Политика проста, как глоток воды

х х х
Это твоё, поэт: водка, закуска, «базар» -
За пьяный «базар» ты по трезвяне ответишь.
А наследство твоё – посмертный позор
И в мусорном баке душа, как грязная ветошь.

х х х
Российский парень, молодой пророк,
В каких-то …надцатых годах спрошную темноту
Узрел. А нам и прошлых бед урок не впрок –
Переживём! Космическую немоту?

х х х
«Жизнь – это сказка рассказанная идиотом!» -
Вот ломай башку над Шекспира строкой!
А подумать о жизни любому придётся:
Свой ответ отыскать на вопрос роковой.

х х х
За удачей куда-то пропавшей
По Союзу гонялись мы всласть.
Вывод сделал, устав, папаша:
«Везде 120 и советска власть!»

х х х
Превратили в сталинских слуг
Все народы. Но пустили, вроде глюкозы,
В 42-ом, под Москвою, особисты слух:
После победы – отменят колхозы.

х х х
Трёк: «Устоить бы из Мавзолея туалет
И брать за вход, блин, как в «Большой театр» -
Пусть нюхает! – чем спорить столько лет
И прорву денежек народненьких терять!»

х х х
Чёрт дёрнул родиться в стране дураков
Пушкина – короля поэтов!
Но сей разговор заведёт далеко
И лучше заткнуться про это…

х х х
Пусть злоба к русским объединяет их,
Но эта ненависть Россию не развалит.
Всечеловека Пушкина свободный стих,
Как снег вас охладит, умоет, твари.

х х х
Плюнут  в рожу – мы утираемся!
Вмажут в харю – жопу даём!
Индивидуально: дорожка к раю,
Но здесь  - иуды одни за столом.

х х х
Напрасно красный заменили флаг –
Он адекватен морю крови,
Такой красивый уважал и враг.
Я б так историю не гробил.

х х х
Тем кто готовится, сволочь, к теракту:
В зад – геморрой, в глаз – катаракту!

х х х
Был наш социализм, как буферная зона,
Но мы не оправдали человечества надежд;
Мы предали мечту и казнею позорной
Нас будет распинать миллиард невежд.

х х х
Тарелка супа и консервов банка:
Так представляли коммунизм отцы.
Для поп тяжёлых непреодолима планка
И над собой смеёмся, до икоты, подлецы!

х х х
Воскреснет ли Россия Храмом-на-крови?
И станут русских не бояться – уважать?
Или заставят всё перекроить
И нас до резервации ужать?

х х х
Неправедно убитых не вернуть,
Не воскресить погубленных напрасно.
Добьёт нас принимание без меры внутрь:
Хотя бы это, для начала, осознать прекрасно.

х х х
Страшной смертью закончил путь свой Дин Рид.
Был он романтик, певец, идеал коммуниста.
Кто себя так вот миру ещё подарит? – 
Жаль не только рубашку, но и манишку.

х х х
Будет порезан суверинитетами
Пьяный мой народ-богатырь.
Даже в Зиновьеве вера-то теплится –
Гоготать над дурью Руси погоди.

х х х
Останется жить золотой миллиард?
Россию мою в навоз превратят?
На кладбище жить идиот лишь рад.
А вы топили щенков и котят?

х х х
Мы, как индейцы, неприручаемы:
Нам в резервациях подыхать;
Наши начальники – косты и чайники,
А полторашка спирта, ваще, падишах.

х х х
Считать, что только мой – урод,
Когда, по правде, тут семья уродов:
Не стоит обожествлять народ,
Но Бог устал от дураков-народов.

х х х
Плох Блок: Христос не командир
Анархической матросни!
Что ж ты, гений, перемудрил? –
Немыслимый наш тростник.

х х х
Различья наши в мелочах,
Но они – соринкой в глазу.
Желательно бы промолчать…
На помойке собаки что-то грызут…

х х х
Это в Швеции, сука, рай?!
Но детей там не рожают.
Мы уже перешли за край –
Там смерть госпожою.

х х х
Подсуетились носатые черти:
Облапошили мой народ.
Не «Спартак» им нужен, а «Челси».
А спасителям мира – палёнку врот.

х х х
На пустыре по имени Россия
Жили не народы – сброд,
Потому от нас насильем,
Как гавном похмельным прёт.

х х х
Страшно мне, что в муках подохну –
Я Россию до слёз любил:
Меня кончат интерподонки,
Жаль, не понял русский дебил.

х х х
В Мухосранске появился обычай:
Исповеди ворует в храме мент.
И затянется на шеяке бычьей
Свитый в петельку документ.

х х х
Страшная парочка:
Жертва и палач!
Твой волк, ярочка,-
Поплачь!

х х х
Лбом и рукой коснулся креста –
Сдавленный вопль боли иторг я:
Гибель за веру – высшая красота;
Кровью записывается история.

х х х
Они – средь нас и ненавидят нас.
Они готовы нас расстреливать и вешать.
Их фюрер общий – многоликий Сатана.
Они – кодляк. Поэт – отвержен.

х х х
Кто только не гогочет, не орёт: «Распни! Распни!»
Оплёванный народ мой, что ты в самом деле?
Вонючую ширинку распахни и:
«А член на рыло вы бы не хотели?!»

х х х
Рёк: «Неуютно с подлецами жить,
С наследственною шушерой и сволотой.
Аристократ, в сравненьи с ними, жид;
Кацап, каждый второй, ваще – святой!»

х х х
Наш генофонд ордынец только драл,
Но мы душили ублюдков-татарчат.
И к морю бегали и за Урал –
Где только кости наши не торчат!

х х х
Девиз у этих: падающего – подтолкни!.
А русскому: вреди и гадь, не помогай,
Обманывай, не возвращай долги.
Всё это русскому братку – не по мозгам.

х х х
Спасители России: водка, юморок,
А у кого-то хреновато с той и с тем:
Мы – положительный урок,
Надёжнейшая из систем.

х х х
И память о погибших не спасает нас.
«Существо на двух ногах и неблагодарное».
Се – человек? Носители говна-с!
Развратно-ненасытные, бездарные!

х х х
За предков и детей обиднее всего.
И Третью мировую мы проиграли.
В подобии вселенских Васюков
Палёные мы делим горя граммы.

х х х
Супрематично расставлю точки
И – до подъёма на Страшный Суд.
На могиле Пушкина не вянут цветочки.
На мою, в лучшем случае, сучки поссут.

х х х
Мы товар на европейской бирже:
Нас с причиндалами в совокупе,
Не только с яйцами Фаберже,
Нас, мудаков, с потрохами скулят.

х х х
А нас Европа держит за скотов:
Не 2-го мы – 22-го сорта! –
Дурдомовский мы закидон –
Сметут! А кто жалеет сор-то?

х х х
Мне больше не лежать в степи казахской
Под жутковатым прессом синевы
И не ломать башку над сутью крахской
Того – контрольного – с аврористой Невы.

х х х
Сдаём Россию, как металлолом –
Мы третью моровую проиграли!
Не за столом переговоров – под столом! –
Экономическая порнография.

х х х
Топчут землю нашу нагло, как оккупанты;
Всю работу почище и легче – сгребут.
Хороши для удавки, защитники, аксельбанты…
Хрен ли нам крякать -- нас пока ща не прут!

х х х
Такая сволота рождается редко, как Берия –
Он от поэта впадает в сладострастный азарт,
Он охотник на противников зла – тебя, империя!
А на харю поэта – евоный квадратный зад.

х х х
Толку нет сокрушаться о крахе вдогонку –
Наши акции гавкнули красной звездой…
Нет водяры – цеди самогонку:
Разорённый и нищий и не выездной.

х х х
Положи ты на всё с древне-русским прибором –
Дураком ты родился в стране дураков:
Жрать друг друга нас пока не припёрло,
Не дырявит нам уши для бантов дырокол.

х х х
Варикозом хроническим трубопроводы
И посмешище мира наш олигарх.
Разоружили страну мы добровольно –
Нас под тощую жопу скоро станут лягать.

х х х
В резервациях наши вымрут потомки
Проклянув землю предков и нас – сволочьё.
И в стране негодяев кодла подонков
Огребёт всё чужое и что было ничьё.

х х х
В наши храмы ходить будут одни китаёзы.
Наши наташи доживут в публичных домах.
И подохнут поэты от тоски передозы.
И тома перейдут в разряды дерьма.

х х х
И чего ты, дурак, всё завидовал зяме,
Земляку – прикопают китайцы нас всех:
Под землёй – коммунизм, дорогие земляне,
У могильных червей одинаков успех.

х х х
Никогда, дураки, с бодуна не жалейте,
Что припёр похмелятор не Демен. Андрей:
Водки нет – самопалки налейте…
(пусть сосед ваш пердун – салютует бодрей…)

х х х
Новым русским пускай играют на флейте:
Всё нам пох… -- нам гармошку давай!
Пародисту, козлы, штрафную налейте
И швырните в клумбу девок-давах.

х х х
Что кроме веры есть прочней?
Но силу сатаны Бог не похерил,
А дети-внуки стукачей и палачей –
Они везде в подохшем сесесере.

х х х
Отладил Сталин дурмашину СССР
И до конца времён она б пыхтела –
Свербило в заднице засерь –
От диссидентов до «партейнах»!

х х х
По-людски жить старался, вроде,
Результат: смешали с гавном…
Пил и пил бы раифскую воду,
Жаль, что я не родился конём.

х х х
2012 – на Солнышке взрыв
Спаливший календарик майя:
И станет некому рыдать навзрыд
И будет навсегда Земля немая.

х х х
Засохшую грязь греха
Пора бы как прах отряхать:
Ошиблись крепко, товарищ демократ –
Нас не поднимет и космический домкрат.

х х х
И всем – Монтеня:
От помутненья,
От омуденья,
Для омолоденья.

х х х
Что мы друг другу мозги-то пудрим
И всё ищем в чём русских вина?
А как же народная мудрость
Насчёт малины и говна?

х х х
«Чудо: отпочковались от стебля –
Теперь не наши и пошли вы на…
Что не за русский счёт здесь, бля?
И мы не в резервациях наша, тля, вина?»

х х х
Едучесть, хитрость и спасала их
А были ведь на грани вымиранья:
Всех ненавидят, в том числе, своих,
На русских нападают, как пираньи.

х х х
«Живём не так как бы хотелось –
Иначе всем мечтам конец.
Куда надёжней мягкотелость.
Но мы костяк КПСС».

х х х
Заценили меня даже сволочи,
Жаль, стихи читают задом наперёд…
Заглянуть в закрытые очи мне,
Подмигнуть набежит народ…

х х х
«Аввакум ты, Потрись Мумумба,
Охладись-ка в озере слёз!
Лишь счастливчики плачут от лука –
У тебя с первых дней сколиоз!»

х х х
Моя рожа уже, как кондом…
Не гони меня, жизнь, кнутом –
Полудохный кому я нужен
На последнем отрезке крутом?

х х х
Пьянка, гулянка, спанка, Бьянка –
Это похлеще, чем «испанка»!
Нам этот мир  не изменить
Да и истлела Ариадны нить.

х х х
Какую маску на себя не пяль,
Как не криви перед публикой едалом –
Ты в чёрный список навсегда пропал – 
Провинциальней принципалов.

х х х
Спасибо экстрасенсам за сеанс,
Но ваши домыслы, как туалета вонь…
Трёхпалым свистом Маяковский веселясь
Вас по-грузински: «Пошли все вон!»

х х х
Ты не бойся, русский поэт,
Ты не в форме и без эполет:
Ты падёшь  за народ свой в атаке,
Не для тебя рассудка здравого бред.

х х х
Кто кого глобально сгребёт,
Тот и возлюбит по полной программе:
Невиданный в истории грабёж
Всего и все разгромы и погромы.

х х х
Присраться к нашей победе спешит
Какой-то сучёнок английский:
Нас эта хрень, конечно, смешит
До рвоты, как глисты у обелиска.

х х х
нет ничего в фамилии моей
она со мной в могилу канет
и ничего из-за семи морей
в девятиглотошном стакане

х х х
И ничего в мозги я не внедрю –
Моя на кладбище дорога.
Как полыхают на ветру
Подсолнухи Ван Гога!

х х х
Всем даётся всё задарма,
Только я  один из дерьма:
Только мне не хватило счастья,
Грибоедово мне – от ума.

х х х
Всю пропрыгала жизнь, как мяч:
То молилась, то опять – в раскорячку
Се – типичный российский комяч
И юморище в усрачку.

х х х
Чьи это дети прокляли тебя?
Не тебя драла, пожалуй, рота
Подробностями смачными трубя?
Да и моя стихом отвратна рвота…

х х х
А как злопамятнен сей человечий скот! –
Годами могут обидчика пасти.
Так в глотку вцепится, в обидевшего, кот.
Повздорить с ними – Господи, спаси!

х х х
Вот и под конец расхотелось жить,
Но боюсь резать вены сам:
Душа, как хвостик барашка дрожит –
Ведь на растерзанье псам!

х х х
Рёк: «Захлебнуться б блевотой – вот дар! –
И подохнуть в пьяном бреду…
Монументом винищ и водяр,
Уж не я ли по аду бреду?»

х х х
Завидовал батянь Лемешева судьбе
И голос был и был он запевалой…
Мазнула многих слава по губе
И вечен недобор в когорте небывалой.

х х х
И вот затрепетали бабочкины «Крылья» -
Воскресли мы второй по счёту раз
И оправдался мой расчёт корыстный:
Объединились, кому нечего терять.

х х х
Я за своё сакраментальное: «А то!..»
По мне Ван Гог прощее, чем Ватто…
Опять сижу и лысину шлифую:
Мы за колбасынькой попёрлись в ВТО?

х х х
Кому-то сносит крышу,
Кому-то только причёсь.
Мне не гулять по Парижу –
С Ер. Веничкиным плечом.

х х х
Какой алкаш куда швырнул шедевр,
Который Веня проворонил так бездарно?
Не вырвало утробную России дебрь
И нет листов – кулёчками базара.

х х х
Муж Ахмадулиной сварганил инстоля
Да не кому нибудь, а Веньке Ерофею!
Закатит Русь в честь гения стольняк?
До фени Венечке еврейские трофеи…

х х х
Знаю участь свою печальную:
В ад меня потащут за шкиру…
Пусть споёт мне, други, прощальную
Колумбийка, любовь, Шакира!

х х х
Пил и пил бы кристальную воду –
И зачем по рожденью не конь?
И не не сменит лесничий звёздух,
Как не сменит монах икон!

х х х
Живи – оглядывайся и собой владей:
Тебя ли не учили, сэр Тимошин?
«Кто знает жизнь, уж тот не может
В душе не презирать людей».

х х х
А смех характер человека выдаёт –
Пожалуй, самая свободная эмоция,
По смеху слышно: гений? идиот?
Смех музыкальный не услышим Моцарта…

х х х
Вся из космоса в самородках золота
Родина осенняя моя!
Хорошо на кухне да под хохот Шороха
Не кончаться водку умолять.

х х х
Сто лет минуло с первой мировой
И до сих пор покоя не планете:
Страдает мир от язвы моровой
И сколько на неё отмеряно столетий?

х х х
Весна, ты в птичьи коготочки
Попалась! Снуют грачи, как женихи…
Всё завершилось многоточьем
Над строем бесконечных 1(и)…

х х х
О сколько не растраченных духовных сил
Он вызвал на себя! Он – Стас Михайлов!
В наш мир, как Бог, гармонию вносил
Винсент Ван Гог – ботинками и малахаем!


Рецензии