной поэзии - это и есть деятельная, а главное - живая и честная, не являющиеся по сути придворной свитой и не обслуживающие интересы нынешних корольков-олигархов, сегодняшняя  настоящая литературная критика.
Всё по-шекспировски просто: "Умер король - да здравствует король!" Да здравствует сетевая литература и литературная критика в формате сетевых литературных журналов!


Свистулька

Мальчонка лет семи всегда играл глиняными игрушками, которые матушка ему лепила из глины, а вскоре и сам он лепить научился.
И так ловко это у него получалось, словно вылепливая свистульки, солдатиков, расписных коней да франтих - смешинку какую-то в них вдыхал. И выходили они из его рук такие напевные и радостные, что глаз не оторвешь. Хотя в тех местах мастерством удивить было мудрено. Ведь промысел лепки из глины на продажу поделок и игрушек, солонок и подсвечников, кувшинов да крынок издавна известен был. Всей деревней этим кормились. И матушка его, мастерица изрядная была. И потому она сердечно радовалась за сына, видя в нем усердие и склонность к лепке.
Так что - верный кусок хлеба и занятие ему найдено. Красоту руками делать - не в впотьмах жизнь прожить.
Так лепил он свои веселые игрушки, помогая матери, а она их обжигала, расписывала и на базар относила.
Одно только печалило и тревожило матушку и ее односельчан. Истощаться стали залежи хорошей жирной глины. Потому что давно ее из земли для поделок брали. Целыми семьями и деревнями. Глины разной много, с песком, с землей, а вот такой, что рукам послушная, лепкая, такую только в одном овраге добывали. Так т и выбрали с годами.
Разговоры взрослых об этой печали тревожили мальчонку. И однажды, когда мать ушла на несколько дней в город на базар, чтобы продать вылепленные ими поделки, он деловито собрался, оделся и отправился искать новые залежи глины, годной для их работы. Вышел из дома, встал на лыжи - и вперед.
Шел и думал, где бы ему глину искать. И додумался же, такой выдумщик, идти в гору. Потому что решил, что там, на горе поближе будет к солнышку. И, быть может, там снег уже растаял. И земля обнажилась. И легче будет там глину искать.
Сколько шел- пробирался, сам со счету сбился. Совсем из сил выбился. Присел на какой-то торчащий пень и заснул, обессиленный среди тьмы кромешной ночной.
А, когда проснулся, увидел, что кругом снега и снега. И так горестно ему стало, такое отчаяние всю-то душу его сковало, и тоска слезная по матушке, по дому родному его одолела, что подняв голову к солнышку, заплакал мальчонка в голос:
  - Эх! Небушко! Небо! Солнышко ясное! Что ж не щадите, губите! Я ж не на забаву сюда шел. А ради матушки, глину искать! Чтобы подспорье нам было. А теперь страшно мне! Вижу, сгину здесь, матушке на горе. Не уж-то ради нее не пощадишь?
 И слёзы потекли по щекам. Закапали, падая в глубокий снег, одна за одной. И, видно уж так жгуче - горячи были его слезы, что снег вокруг пня, на котором он сидел, таять начал. Он - то не сразу это приметил. Все плакал от страха, голода и холода. А уж как услышал весеннее журчание, как увидел, что на обнажившейся земле зеленые ростки появились, так и замер в изумлении, оглядывая зеленеющую на глазах поляну. Слез он с пня, хотел обойти рассмотреть поляну, где средь зимы весна приключилась, да поскользнулся и упал. Барахтается , а подняться не может. Пытается ручонками о землю опереться и встать, так нет! Опять скользит и падает! И тут он понял, что скользит - то он по глине! Взял ее в руки, и обомлел! Хорошая глина! Да что там хорошая! Такая послушная, мягкая, точно ее только что старательно для работы кто-то размял! Прямо готовя к лепке.
Проворно свистульку вылепил, коника крылатого. И очень довольный, что нашел хорошую глину, стал комья глины, сколько можно в котомку укладывать.
  - То-то матушка рада будет, а то она, наверное, уже домой с базара вернулась и меня ищет. Волнуется.
 - Эх! Кабы ты коник настоящим был и к матушке домой меня перенес! - подумалось ему, глядя на поставленную в сторону свистульку, пока он котомку глиной набивал.
И тут вдруг точно рука незримая его свистульку, крылатого коня, смяла, превратив его в ком глины. И ком этот завертелся, закружился на месте. Расти на глазах стал, превращаясь во что-то неописуемое. В рост коня настоящего стала свистулька. И крылами глиняными машет, точно в полет манит. И копытом бьет и глиняной гривой трясет конь.
Ох! И жутко ему стало! А все равно – любопытство верх взяло. И, вскинув котомку с чудесной глиной за спину, вскочил мальчонка на коня крылатого.
Уж, что тут сделалось! Зарябило у него в глазах. Солнце с Луной вместе со звездами мелькать стали. Ветер в ушах свистит и воет. Летит мальчишка над родными местами, в обратный путь, прямо к дому.
И вдруг стихло все. И опустился он плавно, точно пушинка с неба, прямо на крыльцо своего дома. Только дух перевел, а конь тот резвый, что перенес его домой, на глазах уменьшаться стал, пока прежней свистулькой рядом с ним на крыльце не замер. Малец взял ее в руки, чтобы получше рассмотреть.
  - Ой! Сынок! А что же ты такой чумазый на крыльце сидишь получше? - услышал он голос матушки.
Поднял голову и увидел, что это матушка его только что с базара возвращается, к калитке подошла.
И он, обрадованный тем, что все ж раньше ее домой воротился, бросился ей на встречу.
Уж она не знала чему больше дивиться: рассказам ли его о диковинном походе или тому, какую хорошую глину сынок раздобыл.
Отставив в сторону свистульку, стали они на следующий день новые игрушки да вещицы на продажу лепить.
Лепилось, как пелось из той удивительной глины. Потом расписали и обожги. А когда готово все было, бережно уложили всё в дорожный короб . И, переложив каждую вещицу соломой для сохранности, вместе отправились в город на базар. Продавать.

Утром базарного дня расставили они с матушкой на прилавке всю свою глиняную расчудесицу цветастую.
Народ подходит, глазеет, любуется. Уж больно хороши игрушки и прочие поделки. Вот как лепились они с легкой душой и веселым сердцем, так смотреть на них отрадно.
Но мало этого! Свойство удивительное в той глине, из которой все это вылеплено было открылось.
Стоило кому-нибудь повнимательней на них засмотреться с мечтанием затаенным в голове, как тотчас сминалась вещица в ком глины. И тотчас прямо на глазах у всего честного народа превращалось в то, что тому человеку думалось-мечталось, в полной ясности отражая, что у кого на уме.
Так протиснулись к прилавку девки, смешливые, хохотушки румяные. Так все поделки разом смялись, да в свадьбу превратились.  Не чудно ли?
А как подвинула их крепким локтем молодая вдовица, что скучала, томилась, проживая оставленное мужем стариком-купцом богатство, и засмотрелась на диковинные превращения.
Тотчас смялась вся их глиняная свадьба. А взамен образовался один молодой франт, с подкрученными усиками, по последней моде расфуфыренный. Модную шляпу с головы сдергивает и ей одной кланяется. Она вся аж зарделась и под общий смех и прибаутки юркнула в толпу.
Растолкал народ и протиснулся к прилавку купец. Да только глиняными монетами все под его упорным взором становилось.
Словом, в тот день весь базар толпился у прилавка, где мастерица с сынком поделки свои выставляли. И уж сколькими пуговицами оторванными да валенками вокруг их прилавка усеяно было. Да, уж не меньше, чем носов битых, девичьего визга, да бабьего смеха!
Раскупили в тот день игрушки, кроме той первой свистульки! Еще той, что слепил малец тогда: на горе сидя. Так и она одна расчудесные фортеля выделывала под взглядом отставного солдата. Целая баталия из нее вышла. Туда, сюда солдатики глиняные бегают. Пушечки глиняные глиняными снарядами заряжают и палят. Народ разбежался кто - куда от греха подальше. Мать с сыном под прилавок забились. Но услышали, что стихло все разом. Выглянули. И еще пуще прежнего оторопели.
Потому что стоит у их прилавка сам генерал-губернатор тамошний во всей своей величественности. Он инвалида, старого солдата, подвинул и грозно на замершую под его взглядом баталию посмотрел. Она разом в глиняный ком свернулась и медалью оборотилась.
Он ту медаль сгреб и за обшлаг убрал. А им, матушке с сынком, с ним идти повелел. И как ослушаться?!
Пошли за ним, потом в карету его сели и поехали по городу.
Так в крайнем изумлении и онемении приехали они к особняку того самого генерал-губернатора. Вышли вместе с ним из его кареты и вошли следом вовнутрь, сторонясь царственно нарядного дворецкого.
Еще от тех чудес не остыли, а уж от такой дивной красоты, что в особняке они увидели и вовсе: голова кругом пошла. Вазы малахитовые меж колонн мраморных красуются. Вдоль стен, на которых картины прекрасные в золоченых рамах развешаны, бронзовые купидоны с нимфами резвятся. Радужные зайчики в люстрах хрустальных мелькают, отражением множества свечей.
Паркет наборный, узорчатый - до того хорош, что по нему и ступать-то боязно растоптанными их валенками. Стоят, любуются, как зачарованные, словно в ту щелочку в заборе заглянули, что рай от нас грешников огораживает.
А генерал-губернатор в то время повелел их на кухне накормить, обогреть и приодеть. Потому что к гостям иностранным предстоит им выйти, когда он позовет. А гости в тот вечер весьма именитые ожидались.
Король заморский, что проездом через наше отечество со всею своей свитой проезжал, вернее возвращался со свадьбы своей дочери, которую замуж выдал в семейство царя соседнего с нами царства.
Так что ответственное дело предстояло генерал-губернатору; принять честь по чести предстояло в том особняке, тем зимним вечером. И потому гудела кухня как улей и сновали туда-сюда, как чумовые, разряженные слуги.
Особняк сверкал! А приглашенные музыканты играли модные вальсы, пробуждающие в душе и кротость и умиление.
Генерал-губернатор был человеком обстоятельным и рассудительным и все-то до мельчайших подробностей продумал, как ему высокого гостя принять.
Старался чтоб; не то чтобы придраться было бы ни к чему, а чтобы впечатление осталось у короля и всей его свиты самое расчудесное о пребывании в Отечестве нашем. И чтобы уважение к державе у чужеземцев после посещения осталось. Праздник он устроил великолепный.
Старался он, потому что Отечество всею душою любил и всегда радеть для него готов был.
А зная некую особенность разных иноземцев говорить о нас, если и с почтением, то непременно вроде как в прошедшем времени: «Помним, мол, и почитаем великую Вашу историю, о великих свершениях и победах ваших отцов и прадедов не забываем! А вы, нынешние, вроде как жидковаты стали!
И потому уж очень хотелось ему показать, что не только лучами былой славы освещены деяния наши и сами мы, нынешние, - всему былому не пасынки.
И как только он почувствовал, что настал черед позабавить гостей; дождался, когда тосты стали сменять друг друга все чаще и звучать все непринужденнее. Тут он на один из тостов короля о былой славе нашей литературы и науки, в ответ повелел позвать мастерицу с сыном.
А сам посреди торжественного стола поставил ту свистульку, что мальчонка вылепил. И говорит:                                                                             - А вот, извольте, Ваше сиятельство, и вся ваша королевская свита полюбопытствовать, на то, что и в самой крестьянской малости, в простонародной забаве у нас всегда чудесам место найдется!
Те в недоумении свистульку рассматривают, стоящую среди фарфора изысканного, хрусталей, серебра столового.
Генерал-губернатор глаза закрыл и скоро про себя молитву шепчет и мысленно крестится, чтобы то чудо, что своими глазами днем на базаре видел, повторилось. Боязно ему стало: чудесам - то ведь не прикажешь!
Возгласы удивления заставили его открыть глаза. Ну, что «охи» да «ахи» расписывать! Не подвела свистулька! Такие выкрутасы пошла творить, что генерал-губернатор про себя только Бога благодарил и радовался.
Первыми, по-девичьей своей живости, поближе к ней протиснулись фрейлины. И уж всю-то их легкомысленность свистулька во всей красе всем на потеху отобразила. Среди тарелок и бокалов кружились в танце глиняные дамы и кавалеры, жеманились, и время от времени женились.
Фрейлин сменили кавалергарды, но король приказал немедленно отойти подальше, потому как, что у тех на уме прилюдно показывать нельзя.
Видя, что свистулька честно отображает, что у кого на уме, повелел сам король всей своей свите поочередно к ней подходить для ознакомления с их умонастроением. До глубокой ночи не смолкал смех в том замке. Веселились от души гости и сам генерал-губернатор. И довольный тем, что увеселение так славно удалось, под шумок , распорядился, генерал-губернатор принести сундучок, наполненный монетами. Его щедрый платеж за свистульку. И приказал привести в зал мастерицу с сыном, чтобы гости видели, что чудеса у нас творит самый простецкий люд. И представили: что же народу образованному в таком случае под силу сотворить.
Так ввели их в зал отогретых, накормленных да наряженных, чтобы гостям представить. При гостях сундучок генерал-губернатор и вручил им от чистого сердца. Король от себя тоже добавил.
Откланялись мать с сыном и, кланяясь, удалились из зала. Как вышли они из зала, не стали дожидаться пока зипуны их замызганные им возвратят. А, пользуясь тем, что слуги озабоченны обслуживанием гостей и не до них всем в особняке было, поскорее деру оттуда дали. И правильно сделали, что убежали.
Потому что в разгаре веселья, захотелось королю узнать, что и у палача королевского на уме. Уж, этого-то зачем с собой в такую даль потащили ? Не понятно! Толи опыт перенимать, то ли думали, что у нас этого добра мало. Так ведь - нет!
Но, коль приказано, пошли его будить. А он, уж который сон видел, в общем празднике не участвовал. Хоть и в свите, но палач есть палач. Он него всем подальше держаться хочется. И потому он всегда особняком держался.
А тут разудалая королевская свита к нему в каморку явилась и ну, его толкать-будить. Спросонок палач был еще угрюмей, чем обычно. По веселым и разгоряченным лицам придворных заподозрил, что насмешку над ним учинить хотят. Не иначе….
И, как увидел он, что подталкивают его к столу, к тарелке. А на ней ком глины. Так и вовсе - осерчал палач. И злобу затаил, глядя на прыскающие от смеха лица придворных, приказывающих ему смотреть на этот кусок глины, как можно внимательнее.
И он посмотрел в настроении самом злобном. Юлой завертелась на тарелке глина и стала расти, расти прямо на глазах, превращаясь в топор. А чего он другого ожидал в голове палача обнаружить?!
Вдруг топор этот глиняный взлетел и к ужасу всех придворных стремительно полетел. Все свечи точно разом задуло. Темно стало. Жутко! Описал топор петлей вокруг толпы замерших от ужаса придворных три круга. И, вдребезги разбив окна, вылетел незнамо куда. А в разбитые окна ворвалась метель. И всех, кто тут был, снегом запорошило. Обледенела вся свита вместе с королем.
  Вот так разом тот праздник и кончился. Прибежали слуги со свечами. И увидели, что вся обледеневшая свита и король лежат то ли без чувств, то ли заснувшая, словом – все не в себе. Что к чему разбираться не стали. С чудесами – то какой разбор? И погрузили всех стогом на большие возы. Говорят, что пока не довезли их до родного королевства, так все и спали ледяным сном. Но домой, как попали, отогрелись - так и проснулись, как, ни в чем ни бывало.
По возвращении в свое королевство об истинной причине странного возвращения вся свита помалкивала. Да и кто поверил бы, что русская свистулька такое вытворять может! Но слухи, конечно, ходили. Да и сейчас ходят.
А вот с генерал-губернатором с того дня странности начались. Сам по себе: жив - здоров, крепкий и дородный мужчина. Но важнее всех дел стали для него игрушки глиняные скупать. Забросив все дела, уезжал, бывало на базары, ярмарки, чтобы накупить там простецких игрушек народных.
Расставлял их по всему своему дворцу, так, что со временем тесно там стало. И день-деньской всё смотрит на них во все глаза, точно чуда ждет.
Генерал-губернатор это объяснял так:                                                             
- Вот смотрю на них, любуюсь! Все надеюсь, что встретятся те чудесные игрушки, что мастерица с сыном делает. А значит, не обидел тогда в ночи их лихой человек! Надеюсь, что они живы-здоровы. Смотрю на игрушки, но ничего не отражается, ни во что они, как тогда, не превращаются! Но я думаю, что этого от того, что в голове моей пусто и скучно. А они – то те самые, чудесные игрушки!


Рецензии
заявка для вступления в группу "Футурсобрание"

прошу рассмотреть тексты
http://www.stihi.ru/2017/07/04/7906

с уважением

Близнюк Д.С.

литератор из Х.

Дмитрий Близнюк   06.07.2017 13:36     Заявить о нарушении
Дмитрий, по вашей кандидатуре объявлено дополнительное голосование с участием новой подборки стихов: http://www.stihi.ru/2017/07/19/4743

Футурсобрание   19.07.2017 12:35   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.