Б-ка Футурсобрания. Ольга Журавлева. Я- Маяковский

===========  БИБЛИОТЕКА ФУТУРСОБРАНИЯ  ===========


                                     Ольга Журавлева

                              
                                    Я - МАЯКОВСКИЙ




Стоя на страже чего-то вечного,
                              Глядя в глаза восставшему солнцу,
ПРИВЕТСТВУЕТ,
                         ГРАЖДАНЕ, ВАС, ЧЕЛОВЕЧИЩЕ –
ВЛАДИМИР
                          ВЛАДИМИРОВИЧ
                                                             МАЯКОВСКИЙ!
Нескончаемым муравьиным потоком
В метро протискивается человечество,
МНЕ ТЕСНО В НОРАХ,
                                                 Я ШАГОМ ШИРОКИМ
ВЫХОЖУ,    ВЕЧНОСТЬ,   ТЕБЕ        НАВСТРЕЧУ!
Иду столицей, развлекаясь прохожими –
Личинами, новыми лицами, личиками...
А по Тверской соловьями разносится
                              Раз-но-го-ло-си-ца  металлическая!
Каркает «Крайслер»: «пр-ррр-рочь с дороги!»,
Грязные руки торгуют розами…
Я НЕ УЙДУ,
                                        МНЕ ЭТИ УЛИЦЫ ДОРОГИ,
НЕЧЕГО НА МЕНЯ
                                    ПОКРИКИВАТЬ ТОРМОЗОМ!!!
И не подмазывайтесь, переходы,
Модой тифозно-туберкулёзной-
НЕ ПОНИМАЮ!
               СЛУШАЙТЕ, МОДА,
                                   КАК ЖЕ ВЫ МОЖЕТЕ?!
                                                        ЭТО ВЕДЬ – РОЗЫ!!!
Глаз «Ситроена» хищно прищурен,
Глаз светофора подбитый с бланшем:
ДАЙТЕ ПРОЙТИ!
КТО ТАКОЙ СЕКЬЮРИТИ??
ЧТО-ТО      НЕ ВИДЕЛ      ЕГО     ЗДЕСЬ РАНЬШЕ!!!

Но узнаваем день вчерашний
Мутным зрачком и ртом бубновым…
КТО ВЫ ТЕПЕРЬ, БЫВШИЕ БАРЫШНИ?
                  СЛИШКОМ ЗАТАСКАНО ЭТО НОВОЕ…


Лики воров и святых на «развалах» -
            Всё продаётся, берите, пожалуйста,
                                Только задумчиво лошадь жевала
Овёс заработанный и не жаловалась…
           Лошадь, простите, что в душу лезу,
                           Как ВАМ живётся в эдакой роскоши?
ДАЙТЕ КОПЫТОМ,
            ЧТОБ НЕ ЛЕЗЛИ!         
                              НЕ ПРОДАВАЙТЕСЬ,
                                                   ВЫ ЖЕ ХОРОШАЯ!!!
Ночь зацветает неоном покойницкой,
Пыль кокаина щекочет ноздри,
Юноша бледный с глазами покойника
                                     Ритм заколачивает, как гвозди.
Смотрят с витрин белозубые рожи,
Словно в двадцатых прошёлся Америкой –
ВСЁ УЖЕ БЫЛО,
                      ЭХ, ЕСЛИ Б СЕРЁЖА
МОГ ПОСМОТРЕТЬ      НА ВАШУ ИСТЕРИКУ…
Как там у Вас называют торгсины?
Впрочем, чего ожидать от буржуев –
Те же «лимоны» и лимузины:
«ЕШЬ  АНАНАСЫ,    И       РЯБЧИКОВ     ЖУЙ!»
Кто там маячит под кумачами,
Стуком кастрюль призывая к равенству –
БРОСЬТЕ ТРЕПАТЬСЯ,
         Я НЕ С ВАМИ!
               Я ДАВНО СО СТРАСТНОЙ СВЕРНУЛ…
Здравствуй, дружище, а ты всё тот же:
Тростью истыкан, ногами истоптан,
Вот уж не думал, что встречу… СЕРЁЖУ!
               ПОЙДЁМ-КА, БРАТ,
                             ЧТО СТОЯТЬ ТУТ БЕЗ ТОЛКУ!!!
А ну, расступись, чего рты разинули?
Мамаши, уймите орущие чада!
Солнце подброшенным апельсином
                 Брызжет в глаза оранжевым ядом!
Как будто праздник:
                                              разноцветными цацками
украшено всё по самые крыши,
ЧТО СНОВА ПИЖОНИШЬ,
                                              МОСКВА КАБАЦКАЯ?!
ЧТО
           ПО КЛОЗЕТАМ
                                          ШЕЛКАМИ ШУРШИШЬ?!
А у витрин, где развалились развратно
                                                  Окорока и голые куры,
Старая женщина в каракуле латаном
Тщетно искала побольше купюру…
И лишь пожимала плечами беспомощно,
Ссыпая в ладонь мелочь звенящую…
ВЫТЕСНИЛА
                                ГУМАНИТАРНАЯ     ПОМОЩЬ
ПОМОЩЬ
                         ЧЕЛОВЕЧЕСКУЮ,
                                                          НАСТОЯЩУЮ!!!
И ни к чему возвышаться громадиной
Из мрамора и железобетона,
Чтоб подо мной, как на параде,
Проходила толпа многомиллионная!!!
Я ОТРЕКАЮСЬ
                                     ОТ ПЬЕДЕСТАЛА БРЕМЕНИ,
ЧТО ЛЮБОМУ ЗНАКОМ ПО ИМЕНИ!
                   НАЗНАЧАЙ,
                                     ВЛЮБЛЁННОЕ ПОКОЛЕНИЕ,
СВИДАНЬЯ СВОИ
                                   ПОД ИСТУКАНОМ ДРУГИМ!!!
А в этой груди бьётся сердце ЖИВОЕ
Не хуже того, что билось в двадцатых,
Ему не знаком монументальный покой
                                               Идеологов-реаниматоров!
И те, что пытались искусственным дыханьем
оживить бездушие ханжески светское,
только ободрали простуженные гортани,
словно тёркой, пропагандой советской!!!
Нужно ль в шеренги выстраивать свободу,
В гуще толпы пробираясь вброд?!…
Видно, не только в подземных переходах
Должен быть рядом с выходом вход!
Столица оскалилась стеклом фасадным,
Витрин инсталляцией криво посмеиваясь,
Богач и бедняк, встречаясь взглядами,
Подальше в карманы засовывают
                                                           НЕ-НА-ВИСТЬ!!!
Но что это золотом турникетов лучится
И манит мелодией, райской почти что?
У входа негр фиолетовый:
                  «Здравствуйте, мистер!
                                   Не желаете галоши почистить?»

Но спешу тут же скорее наружу –
Уж больно всё тут красиво и чисто,
Что    очень       хочется   –   вычистить     ДУШУ…
ГДЕ
          ТУТ У ВАС
                               ПОБЛИЗОСТИ ХИМЧИСТКА???

Уже давно ужимками обезьяны
Принято выражать основные чувства…
И театральных тумб барабаны
Бешено вертятся вокруг искусства,
Пуская в тираж картонных кумиров,
Бросающих под ноги звёзды латунные,
А после дающих у стен сортиров
Свои автографы поклонникам шумным!
А вдоль тротуаров голубиными стайками
Сизокрылые «бьюики» маслом гадят,
Чопорно     загранэкстерьер     отстаивая,
Себя по выпуклым лбам гладят,
Подмигивая игриво
                                        «чернобуркам» и «норкам»,
Что по асфальту метут хвостами,
Не замечая, как в Московских задворках
Шаркает нищета протёртыми башмаками.

Я до хрипоты люблю этот город,
Его переулки и скверов ограды,
Бродячих собак бородатые морды,
Случайных прохожих колючие взгляды,
Весенней оттепели слезинки,
                               Пыльный август,
                                                         Январскую стужу –

ВСЁ,
ДО      САМОЙ       ПОСЛЕДНЕЙ       ПЕСЧИНКИ
Во двориках тесных с душою наружу!
Распахнутых окон крылатые шторы
И шумную жизнь коммунального братства,
Слепые заставленные коридоры,
Которыми можно на ощупь пробраться…
Горбатые лестницы чёрного хода,
Пропахшего духом  кошачьих амбиций
И ВСЁ,
                 ЧТО НЕ ОХВАТИТЬ
                                                         МИМОХОДОМ,
ШАГАЯ
                КРИЧАЩЕЙ     ОГНЯМИ
                                                                СТОЛИЦЕЙ…
Я НЕ С ТЕМИ И НЕ С ДРУГИМИ
И ДАЖЕ НЕ С ТЕМИ,
                                         ЧТО ЕЩЁ В ЗАРОДЫШЕ –
Я ГОВОРЮ ОТ СОБСТВЕННОГО ИМЕНИ,
А НЕ   ОТ ДАНОГО   КЕМ-ТО  У-Р-Р-РОДИЩА!!!




---------------------------------------
Публикация на авторской странице Ольги Журавлевой:
http://www.stihi.ru/2011/10/18/3666


Фото Татьяны Зоммер: вход в Музей Маяковского, до сих пор находящийся на ремонте (2017)


Рецензии