Белым углем

   БЕЗРАЗМЕРНАЯ  ДУША
                 Ему внезапно вид явился
                 Настолько ясный и большой,
                 Что потрясённый, он сломился
                 Несоразмерною душой.
                              Юрий Кузнецов

Если б пародистик, как орёл
Покорил мою вершину слова:
Сон в руку – он всё обрёл,
Он пародист на пике Кузнецова.
Но тяжесть слова тут же бы его
Как мяса кус шампурно пропорола.
Всё всем прощу! Не этот выпедрон
И детский лепет всех его пародий…


                ПРОМОТАТЬ
                     Выходя на дорогу, душа оглянулась:
                     Пень иль волк или Пушкин мелькнул?
                     Ты успел промотать свою чистую юность,
                     А на зрелость рукою махнул.
                                Юрий Кузнецов

А. Тимошин: пень, волчара и пук –
Он бы всех бы в пародиях поимел.
Но в политике он проявляет испуг
И бледнеет трусливо, как мел.
Он бы мог бы херакнуть о стол кулаком,
Но у нас по скандалам Евг. Евтушенко,
Солженицын с бессмертным своим ГУЛАГом – 
Я по рожам хлещу, но очень душевно.
Я качусь по векам, опустошённый орех:
Пусть не первым, но в клике великих
И простит мне потомок любой огрех
И заценит страданий золотые вериги.


             НОЗДРЯ  В  НОЗДРЮ
                   Мне снились ноздри! Тысячи ноздрей
                   Стояли низко над душой моей.
                   Они затмили солнце и луну.
                   Что занесло их в нашу сторону?
                                   Юрий Кузнецов

Вынюхивал и ноздри раздувал – 
Да весь Земшар дерьмом воняет!
А нет бы: сесть бы на большой диван
Или скататься, ну хотя б в Анапу.
Но тут приснились тысячи ноздрей –
Разведки мировые на меня, поэта?
На НЛО вознёс меня Вознес. Андрей.
Но вам, завистникам, зачем про это?


     НА  ОСТРИЕ  ИГЛЫ
                     Она звенит в руке моей
                     Заветным соловьём.
                     Уже толпятся сто чертей
                     На кончике пустом.
                             Юрий Кузнецов

Он написал стих про иглу
И тысячу чертей
В каком желтеет стих углу?
Или ещё чудней:
Нас наркотою Афганистан
Как снегом завалил.
Я про подробности не стал –
Я про самсон-далил.
И нет конца похоронам
Во славу наркоты
И всем, похоже, похренам,
И все мы не скоты.


              ПРИШЕЛЬЦЫ
                  Мы пришли в этот храм не венчаться,
                  Мы пришли в этот храм не взрывать.
                  Мы пришли в этот храм не прощаться,
                  Мы пришли в этот храм зарыдать.
                              Юрий Кузнецов

Вот были люди – нам их не понять:
Боярыня Морозова, протопоп АввАкум,
Как не поймёт Христа фанат,
Истошным криком заполняя вакуум.
И храмы разорять полезла нищета,
А отстояли – стыдОба! – единицы!
Не будет возрожденья – всё тщета,
На смех и радость сатаны Денницы.


              СОСАЙТНИКИ
                    Эй, таланты, вы тоже стрелки!
                    Попаданьями сыплете густо.
                    Только виды уж больно близки,
                    Мелко дышит такое искусство.
                               Юрий Кузнецов

Я и при жизни был очень велик –
Все мои стрелы только в десятку
Вот пародист обожает верлибр,
Но едва он скрывает досадку,
Что Анищенко обскакал
И что я теневой уже вроде?
Что Тимошин? Что, аксакал?
Что Анищ двойник мой – врёте.
Я – один! Я – один! – Кузнецов.
И не ссыте на русский узел!
Вон пародист обожающий гавнецо,
Но не в моём он, правда, вкусе.


                ТОСТ
                  Вставали солнце и луна
                  И чокались со мной.
                  И повторял я имена,
                  Забытые землёй.
                      Ю. Кузнецов

Я пил из черепа А. И. –
Хотелось бы – Т. А.
Народ он юмором морил,
Устроил свой театр.
Второй: чудило, рифмачок,
За русских лёг, дурак!
Но о подробностях молчок.
Да обойдёт вас рак.


       ПОНТОВИК
      (Ю.Кузнецов)

Разродится коллайдер дырою –
В ту дыру и провалится мир.
Не ори, пародист: «Всех урою!» -
Я спасу тебя –  или я не кумир!


            МОЁК
                  Упала молния раздумья,
                  Не различая никого.
                  И смех безумья
                  Взорлил из сердца моего.
                          Юрий Кузнецов

Ни бе, ни ме, ни кукареку –
Одни лишь жесты, типа жесть:
Вон пародист – нашли коллегу! –
Он про поэтову божесть –
Кто ху, кто х… Ху-ху хо-хо?
Грядёт пророк, зовут Анищ,
Он компанейский, экс-хохол,
Вот он достанет из голенищ
Стихи – помянешь мать родную,
Родное вспомнится «му-му» -
Херакнет молния раздумья
И ржать захочется и самому.


    ТРОН  НЕ  ТРОНЬ!
                  Стул в моём пиджаке
                  Подойдёт к телефону,
                  Скажет: «Вышел. Весь вышел.
                  Не знаю когда и придёт».
                              Юрий Кузнецов

На Олимпе мой трон
Не посмеет занять и Анище:
Я в поэзии русской Геракл,
Как в пародьках – Тимош.
Из конюшен пегасок
Только мы убираем говнищи –
Нил говнил! –
Не плодородно наше дерьмо:
Обнищала земля
На хороших и разных поэтов –
Где орехи фундук – 
Самородки лесов?
Мы просрали навек
Коммунячьи проекты.
Переехало нас
В сотню тонн колесо.
Нам не нужен пророк
Александр Солженицын.
И «собачья медаль»
Нам не режет глаза.
Жаль пропал наш Герой
По уборке пшеницы.
И плевать нам на стук
Очень «Красного колеса».


    НЕ  МОГУ  МОЛЧАТЬ!
                  Сколько можно молчать! Может, хватит?
                  Я хвачусь среди замершей ночи
                  Старой дружбы, сознанья и сил
                  И любви, раздувающей ноздри,
                  У которой бессмертья просил.
                                  Юрий Кузнецов

Что, читатели, раздуваете ноздри? –
Не у вас я бессмертия просил!
А хотел я застрять золотою занозой
В памяти высших космических сил,
Что нам в ливер наш души воткнули – 
Не дают нам в скотоподобии жить.
Пародистик – жалкий ханурик! –
Не ворочают с грыжей кряжи!
Ты – Муму! Стать мечтаешь Мумумбой – 
Африканские ноздри, чтоб раздувать?
Не увижу вторично ни Фиделя, ни Кубы,
Ни тырпырить кубинских чудо-девах.
А хотелось такую любовь захреначить,
Чтоб хренели повально читалки в веках!
Но не знаю как лучше: начАть или нАчать?
Иль хрень напророчить о большевиках?


           НЕГОРЮЧИЙ
                    Нагадала про дорогу и чувства.
                    Как вода эти годы сошли.
                    И вражда, и тоска, и искусство,
                    И подруги меня не сожгли.
                                    Юрий Кузнецов

А стихи – это правнукам письма…
Мало, кто верил в наш коммунизм.
Мечем сегодня  поэтический бисер:
Не капитализм у нас – катаклизм.
И лозунг: кто сгрёб – тот и взахлёб…
Достоин жизни только миллиард:
И будет некому сорвать заклёп –
Любой талант здесь маловат.
И будут землю населять скоты
Живущие на кладбище людей.
А поимённый список сволоты
Трубою скрутит Бог наш – Иудей.
              РАЁК
                   Ниоткуда, как шорох мышиный,
                   Я заскрёбся в родимом краю.
                   Я счастливый,  как пыль за машиной
                   И небритый, как русский в раю.
                                            Юрий Кузнецов 

Будет нам в раю всем по 30 –
Клоны мы не помнящие никого!
Перед Богом равны раб и патриций –
Только гимны! – забудь про кагор.
Жаль, что я не признал пародягу Тимоху…
Жаль, что на жвачку и ржачку запрет…               
Мою душу изучит небесный томограф:
Кто небритый и русский, как бред.


                   МОРОСЁНКИ
                         Руки по швам! Перед кем стоишь?
                         Сухие пайки моросят, лейтенант!
                                           Юрий Кузнецов

Руки по швам – это  наше, родное.
Дождь – не град: Богу мерси!
И не верится: было раздолье.
И как слёзы –  всё моросит, моросит…
Мы примолкли, промокли – Боженька  мочит
Безразмерный общественный наш туалет
И смотреть на всё это нет уже мочи,
И мочилово это – на тысячи лет…


                ПОСЛЕДНЕЕ  КИНО
                         Какая мысль, скажи, тебя ломает?
                         В одном часу двоятся ночь и день.
                         Метался призрак:  - Что меня сжимает?
                         - Объятия мои, - сказала тень.
                                           Юрий Кузнецов

И тень падёт на нас от инопланетян
И всё обуглится, где эта тень падёт…
И с ними наше не сравнить зверьё,
И будет наша смерть – не скота падёж.
Все говорят: их базы на Луне –
С неё и американовцев попёрли.
Кина не будет этого страшней, длинней
Да только, пародист, не подавись попкормом!


          ПРИШЛЫЕ,  НО  СВОИ
                           Три дня, три года, тридцать лет судьбы
                           Когда-нибудь сотрут чужое имя.
                           Дыханий наших встретятся  клубы –
                           И молния ударит между ними!
                                            Юрий Кузнецов

Читал он эту книгу 30 лет назад –
Как изменился мир за 30!
Что рухнет СССР, мне лучше бы не знать!
И ничего уж здесь не повторится…
Откуда этот меченный чувак
С ручищами, что называют: говногрёбы? –
Комбайн страны загнал в овраг:
Его уже не вытащить как ни пробуй…
Строитель бывший вынес приговор:
В металлолом Страну Советов!
А новая, РФ, как под ноги – ковёр
И не пришельцам с того света…


         КАК  СНЕГ  НА  ГОЛОВУ
                           Друг у друга не просим участья
                           В этой жизни опасной, земной.
                           Для старинного смертного счастья
                           Милый друг возвратится домой.
                                          Юрий Кузнецов

Вроде стих и нарядный, как ёлка,
Да не хочет душа в хоровод.
Говорят, что спасенье – йога…
А у нас спасенье – развод.
Говорят: и вдвоём-то не сладко,
Но совсем не к чертям – одному!
Хороши в поговорке салазки…
Хороши пироги на дому…
Отряхнувшему прах с башмаков –
Подавиться свободы мослом?
Я цалую жалезы оков!
Я вблизи – из упёртых ослов…


       ОКОЛЬЦОВАННЫЙ  ОРЁЛ
                           Вы клубились по жизни, теряя друг друга,
                           Рты и души кривила вам ярость борьбы.
                           Но остался один, не сорвавшийся с круга,
                           Не постигший разогнутых линий судьбы.
                                                   Юрий Кузнецов

Плясал Тимош – комаринский мужик,
Хотя кондыбал на больных ножонках…
Он не был озабочен относительно маржи
И ничего не мароковал в деньжонках…
Чечётку хлещут без Тимохи башмаки –
И после смерти нас он не оставил,
Конечно, мы не встанем из могил –
Я без вести совсем пропавший Авель.
Сдох пародист, но живы тапотухи:
Будут добрых поэтов кошмарить во снах.
Я – орёл. Я утихну вулканом потухшим…
Идёт, идёт по Апшерону, брат, весна!
(Лишь пародист всех посылает на…)


           ТЕНЬ  НА  ПЕРЕВЕРТЕНЬ
                          Извратил он слово и дело,
                          И насмешка была такова,
                          Что от лёгкости мысли и тела
                          Он ногами залез в рукава.
                                         Юрий Кузнецов

Перевернулся даже Евг. Евтушенко –
Переписал свою «Братскую ГЭС»:
Запад это воспринял душевно –
Им что Женя, что из евреева Крез…
Сдох последний певец  героизма –
Зашевелились в гробах миллионы солдат…
Пережить период истерического говнизма
Или про рай народам России соврать?
Верным курсом, друзья, с победой – в раю!
Это, собратья, похлеще куда коммунизма,
Да только народ не поверит сказкам, вранью…
(Всё пропью – гармонь оставлю! Пародиста, бля, гармониста!)


        ЮРИЙ  ГРОЗНЫЙ
                      Мрак.
                      И в эту ночь
                      Провожал её некто с зонтом и в калошах.
                      И в эту ночь!
                      Гроза белым углём обводила её фигуру
                      И тень зонта
                      И тут же стирала их.
                             Юрий Кузнецов

У пародистов клоунские замашки:
Зонт, калоши и вездесующийcя нос.
Но этот воспользовавшись моей дремотой
Под грозовые раскаты,
Пытался Музу мою увести,
Как матёрый цыган кобылицу…
Не учёл, бедолажка, что на Парнасе
Первых поэтов России
Курирует Зевс-громовержец:
Вот он опять неприличное слово
Молнией на небесах начертал,
Народ же думает – это автограф.
Он шаровую на него нахлобучил,
А не кепсончик Олега Попова.
Утром проснулся: Муза рядом храпела…
Следы калош обрывались у дыры нужника…


   НОЧАЛЬНИК  И  ВОРОХИЛОВСКИЙ  СТРЕЛОК
                          Ночь!.. Опасайся мыслей
                          С пёсьими головами.
                          В душе горят, не мигая,
                          Зелёные лица сов.
                          Четыреста карабинов
                          В своих пирамидах спали.
                          Один карабин не выдержал,
                          Забился и стал стрелять.
                                 Юрий Кузнецов            
Спать не ложусь – кошмары
Меня начинают кошмарить.
Мыслишки липнут, как шмары,
Спичку зажгу – комиссары!
Зелёные чудятся лица:
Совковые рожи сов –
Заснуть, что самоубиться;
А пёсьеголовье снов?
Я словно в погоне преступник –
Пот Ниагарой лить?
Гад пародист проснулся –
Меня решил пристрелить?
Ноги протянешь, дурик,
Меня вот все рвут с руками –
В десятке сильнейших, Шурик, -
Я! – как бы меня не ругали.
Я стану, погодь, первейшим:
Мой подвиг войдёт в пример!
Вас вешать не перевешать –
Стреляйся, карабинер.


        ПУПЕШКИ  И  ПЕШКИ
                 И снился мне кондовый сон России,
                 Что мы живёт на острове одни.
                 Качнёт потомок буйной головою,
                 Поднимет очи – дерево растёт!
                 Чтоб не мешало, выдернет с горою,
                 За море кинет – и опять уснёт.
                                    Юрий Кузнецов

На остров Пасхи нас переселили,
Чтоб мы ваяли каждый сам себя –
А мы такой отгрохали многосерийник,
Что идолы, блин, онемели: ни мя ни бя!
Чтоб чокнутый не выдернул потомок
И как атлантов, блин, не утопил:
Бетона вбухали – аэродромно! – 
А вдруг припрётся пародист-дебил…


           ЖАТВА  И  ЖРАТВА
                     Без ветра на дереве мечется
                     Поют, опадая, листки.
                     С чего оно, право, качается?
                     Пошёл и напился с тоски…
                     Так русская мысль начинается.
                                  Юрий Кузнецов

Не скажет товарищ Даль:
НачАть или нАчать как правильней.
Русская мысль – за спасенье медаль.
Да всё у нас как-то… авельней:
Вот стал во главе нас трезвый мужик,
Дал лозунг: углУбить и ускоряться –
Рассыпалось всё! Миражи! Муляжи!
Европейско-еврейская корпорация…


                 ЛОВЦЫ
                       Слёзы народные, слёзы глубокие…
                       Больно, о больно смотреть!
                       Что-то также в вас есть одинокое.
                       Взял да забросил я сеть.
                                    Юрий Кузнецов

Были лозунги – народа слёзоньки:
Как сказал поэт-петушок –
Он всё искал что-то в навозичке
И нашёл таки – просто шок!
Закидал я Рассеюшку перлами –
Кинулись все: кто клевать, кто блевать.
Вытащил рыбку – акулушка белая
Материт, как последняя *лядь. 


              ЯЗЫЧНИК
                        В стране мужчин не пахла эта ветка,
                        Скрипя зубами, спали соловьи.
                        Ты говори! Я буду слушать вечно
                        Глаголы чужеплавные твои.
                                            Юрий Кузнецов

Я пародисту покажу язык –
Он у меня, как австралийский самородок.
И на любой чихал я бзык,
Хоть я пока не международный.
Бессмертные 15 и мои!
Пусть агнецов считает Евтушенко,
Пусть пародист слова молитв
За здравье их провозгласит душевно.


               СМЕНЩИК  ИЛЬ  ПЕРЕСМЕШНИК?   
                        Ты чувствуешь – я хороший,
                        Но дальний, но непопутный.
                        Сквозь встречи и листопады
                        Я за тобой слежу.
                              А вдруг я тебя придумал!
                              Мне страшно мечты лишиться.
                                          Юрий Кузнецов

И надо же, чёрт попутал –
Послал в подарок поэта:
Анищенко Миша пишет
Как мне бы хотелось писать…
Такова планида или мала планета –
Куда только смотрит товарищ на небесах?
Крошу сигареты и зубы,
Но что сотворить конкретно –
Отбить у Мишеля охоту
Бессмертный стихос рожать?
Он брат мой, двойник, пародия на конкурента.
Мой сменщик и пересмешник,
Жди когда я подохну – я не кровожад.


                 БИЛЕТ  В  ЗУРБАГАН
                       Раньше пил за удачу,
                       Теперь за здоровье он пьёт.
                       Ни врага и ни друга.
                       Он пахнет как старая лужа.
                                  Юрий Кузнецов

От старых поэтов –  несчастья
И жёны их ненавидят и прочие господа.
Слезою глаза сочатся и добивают ненастья;
Не против поганой водки регулярно поддать;
Распинает окурки и пустые бутылки
В щель бы он провалился, но в городе где она?
Плачет по Маяковскому только одна Бутырка
А на дворе-то – ледниковый период говна.
В Зурбан – от старикашек, от алкашей-какашек
Пускай они в карантине достроят свой коммунизм,
Из пародиста хороший бы вышел для них приказчик
И массовик-затейник, поскольку он гармонист.




                   КТО  МЕНЯ  НАДОУМИЛ?
                             Я, наверно, устану…
                             Когда-нибудь это случится!
                             Сяду в толстое кресло
                             И ноги как палки вперёд.
                                         Юрий Кузнецов

Я люблю слушать вздор
Поэтов о славе поэтов
И усталые ноги как палки
В колесницу истории ткнуть –
Хрена лысого! – а точней:
Пародиста с приветом,
Что поклоны отвешивал
Маленковскому стакану.
Он стихиру обшарил,
А нашёл лишь десяток
Говорящих о сути роковых перемен:
Хороводят и здесь черти и бесенята
Да в красном углу не Христос, а пельмень.


                А  ПРАВДЫ  НЕТ…
                           Начнётся жизнь насмешливая, злая,
                           Та жизнь, что непохожа на мечту…
                           Не раз, не раз, о помощи взывая,
                           Огромную услышу пустоту.
                                            Юрий Кузнецов

И правды жизни нет: не на ТВ экране,
Не в книгах и советских тиражах –
Запреты и секреты! – всё сугубо крайне.
А мелкой дрожью и крупные дрожат.
Уже не русских – половина труских…
А человек – подлец как Достоевский рёк…
И пародист – подобием петрушки…
А слова правды не услышишь поперёк…
Что там провякал за бугром Е.Евтушенко?
Нам Терминатор – друг, товарищ, брат.
Никто из наших не бежал из Шоушенка…
Кто научил совков такие взятки брать?
(Что за победа такой ценою, брат?!)
Кровавыми ногами испинали Русь.
Свободой окрестили наш бардак.
Ори поэт: «Я усерусь – не покорюсь!»
И ждёт тебя – тюряга и барак.


                  РЯДОВОЙ  ГЕНЕРАЛ  ГДЕ  ГОЛЬ
                           Нам скверно жить, нам умереть со славой.
                           По воле старшины за строем строй
                           Все сапоги шагнут, как надо, с левой,
                           А я не с той…
                               Ать-два! Ать-два! Гроб, мать, фуй, левой!
                                                   Юрий Кузнецов

Не в ногу со всеми поэты…
«Кто правой?!» как не ори,
Погоны рви, эполеты:
Над нами парят – орлы!
Пардон, рядовые мира!
Но это не принижает –
Надёжнее нет кумира
Одетого, как парижак.


                   ЗАГАДКА  НОМЕР  ОДИН
                           Где ты? Оплывшую груду металла
                           В землю твой друг опуcтил.
                           Весь ты зарыт. А чего не хватило,
                           Чёрный металл возместил.
                                                 Юрий Кузнецов

Он не погиб: его, дескать, взяли –
Так рекла о Гагарине Ванга.
На каком космическом вокзале
И какой адъютантом Ванька…
И куда унесло, к кому на приём?
И не бренчат в кармане земные грОши…
И всё на месте и всё при нём,
Включая с родинкой кусочек кожи.
Или в секретном дурдоме
Гагарин век свой доживает?
Но это сюжет крутого
Романа, вроде «Дока Живаго»…



             МАЛЕНЬКИЕ  РУЧКИ
                 За то, что вам гореть в огне
                 На том и этом свете,
                 Поцеловать позвольте мне
                 Вам эти руки, леди.
                        Юрий Кузнецов

Кто переписывал стихи? –
Еврейские всё ручки:
Ещё не выдохлись духи,
Хоть и Анищ покруче.
Конечно, нам гореть в огне
И вечность ждать прощенья…
Окаменеет парод в гавне –
Т.А.М. трояка прощее…


                НЕВОЗВРАЩЕНЦЫ
                      То ещё золотой промелькнёт,
                      То ещё – золотая.
                      И спросил я: -- Куда вас несёт?       
                      -- До последнего края.
                              Юрий Кузнецов

Сколько их золотых пропало стихов? –
Евтушенко Евгений спасти их пытался.
Мы культуру свели к творению пустяков
И в порнуху кинулись из пуританства.
А золотинки, что не подобрали мы
Совьются в столб кошмарный пыли.
Он только кажется неисчерпаемым лимит –
Мы все себя, мой пародист, убили.


        С  ПОСОХОМ  ДА  ПОСУХУ
                      Отпущу свою душу на волю
                      И пойду по широкому полю.
                      Древний посох стоит над землёй,
                      Окольцованный мёртвой змеёй.
                                       Юрий Кузнецов

Много я выпил на посошок.
Как Анищенко селезнем крякал.
Собери в цитатник, Сашок,
Ты поймал в этот раз не корягу –
Золотую рыбку любви:
Всё она для тебя исполнит,
Так везёт далеко не любым –
Сколько нас щеголяет в исподнем…
Год 13 эталон на Руси –
Чёрт нас дёрнул искать приключений!
Не грусти, поэт, не грузи
И Анищенко тоже не гений…


         АНИЩ  ИЗ  СУХОДРИЩ
                --  Эгей, мне с этим кирпичом
               Лихая встреча нипочём!..
               Плыви, моя основа,
               До берега крутого!
                         Юрий Кузнецов

На кирпиче сидит Анищ:
Вокруг – собрание гавнищ.
От комплиментов Миша пьян,
Несёт Мишаню в океан –
Крута моя основа!
(Не ссы в компот, зазноба!)

     КАК  СКАКАТЬ  ВО  ВСЕ  СТОРОНЫ  СВЕТА
                Вырос огненный столб на пути…
                  Я рублями хотел откупиться,
                  Кренделями хотел отманиться,
                  Об него, изгоняя свербёж,
                  Расчесал себе спину – и что ж!
                                 Юрий Кузнецов

Разносветный большой скачёк!
Дебилой пародист-дурачок
Расчесал себе попу, дурак, -
Не штанцы у него, а дуршлаг.
Я коня из спортзала упёр –
На победу сделал упор:
Ускакал я от вас далеко,
Мне победа далась нелегко.
Пародист, как Леонтьев: «Однако!»
Пусть почешет репу, бедняга.


         ГАДКАЯ  ЗАГАДКА
                   С глаз долой! – я себе говорю, -
                   И привета не жди ниоткуда,
                   В это лоно ты крикнул: «люблю!» -
                   «Улю-лю!» - ты услышишь оттуда.
                                        Юрий Кузнецов

Что-то скажет Анищ о любви
Кузнеца: непонятной, моейной.
Надо при жизни наше ловить,
А не ждать скучищи музейной.
Мэрилинке бы в лоно крикнуть: «лав ю!» -
Ждать в ответ: «Лавновой?! Василий?!»
Лютой зависти взгляд я ловлю,
Пародиск мой, ты не всесилен?


        ОДИНОЧНЫЙ  КАК  ВЫСТРЕЛ
                     Пусть они проживут до седин,
                     Но сметёт их минутная стрелка.
                     Звать меня Кузнецов. Я один,
                     Остальные – обман и подделка.
                                       Юрий Кузнецов

Найдётся кто Высоцкого перепоёт,
Лучше его споёт его же песню.
Анищенко? Да с избранным,, да в переплёт –
Мудрёно издавать на пенсию…
У пародиста есть друган и Кузнецов –
И Пётька Первый, алконавт из Чувашии,
Хоть у него разбойника лицо,
Но ни единой нотой не сфальшивил!
Меня, конечно, мудрено перескакать –
Я уникум, единственный в России:
Мне светит бронзовый, как Пушкину, загар.
(Вы о бессмертных пародягу расспросите…)


            КОНТРОЛЬНЫЙ  ДУПЛЕТ
                     Смерть, как жена, к другому не уйдёт,
                     Но смерти нет, а водка не берёт.
                     Душа верна неведомым пределам.
                     В кольце врагов займёмся русским делом,
                     Нас, может, двое, остальные – дым.
                     Твоё здоровье, Кожинов Вадим!
                                          Юрий Кузнецов

Везде у нас как на районе кодляки,
Хотя поэты абсолютно одиноки
И царскосельские друганы далеки,
И многие на Запад утащили ноги –
Мы б русским делом занялись вдвоём,
Да мало добровольцев на занятье делом! –
Водяры, Вадя, за Анища даванём?
Седьмая шкура ближе к телу… 


         ВЫПРЯМИТЕЛЬ  ГОРБОВ
                      Ни к чему тут задавать вопросы,
                      Все вопросы горбаты и косы,
                      Вроде прямо стоят, а кривато,
                      Всё на свете горбами чревато…
                                        Юрий Кузнецов

Не лепи горбатого, начальник!
Но глух, народливый, не слухает меня…
Как он не боится спать ночами?
Как посмел талант свой разменять?
Не создатель легиона хрени,
Но одесскую орду не побороть
В юморло российское пустившее коренья,
Свет затмившее кустистостью бород,
Отстоявшее, лишь для себя свободу слова,
Юмора, интриг, навара и улова.
Дядька дьявол, по сути, их генсек…
Бесхребетным спасенье горбы –
Выправлять моровое пространство…
«Калашами» заполнить гробы…
От еврейской кормёжки просраться…




               АНТИПОДЛОЕ
                      Немало истин вверх ногами шаталось на его веку,
                      Ещё от Гегеля, быть может… Но чтоб ходить по потолку!
                      По потолку ходить как муха, вниз головой по небесам,
                      Ходить!.. Такого не бывало! Сосед, не верь своим глазам!
                                                     Юрий Кузнецов

И на хрена на патриотизьму нажимать?
Чтоб перебыхнулась, что ль, Одесса-мать!
И Сталя потолок – сантехник! – испохабил:
Такие под и над разверзлись хляби…
Мы – колесованные колесом Сансары…
Член мало указующий сосали?!
Не Пушкин, не Валуев, не Сосо…
Китайской харей сорвётся колесо…
С кликухой Умный не Антихрист ли сидит?
И он заменит нас на китайцев,
Он воскресит пустырь Сибирь…
Но не слушали поэтов и скитальцев,
И они устали надрываться и орать,
И последние люди Руси передохли…
Покрыла Рашку жёлтая рать
И мир загнулся от ряшек передозы…


              РУССКИЕ  БАБКИ
                       Утром фрицу на фронт уезжать,
                       И носки ему бабка вязала,
                       Ну совсем как немецкая мать,
                       И хорошее что-то сказала.
                                    Юрий Кузнецов

Всё в мире через попу, всё не так –
Цена победы нашей поражает…
Утюжит нас немецкий танк
За всё мы платим жалкими грошами.
И иха поздравляет нас сволота:
С победой ихней! Нас! Полудурков!
Но это ни в какие, русаки, врата!
Как и раздача немчуре продуктов…


            ОЧЕВИДЕЦ  И  ЧЕЧЕВИЧЕЦ
                        Мелькнул товарищ Сталин вдалеке:
                        Глаза, усы, неполная улыбка,
                        И трубка в направляющей руке,
                        И змейка дыма – остальное зыбко.
                                         Юрий Кузнецов

Интересует: почто церква открыл
Семинарист – маска России – Сталя?
Неужто ангел не ломает крыл?
Ужели всё мы обдристали?
Понявший истину, что человек – подлец,
Что только одному ему всё можно –
Всех не согласных и шпионов под арест!
(Потомки, отдерите Кузнецова от Тимоши…)
А тост за русских терпеливых дураков –
Спасителей жестоковыйного еврейства.
Я не мечтал подохнуть стариком –
Я быть хотел сверчком запечным.
А тут вот ультиматум: Сталю заценить –
Открыл он храмы… Адольфу в пику?
Не знаю как в политике зовут цинизм
И сожалею, что не Валентин я Пикуль.




      БАЛОВЕНЬ  СУДЬБЫ  И  СУТЬ  БЫ…   


        ПАРАЛЛЕЛЬНЫЙ  МИРОК   
                     Мы все в гостях у этой красоты.
                     Приходим в мир –
                     Её любить и помнить.
                     Потом однажды –
                     Утром или в полночь –
                     Уйдём,
                     Оставив лёгкие следы.
                               Андрей Дементьев

Жаль, не российский лапоть на Луне
Да и на Марсе (пи-пи-пи) мы не попляшем!
А гения читаю я и капёж слюны!
От многого себя хлещу по ляжкам!
Вот пародист: он любит наследить,
Как наш семейный долбанный Сань-техник –
«Я не ханжа! – кричит, - я – Наследдин!»
Он – Насралла! А не Санёк-потешник!


                МУЗА   ГОСМУЖА
                    Муза моя,
                    Ты сестра милосердия,
                    Мир ещё полон страданий и мук.
                    Пусть на тебя чья-то радость
                    Не сердится.
                    Нам веселиться пока недосуг.
                    Знаю, что песня ничто не изменит.
                    Мир добротой переделать нельзя.
                    Всё же ты пой…
                    Это позже оценит,
                    Позже поймёт твою песню земля.
                                 Андрей Дементьев

Муза моя как сестра милосердия,
Ткни пародисту дозу в тухляк –
Пусть он рухнет, скотинушка серая,
При ты по роже бесстыжей в туфлях
И прямиком в эти самые органы,
Мол, изнасиловал и соблазнил.
Их парод-педерастичные оргии,
Их проститут я ваще б упразнил:
Сучью их суть наш СП не изменит,
Их добротой переделать нельзя,
Вес их таланта взвесить безменом –
Сто пятьдесят! – без зубных железяк!
И не проси: «В покое оставь их!» -
Пусть чилибухают, *ляди, стрихнин?!
Вон сестра твоя, друга Астафьева,
Как из лужи, но какие стихи:
«Меня жмёт сестра в углу:
Тычет в задницу иглу,
Сунет грамм пенициллина,
А фули сделашь? – медицина!»


            МОЧИЛОВО
                    Вторые сутки
                    Хлещет дождь.
                    И птиц как будто
                    Ветром вымело.
                    А ты по-прежнему поёшь,-
                    Не знаю,
                    Как тебя по имени.
                        Андрей Дементьев

Наш пародистик: жалок, мал
И как бы в нужниках их не мочили,
Как не перерабатывали на «трахмал» –
Плохой великий, как Перец Чили.
«Неруда Пабло?» Скорее – падла! –
Перебулгачит всё, как Пиночет.
«Как если б в одночасье – соль пропала?
Так раздражает жалкий наш процент?!»
Мог бы фамилию на Чмошин заменить
Иль на Дерьмошин, тоже не хреново:
Однако же, как я не станешь знаменит –
Херовая, прости, Мочёный, новость…

            КРУТОЙ,  НО  ОТКРЫТЫЙ   
                         С дураком не спорю,
                         В дураках не значусь.
                         Против всех напастей
                         Есть одна защита:
                         Дом и душу настежь…
                         Я живу открыто.
                         В  дружбе, буднях быта
                         Завистью не болен.
                         Я живу открыто.
                         Как мишень на поле.
                              Андрей Дементьев

Я живун открытый
В высь и в ширину.
Я однокорытник
Не только Щедрину.
Скольких проводил я,
Но в последний путь…
Говорят: волдырь я,
Пшик, пузырь и пуст.
Пусть, я не в обиде:
Мир – на дураках!
Есть вот бодибилдинг,
Силушка в руках;
А уж красавЕц я –
Девок, баб и вдов
Не считал овец я…
Как поэт – *лядов!
По хрену напасти!
Со смеху – не умер!
Дом, ширинку – настежь!
Мой охранник – юмор!
Я при коммунизме
Жил, живу и буду!
Ваши катаклизмы
Не колышут Будду.
Что мне пародисты?
Зависть дураков? –
Все они – редиски,
Всех несёт рекой…
Я стою мишенью
В бедном поле русском,
Вроде не Мишель я
Горби, вроде и не трусом…


      ДЛИННЫЕ  РУКИ
               Как руки у вас красивы!
               Редкостной белизны.
               С врагами они пугливы,
               С друзьями они нежны.
                      Андрей Дементьев

А у пародиста – ручки,
Заслонкой печной – мои.
До старости не раскручен
Он с примененьем молитв.
Нужна волосатая лапа,
Земляк, как Борис Полевой
Иль в министерстве папа
И критик, как крот слепой.
Тогда и захлопают ручки,
Бокалы нальют, обовьют
И ты, как Ржевский поручик
С понтами – в уют, в «суют», в обоюд…


       ОЧЕНЬ  СТРАННЫЙ  СОН
                   А мне приснился сон,
                   Что Пушкин был спасён…
                   Под дуло пистолета,
                   Не опуская глаз,
                   Шагнул вперёд Данзас
                   И заслонил поэта.
                   И слышал только лес,
                   Что говорил он другу…
                         Андрей Дементьев

Слух по Руси пошёл,
Что Пушкин был спасён
И спас его Демент:
Он выдвинул книг стенд
Куском берлинских стен
И охренев, Дантес упал и ползал…
Потом он харкнул в снег,
Сказал какой наш негр,
Что нас он поимел и в разных позах,
Демент портал открыл,
Исчез без всяких крыл…
Проснулся с бодуна… Но это уже проза.


      ЗАПОДЛО  ПОЭТИЧЕСКОЕ
                   Жизнь прожита…
                   Но всё ещё вначале.
                   Я выйду в поле.
                   Как я полю рад!
                   Здесь тыщи солнц
                   Подсолнухи качали,
                   Посеянные сорок лет назад.
                          Андрей Дементьев

Жизнь прожита достойно и в достатке.
Я кто? – да пресловутый конь в пальто!
Не педалирую я на запретной сладострастке –
Вам эту хрень притащит пародистик под балдой.
А тысячи подсолнухов качали
И укоряли сорок лет подряд
Меня, кому лишь Пушкин А.С. начальник,
А все с опушки – из телят или подлят.


 ОПУЩЕННЫЕ   БЕЛОВЕЖСКОЙ  ПУЩЕЙ
                        И чьим-то именем томим,
                        Не помнил об обещанном.
                        Заря обманутая им,
                        Бледнела словно женщина.
                        И погружался мир во тьму.
                              Андрей Дементьев

Конечно, я не экстрасенс,
Но что-то, чёрт вас побери, мерещилось:
Три тени за один присест
Сожрали за душу милейшую,
А это был – пирог СССР!
Такое снилось лишь Бздижинскому
И охренел от счастья дядя Сэм и сэр!
И как их, бля, не пронесло по-жидкому.
И Е.Б.Н. всё водочкой скрепил
И клоуна колпак на Горбача насунул.
Народ российский харю лишь скривил,
А мог бы перебить… кремлёвскую посуду…
И предки наши заворочались в гробах!
Погибшие солдаты зарыдали!
И всё посыпалось! –  крах! трах! ба-бах!
Омыли Русь в кровавой иордани!
Разворовали всё до ржавых железяк!
Обули! И в китайское одели!
Орали многие, что так нельзя:
Не о душе заботы все – о теле!
Пожаром жрал великий передел!
Не просыхая, усыхал народ России…
И победил тотальный беспредел.
Просрали Родину, товарищи разини!


    ПАРОДИСТОНЕБОЯЗНЬ
                   Всё так же после нас.
                   А нас не будет.
                   Когда нам жизнь сполна воздаст,
                   У мира не убудет.
                   По небу скатится звезда
                   Слезой горючей.
                   И не останется следа.
                   Обычный случай.
                      Андрей Дементьев

Я пародистов не боюсь,
Как тараканов –
Они пиарят! – это плюс
Мне и моим друганам.
Пусть даже Вознесенский Ан.
Нас гениальней –
Затопит Интернета океан…
А имидж генитальный
Вернёт всё на круги своя
И победит всех русская свинья
И ху из ху на блюде…
Расстаться с пародягой нелегко,
Ведь что-то между нами было:
Тягуче-сладко, как ликёр –
Вам это не понять, родное быдло…
Пусть неизбежен мировой потоп,
Пусть метеор херакнет –
Не мы воскреснем, а Партос
Да Дон Кихот с Гераклом…
(Пусть мечется парОдис без порток –
Не для него космический кораблик…)


          ПИРДУХА
               Вы всё о высших
               Проявленьях духа?..
               Хоть жизнь сложна,
               Для вас загадок нет.
               Поэзия –
               Как мудрая старуха:
               Что ни вопрос –
               Уже готов ответ.
                 Андрей Дементьев

А пародист – братуха: два уха,
Четыре глаза – фейс водолаза.
Он в наших дебрях аукал,
Он высотою выделений выделялся:
Он с бодуна лупанул такого «духа»,
Что тараканы у соседей сдохли!
Моя Муза умолкла, хохотуха,
И я сменил, как кожу, догмы.
Ему бы пасть заклеить скотчем –
Бариалибасовская пирдуха
Уместней на дворище скотном:
туда тебя, наш бородуха и пародуха…


         СКУЧНЫЙ   СКУНС
                 Жалею зверей в зоопарке.
                 И в цирке мне жалко зверей.
                 Как люди на зрелища падки!
                 Когда же мы станем добрей?
                 Я взглядом встречаюсь с гориллой.
                 В глазах у гориллы упрёк:
                 «Я предков тебе подарила,
                 А ты нас в неволю упёк».
                      Андрей Дементьев

В запарке я в зоопарке –
Мне жалко даже свиней;
Жалею до слёз вас, собаки,
Поэтов мне жаль – сыновей.
Не жаль одного пародиста –
Я их бы всех в клетки упёк,
Возможно, я слишком придирчив –
Не каждый законен упрёк…
Меня осенячил подонок,
Что славу нам дарят они,
Что нас не помянет потомок
Без ихней куйни и муйни…
Пусть дети швыряют конфетки,
Я круто кулак сексану;
Покажут им попки нимфетки.
Конкретному я пацану
Я веером распальцовку,
Малиновым пиджаком
Утру ему красные сопли,
Джунглёвый уважу закон.


      КОСМОДРОМ –КОСМЫ  ДЕРЁМ…
              (ПРОФИЛЬ  ВЕКА)

            Сандаловый профиль Плисецкой
            Взошёл над земной суетой.
            Над чьей-то безликостью светской.
            Над хитростью
            И добротой.
            Вы Музыкой зачаты, Майя.
            Серебряная струна.
            Бессмертие –
            Как это мало,
            Когда ему жизнь отдана.
                    Андрей Дементьев

Классический профиль еврейки:
Почти Нефертити – медаль.
Могла бы стать европейкой:
Была б нарасхват мадам –
Осталась навеки в России
Незаменимой навек:
В истории самый красивый
Еврейский набег.
Уланова таки ревновала…
Майкино: «Хочется жрать!» -
Советских рублей навалом,
Но – детей не желать:
«Мне это не интересно!»
Но – «Болеро», Кармен:
Всёсокрушающая телесность –
Кремлёвский кремень.
Конечно, роднее Васильев,
Максимова – русский дуэт.
Трагично искусство, всесильно
И братство, а не дуэль.
На тех вершинах не тесно –
Как отца космодром:
Он до конца Плисецкий,
Хотя конец наш мудрён.

    
      ГРИН  ---  ПЕРВЫЙ   БЛИН
                   Нас к нему не допускают.
                   Нас от Грина сторожат.
                   И ограда зубы скалит,
                   Точно сорок лет назад.
                   Но спасибо добрым людям:
                   Снят замок, открыта дверь.
                   Не одни мы Грина любим,
                   Не одни скорбим теперь.
                           Андрей Дементьев

Мы о Грине много ль знаем? –
Знаем Грея и Ассоль.
А своих мы знаем заек
И куда их взгляд косой?
А он жил с простою ****ью,
Что и с фрицами тыр-пыр…
Отсидела… В нищем платье
Да на коммунячий пир…
А в их домике – курятник:
Подсуетился местный босс.
Навела таки порядок!
И жалеть её ты брось:
Есть ещё в России бабы –
К ним эпитета не подберёшь!
Знак поставить высшей пробы
Некуда, на радость рож
Раскрасавиц. Прислал с Урала
Камень с гриновским лицом
Что природа-мать скурала…
А что стало с подлецом
Коммунякой, что запретом
Рядом с Грином схоронить
Расстрелял её? Нашлись при этом
Комприжиме, как гранит:
Ночью, рядом схоронили –
И теперь они плывут под алым
В те края где тишь и благодать…
Как бы под семейным одеялом
Нам бы, пародист, не прогадать.


    НЕПРОЩЁНКИН,  НЕВОСКРЕСЕНИН
                 Не удивляйтесь, что сейчас,
                 Когда судьба мне время дарит,
                 Прошу прощения у вас.
                 Но знаю я – в последний час
                 Обычно не предупреждает.
                        Андрей Дементьев

Я пародиста не прощу –
Давить их, сволочей, давить!
Он крутит, как брелок пращу –
Наш доморощенный Давид.
В еврейский не попал он клуб –
Он исключительно для хитрожопых,
А он, как дуб: туп, груб и глуп.
Ты на помойке наш дружочек
И на задворках прозябай
И гнить тебе с бомжами рядом.
А моё место на Ваганьке, раздолбай,
И после смерти мне – сплошная радость.


       Я  КАЛ  ИСКАЛ…
    (Андрей Дементьев)
      
Я искал себя в его пародьках –
Только клоны! – нет второго «Я»
Критикнуть? – но кто сегодня против?
А мои рукописи, к сожаленью, не горят!


      НЕЛЁГКАЯ  МЕНЯ  ВОТ  ЗАНЕСЛА
                    В Железноводск пришла весна,
                    Скорей похожая на осень.
                    Я все дела свои забросил.
                    И нас дорога понесла.
                    …В то утро Лермонтов отсюда
                    Верхом помчался на Машук.
                             Андрей Дементьев

Пусть твою оплюют могилу!
На моей – шедевр! – монумент!
Стихотворнуль – нашу мякину –
На подкормку: в навоз, в элемент…
Понимать сие неприятно…
Но что Лермонтов мог сотворить –
Нам не счесть – бриллианты!
Мы с тобой не у Бога воры.
Не прощают обид поэтам
Ни одна распоследняя срань:
Слёзы ангела – по эполетам! –
Не по нашим костюмам, Сань.
Вот – бессмертье. Талант – от Бога.
По-пацански: фильтруй базар!
От царя, от людей – в берлогу! –
Не в любовь, не в поэзь, не в азарт.
Потянуло в небесные выси –
Это к Богу путь! – через Машук…
Ангел твой на минуту вышел –
На курок нажал сука из сук…


            БОЙНЯВИК
                  Ну, а бой ещё продолжается,
                  И не видно ему конца.
                  Фронт проходит через сердца,
                  Через души сынов сражающихся.
                  И напрасно враги надеются,
                  Что у нас набекрень умы.
                  Батьки были у нас гвардейцами.
                  Их фамилии носим мы!
                              Андрей Дементьев

Генс – Миша-меченый, чёрт вас дери!
Не нашлося Ваньки, чтобы съездить к Ванге?
Точка невозврата – черней дыры.
Был завербован ЦРУ Союза ангел.
А море крови пролитой зазря?
А в семь слоёв солдат погибших?
Два мудака сцепилися за срань
На тротуаре из досок прогнивших.
И так хотелось другана прогнуть:
На горбе Горби побсушить штанишки.
И как стерпел народ такую гнусь?!
Мы – сталинисты? Мы – сатанисты?    
И что мы скажем миллионам жертв?!
Пусть будет атеизм! Пусть не узнают:
Торчит, как кол в России древка жердь
И лужей – осквернённое изменой знамя…


         ФАМИЛЬЯРНОЕ    
         (Анд. Дементьев)

Ты вчитайся в автограф мой:
Чуешь прёт силища советская?!
А Тимошкин? Обижен умой!
Но это тема другая и не светская.


         ЕДИНСТВЕННЫЙ
                Ещё не спел я главной песни,
                Хотя прошло немало лет.
                И я взошёл на ту из лестниц,
                Откуда дальше хода нет.
                Успею или не успею
                Открыться людям до конца?
                         Андрей Дементьев

Ещё не выпил я цистерну…
Построил лествицу я в небеса.
Экзамен Богу сдал экстерном.
Все лучшие стихи я написал!
А этот серенький, как пепел
Сдул пух с красивого лица…
Король я популярных песен.
Гроза любого подлеца.
К лику святых Руси великой
Успеют протолкнуть меня…
Вон пародист ручонкой липкой
Мне машет, долбанный маньяк.
«Успеешь… --  пи-пи-пит засранец, –
Ты – хитрожопый, ты не ссы!
Ты посторонний иностранец,
На закуси-ка колбасы!»
…И кинул ливер на весы.


   МНОГОПОЭТНАЯ   МАТУШКА--РУСЬ
                Одаривает счастье нас по-разному:
                То пей взахлёб,
                То – ничего.
                Одни его и в будни празднуют,
                Другим и праздник – без него.
                       Андрей Дементьев

Поэтов было много на Руси.
И в СССР я был в десятке.
Вроде богов мы были у грузин.
При должностях – купалися в достатке.
Мы были вроде политических попов –
Неистовствовали в проповеди коммунизма.
И я был из языческих  столпов.
Но мне смешна сего дня укоризна.
Я был системы коммунячьей частью,
Как сытый конь катался по траве.
Я жил в раю. Я нахлебался счастья,
Поэтому меня нет здоровей.
Осталось Евтушенко пережить
Да дюжину бессмертную евреев.
Но оченно жестоковыен жид –
Вы приглядитесь к рожам, к юбилеям.
Судя по полкам – издают меня
Поменьше Бродского, но это не обидно…
Вон видите кривится пародист, маньяк:
Меня листает сладострастно, быдло!

           РЕВНИВЕЦ
                 Я болен ревностью,
                 Я в вечном заточенье.
                 О господи, где твой прощавший перст?
                 Твоя любовь ко мне –
                 Моё мученье.
                 Моя любовь к тебе –
                 Твой тяжкий крест.
                             Андрей Дементьев

Конечно, ревность, как болезнь,
Как сумасшествие, конечно.
Но пародистическая бесполезнь,
К великому несчастью, бесконечна.
Конечно бы, я пародиста придушил,
Как придушил я террористку-музу,
Чтоб свободомыслие КГБ не шил,
Не выдрал  из меня души медузу.


     ЦИНИЧНЫЕ  УЦЕНИКИ
           Среди зазнаек,
           Лодырей,
           Невежд
           Таланту снова
           Улыбнётся счастье.
           А смотришь –
           Тоже ходят в мастерах.
           Чванливые седые
           Подмастерья.
               А.Дементьев

Кому-то удаётся время обмануть:
Ходить в лауреатах и наградах,
Урвать у вечности те эн минут –
Побалансировать на грани
Добра и зла, и в номинантах Нобеля
Побыть, завоевать Москву и Петербург –
Чтоб пришлые не задирали шнобеля.
Чтобы тавро не выжег пародист-придурк.

 
      СПЛОШНОЙ   ШУРРЕАЛИЗМ
                 Я ехал мимо дачных станций
                 На электричке ясным днём.
                 И словно чьи-то руки в танце –
                 Берёзы плыли за окном.
                 И я не знал, куда я еду:
                 В печаль,
                 В надежду, в торжество?
                              А.Дементьев

Нас в Петушки с ним  потянуло –
Мы непонятно где сошли:
В разврате дачном потонуло,
Мы нажралися до сопли.
На даче, в бане, чьи-то щели…
Оказывается и у нас сосут…
И я втыкаюсь еле-еле…
Кто мне наврал про Страшный суд?
Поклонниц, как берёзок шеи…
И ручки белые снуют…
Листы берёзок – украшенья…
Их не страшит народа суд,
Что не того короновали
И поклонялись не тому,
И что мой трон на сеновале,
Что мы спецы лишь по дерьму…
Со страху я полез на крышу
И Шур за мною, как паук…
По счастью, пародист не слышал
Мой сюрреалистичный пук…


        ЛЮБОВЬ  И  ЛЮБВА
                Так, значит, любовь убывает.
                И, видно, уж так суждено.
                В любви мелочей не бывает.
                Всё скрытого смысла полно.         
                           А.Дементьев

Наша орда и воспитала коммуняк –
****во, что СССР и развалило.
Мы расплодили интернацкомрад –
Мы осчастливили всемирную рванину.
Платили нам построчно и рублём.
Любил до одури народ российский.
Но влез в корыто дядя Сэм *блом
И вот облом! Где Ленина заветы?
И только водку любит мой народ,
Еврейский любит он тотальный юмор…
А на людей нормальных недород.
А все границы – частоколом рюмок.
И целоваться лезет пародист –
Певца народного обнять охота!
Слюнявость русская нас лишь роднит
Да смефуёчная перхота.
И не опишет никакой Шекспир
Нашу любовь по пьяни русской…
Я так устал от кунок и пипир!
Мне до сопли зелёной грустно!


           СМЫСЛЯНКА
                 Всё скрытого смысла полно…
                 Нежданно печаль наплывает.                
                 Улыбка в ответ остывает,
                 Хоть было недавно смешно.
                           Андрей Дементьев

Любовь пародиста, конечно, полна
Не педеразма и не маразма,
А зависти и русского гавна,
И анархизма Степана Разина.
Пасиб, что не летят страничек лепестки.
Что я люблю бессмертие – он не разгадает.
Стихирные сахАрные убьют пески? –
Пусть на Парнас Сизифом жернова катает…
(А по ушам гадает, лишь Волкентин Катаев…) 


        ОПРОЩЕНЕЦ
                  Стихает дождь.
                  Я выйду из сарая.
                  И всё вокруг
                  Как будто в первый раз.
                  Я радугу сравню с вратами рая,
                  Куда при жизни
                  Я попал сейчас.
                      А.Дементьев

Люблю я вспоминать СССР:
Вот где я жил по-королевски!
Всех перевешал бы засерь!
Не нравится мне юморок Раневской!
Жванецкий мне поперёк горла!
Задорнов Минька тот ещё товарищ…
Шукшин вот был подобием орла…
Я не поклонник этих всех товарных…
Мне бы в деревню да на сеновал
Да лет 17-ти… старушку…
И чтобы в щели – трава и синева!
И самогона – из алюмяшки кружка!
И чтобы я от счастья ожирел
Так, чтобы радуга не пропускала…
А пародист – летающий тарел –
Пускай парит лепёшкой кала!


        ПРИЕЗЖАЛОВО
                   Это чудо что ты приехал!
                   Мы идём вдоль волны застывшей,
                   Вдоль замёрзших её обид.
                   И никто, кроме нас, не слышит,
                   Как во льдах синева грустит.
                           Андрей Дементьев

Спросила Родина: «Ну что, приехал?
А что в Израиле-то не жилось?»
И пародист поддразнивает эхой –
Русская кондовая  жидось.
Как я жил тебе, дурак, не снилось!
Баб каких в углах я прижимал…
Хрен моржовый, глупенький Санило,
В скрип не трать зубовную эмаль.
В углах рта белеется пена
Очень смотрится нехорошо –
Конской встретил мир тя залупеной.
Я сочувствую. Слезьми орошён
Путь всех вышедших из народа,
Не поднявшихся выше газет.
А на Родине кучи навоза,
Пушкин Саня с патрета глазет…
Русь молчит – насквозь промёрзла,
Только визг стоит у наших корыт…
Мы напёрли хрени заморской –
Дядя Зю нас круто корит:
Куда сунет свиное рыло? –
Миллионы воров и мочил.
Вместо знамя блевота покрыла
Не одну из барских могил…


     БАОБАБОВО
                В твоих глазах такая грусть…
                А я намеренно смеюсь,
                Ищу весёлые слова, -
                Хочу тебя вернуть из прошлого.
                Ты не забыта и не брошена.
                Ты незамужняя жена.
                        Андрей Дементьев
О сколько разнесчастных баб!
А скольких воскресил я вдов
Я вдоволь? Бессмертен я, как баобаб –
Меня крутили семь ветров.
Я флюгер – пушкинский я петушок:
Всё под контролем – я на спице
На острие проблем, не от меня душок…
Лужков не думал о синице…
Но наших олигархов кочет не клюёт
И денежек что вывезли Русь не увидит –
Не наших банков еврей клиент:
Почётный гражданин он мира, вроде…
Вот Лопес надо трижды за день,
(вернёмся к бабам от бабла)
Чтоб уработать ейну задень
Какой потребен размер добра?
Эх, пародист, неполовой гигант,
Такой бабец тебе не снится –
Ты девственности гарант!
Опять обкакалась синица?
 

       РУССКАЯ   ОХОТА
                  Неосторожны мы подчас.
                  В азарте,
                  В гневе ли,
                  В обиде, -
                  Бьём наугад,
                  Друзей не видя.
                  И боль потом находит нас.
                           Андрей Дементьев

Я пародиста из ухвата уложил,
А мой ухват убойней, чем «калашка» -
В тирах попадали все муляхи,
Перевернулся где-то Николашка.
Кто сгрёб кого, тот и  по полной вз… в гроб:
Парнас – про нас, Рублёвки вродь;
Меня до пяток продерёт озноб,
Когда ко мне: «Чаво-с, высокородь?»


        ТОТАЛЬНОЕ   ВОРОВСТВО
                  О, сколько утрачено дружб,
                  Замков не имевших на случай,
                  Замков от людских злополучий,
                  От чёрных завистливых душ.   
                  Всю жизнь не терпел воровства!
                        Андрей Дементьев

И эту очевидность воровства
Давно б к УК статьям я приторочил,
Сие не разновидность баловства –
Они героев Родины порочат!
Он в двойники ко мне, тля, напросился
И голосом моим пародьки верещят;
Путь от марксизма до пароксизма –
О непонятнейших вещах.
Делохранитель и двойник
Меня он выбрал, сволочь, в жертву:
Он превратил стихи в гнойник
И положил конец блаженству.
Не против, если б приложился Иванов,
А то – лимитчик, рифмуило,
Да он, по-русски говоря, гавно
И даже, грубо говоря, мудило.
Он же пророчит, что нам всем пипец,
Что мы подохнем в иноземных замках;
Что Русь – земшаровский пупец;
Америкосы – за Уралом, но в землянках…


          НЕ  ЛАПАТЬ,  ЛАПОТЬ!
                  Я разных людей встречал –
                  Лукавых, смешных и добрых.
                  Крутых, как девятый вал,
                  И вспыльчивых, словно порох.
                  Пусть встречи порой напасть.
                  Со всеми хочу встречаться:
                  Чтоб вдруг до одних не пасть
                  И до других подняться.
                        Андрей Дементьев

Чтоб я опустился до подлеца? –
Я пародиста в виду имею,
Сие для меня – потеря лица
И даже сказал бы, емейла.
Не мелочь: я крут как 9-тый вал;
Вспылить могу я, как порох;
Я взглядом орлиным бью наповал;
Я матерюсь даже, етитный потрах.
И в поэзии я всех достиг вершин –
Я популярен чуть менее, чем Бродский!
Мы об упадке всё верещим –
Давайте в Лету паникёров бросим?!
А пародистов, как щенков топить –
Они имеют наглость лаять!
Пусть на Парнас не осквернит тропы
Провинциальный лапоть!
Весь мир – бардак! Все люди – *ляди!
И миром правит Сатана!
Давайте плюнем в глаза правде:
Хотя б какой рекорд, страна?!


         ВЕСЁЛЫЙ  ВАСЯ-ВАСИЛИСК
                Вдруг мир по-новому увидишь,
                Ещё не зная почему.
                И беспричинное веселье
                В тебя вселяется тогда.
                И люди кажутся добрее.
                И жизнь прекрасна и светла…
                          Андрей Дементьев

Я не страдаю, что не стал Есениным,
Что просто популярнейший поэт –
Сие мне не испортило веселья:
Не портит бессловесность наш балет.
Как по песочку между ё… прошёл…
И средний палец я пародисту покажу.
И перетрёт всех время в порошок –
Пощады нету никакому багажу.
Жаль, не родился я евреем –
Сподручней было бы свалить:
Меня б и там бы встретили в ливреях,
Я б и в Монако был бы своим.
Всем мудакам – 7 футов под килтом.
Человек человеку – волк, товарищ и брат.
Пусть секретаршей будет не Клинтон,
А простая российская *лядь!


          СВАЛЬ  И  ШВАЛЬ             
                  Есть у меня два имени заветных.
                  Они вошли и в жизнь мою, и в сны.
                  Одно, наверно, родилось от ветра. 
                  Второе родилось от тишины.
                  Судьба моя, ты имена те милуй,
                  Будь с ними и щедрее и добрей…
                           Андрей Дементьев

Неистовствую я, рвусь я к мятежу!
Терпимость наша к пародистам
Антисоветскому подобна мудяжу:
По-коммунячьи – антипартийность.
Два имени, но Сталин стал живей…
Чуть рожею России не был выбран Сталя!
Эй, меч возмездия, не заржавей!
Хотя Отечество мы просвистали…
И кто-то воскресением грозит:
Опять мы забрюхатели от ветра?
Нас новый обессмертит Карамзин
И новый Солженицын даст ответы.
Дементьева с Тимошиным не ставь:
Я с ним и на гектаре срать не сяду!
Потомок, нас – патриотов! – славь,
Поэтов русских сваль в десятку!


            ПАРНИ   ИЗ   ПАРНИКА   СССР
                 Парни там –
                 Смешны и красивы,
                 Где им было знать, что скоро в бой.
                 В двадцать лет они спасли Россию!
                 Ну, а что свершили мы с тобой?
                           Андрей Дементьев

Детей начальников – не в Афганистан!
Теперь и учатся за рубежами
И хрен забьют на русский гавна свал
И денежки народные туда сбежали.
Кто будет нас от США спасать?
За олигархов кто грудя подставит?
Патриотизьму – на раз поссать! 
Не представИм воскресший Сталин.
Пусть даже гнали, как баранов в бой,
Но мы спасли Европу и евреев.
Теперь у нас разбор, разбой, запой;
Нас зауздали США и европеи.
Мы только дурь умеем показать?
Из нас кишки полезли – трубы…
У нас столица-3 Казань…
У нас живые – зомби, трупы…
Солдатики родные, вы простите нас:
Нас обманули, простодырых!
Нас заждалась расстрельная стена?!
На аксельбантах перевешать командиров?!

           ВЕЧНЫЕ   ДОЛЖНИКИ
                    Ничего я без друзей не значу.
                    Ни черта без них я не смогу.
                    И они не могут жить иначе.
                    Видно, тоже у меня в долгу.
                           Андрей Дементьев

Не возвращают эти суки долг:
Им облапошить – дело чести!
Они в халяве только знают толк:
Как рыбку съести и на шишку сести.
Их всех спасла проклятая эсесесерь:
И проморгались и продристались…
А поколения засранцев и засерь
Солдат готовы сбросить с пьедесталов.
Мы столько в дружбу вбухали деньжищ
Идеи Ленина мы сеяли в земную Шару…
Трясёт шарашку – только держись
И всё ползёт к всемирному пожару,
Но это будет не только наш пипец…
Мы в миллиард избранников не влезаем…
Авось и отпоёт последний нас попец
И дым кадильный, как СССРа вензель…
     И  ЭТА  ПЕСЕНКА  СПЕТА…
             (Андрей Дементьев)
   
Отчий край мой, тебя доллар смял,
Стал ты раем русских проституток.
Где народов дружная семья?
Где выпускники престижных институтов?
Глушим рыбу – спутниками в океан…
Наши рекорды – на Олимпийских играх…
Кто деньги вывез и чей клан?
Кто ху ис ху? Кто икс плюс игрек?
Была, сплыла, как песня, полоса,
Как радуга – цветами спектра…
Сейчас все вражеские голоса
Все голосят: песнь ваша спета.
В игру втянули и обыграли всех –
Чеши затылки, зад и перед!
И пирамидой колбасы – во сне! –
Наша империя из империй.
Заштатный штат мы для США?
Народы русские, да что вы, охренели?!
Евгений Евтушенко, крикни: «Ша!
Вы видели как рыба прёт на нерест?!»
А бомбою взорвётся вдруг Тибет –
Минет нас ждёт вселенского масштаба!
Но это шуточка – из активир-таблет,
Чтоб не обкакали домашних тапок…


     НАМ  США  БУЯМИ  Б  ЗАКИДАТЬ…
               Но на земле вожак не отвечал за них.
               Ему для неба требовалась смелость.
               И потому он показал пример –
               Клин заострил, опять войдя в доверье,
               И треугольник синеву обмерил,
               Как пашню обмеряет землемер.
                            Андрей Дементьев

«Секи, мужские гениталии летят –
Ништяк примета! – говорил горилла.
Сие военный действиев театр! –
Эт чудо в перьях вновь заговорило:
Сие американам наш привет! –
На беспилотную похожа на разведку –
Наш брат, как курицу Америку порвёт
И пухом  ПРО хвалёную развеет!»
«Не долетят до США, не долетят!
Не счесть американских эскадрилий!» –
То ноет зубом пародистик-дилетант:
Окак Окакьевич всё, всех обдрищет!
«Они в Дубаи, в Мальте, в СахарЕ,
Они в Майями, а мы с буями! -
Хоре базарить, пацаны, хоре –
У нас аэродром на острове Буяне!
Вон перестроились – как женский зад!
А вон и в передок – какая прелесть!»
Пусть отдохнёт солдатская кирза –
Чтоб наша Раша «стрижаками» оперилась…


          ЧАДО   ИСЧАДЬЯ
                Не знаю имени, фамилии…
                Да и зачем всё это мне?
                Чего скрывать,
                Ты даже рада,
                Что так любуются тобой
                И чей-то вздох
                И чьи-то взгляды
                Ты робко чувствуешь спиной.
                        Андрей Дементьев

Чёрт морской, исчадье ада –
Шакиру любит и Нетребко А. –
Ещё бы – дамочки из шоколада.
Суть пародиста – непотребная!
Я хотел бы умереть на пляже!
И здесь от пародиста спасу нет!
Есть тут одна: и не идёт, а пляшет –
Ей не хватает только кастаньет.
Куда плывёт она шикарная такая? – 
Там пародист, он – серенький акул! –
Он девушек за трусики таскает –
Шуткует, непотопляемый какун!


         МУЗОЙ  ОБИЖЕННЫЙ
                 От обид не пишется,
                 От забот не спится.
                 Искупаюсь в омуте,
                 Где кувшинки плавают.
                     Ан. Дементьев

Мечтаю о Париже,
О лит.почёт. медальке
Мой пародист пожиже:
Он – Дно Чахот, идальго.
Вот к чертям бы в омут,
Чтоб конечки в воду…
А наизусть он помнит:
Маяк., Высоц. – Володек!
Моя слеза прольётся:
Я б некролог забацал
Дерьмо не тонет – лёгкий
Устал я зае…забавляться.
И заявлень – не пишется,
В суд – не подаётся.
Пародистик пыжется –
Это идиотство.
Утонул бы в омуте –
Всех бы осчастливил.
Главный он в дурдоме-те,
А пародьки – ливер!


  НЕ  СЛУЧАЙНАЯ   ВСТРЕЧА  ПОДШАФЕТНАЯ
                 Мы с вами долго были или мало,
                 Но радостно нас брудершафт настиг.
                 И наши души,
                 Словно два бокала,
                 Соприкоснулись в этот тихий миг.
                 Наверно, дружба
                 В нас тогда рождалась.
                 Мы не решились говорить о ней. 
                         Андрей Дементьев

О этот сногсшибательный наклон
Могла лишь повторить певица Лорак!
А этот нахалён с бум-бум – в главе колонн,
Прёт от него вонища хлором.
Конечно, он умеет рассмешить.
Лапшу на уши, как лассо бросает,
Но кроме мясорубки, нет у него машин
И как горбушка хлеба – жизня простая.
А этот флирт развил бы брудершафт?
И всё б – взахлёб! Но не дошло до секса…
Тогда был СССР в списке держав
И гимн наш драл – гимнО! – до сердца!
Но секса не было – был труд и май…
А брудершафт – склещением собак…
Я не Дин Рид, тем более – не Майкл…
Жаль – дамочка подумала: слабак.

 
        НАПРАСНАЯ   МОЛИТВА
               (Андрей Дементьев)

Как от судьбы от бабы не уйдёшь –
Надует и порвёт, как дядя грелку.
Хоть будь ты крут – Ллойд Джордж! –
Любовь любого превратит в калеку.
С ума сведёт Л. Дженифер жопень
Сисяндры Семенович, губищи ДжОли…
Как не молился бедненький Шопен –
Не пощадил Господь! А хорошо ли?
Любая любовь разрушится
И протухнет душа
Не испытать вам ужаса –
Как пародист не дышать…
Во всём-то он, блин, кумекал
И рейтинг его правдив –
Стихирной Альфе Омеге
Не до его бороды…
И Ксенья Табу – лапочка…
А он – срыватель личин,
Он как Ленин-лампочка
Нас отучил от лучин!


         ЛЮБВЕОБИЛЬНЫЙ
               (А.Дементьев)

Когда-то я был оптимистом…
А пародист, как антисемит –
По лагерю он истомился,
Да жаль: как больной семенит.
Болят его стройные ножки,
Коалой-подагрой обжит –
Чего не подох он, парнёшка? –
Не попрекал бы Брижит:
Что не ко мне, а к Ан. Возну
Проявлен был интерес!
Жучара позорный, навозный
Нагнал, как цунами, стресс!
Ан. Воз. написал 15
(по Евту.) суперстихов!
Мне миру, что ли, признаться:
Что из простых пастухов?
Нас вырежут как баранов
Лихие начальники гор.
Они нам вставят порядок.
Из пойла оставят кагор.
Слюнявую веру оставят
В загробный и рабский рай…
(Я перебираю местами,
Читатель, спокуха – киряй!)


     С  ПУШКИНЫМ   НА  ДНЕ
               Поэзия кончается во мне.
               Я чувствую душой её усталость.
               И в памяти моей на самом дне
               Последняя метафора осталась.
               Мир накалился в схватках добела.
               Он полон боли, гнева и тротила.
               И Муза от меня не зря ушла,
               Она свою профессию сменила.
                        Андрей Дементьев

И 30 лет минуло – хоть бы хрен!
И Муза ****анула и вернулась:
Она смоталась не в Дубаи, не в Бахрейн
И привела с собою виртуанулу,
И этот виртуал вместо меня
Останется в веках поэзии России?!
Клон, клоун, по всем статьям маньяк!
А вы моих поклонниц, баб спросили?
Пускай в бордель Музечка, дрянь, ушла –
Всем говорит: «Профессию сменила!»
Увёл же зауряднейший пошляк:
Жулябия! Жупел! Он – Тимафуй! Санило!
Страною проституток нас имеют, тля!
Правами негритоса нас США – на дыбе!
Метелят дико, бля, средь декабля –
Нам в труселях, как Кость Иванов кондыбать?
Я что-то раскалился добела –
Достал, мля, поэтический дрочило!
Не перевелись в России дебила.
Я полон вони, гнева и тротила.


            ПОЭЗИАТ
                    Я не строил дома,
                    Не прокладывал трасс.
                    Но когда я сажусь
                    Вновь за письменный стол,
                    Я беру тяжкий груз,
                    Как бы ни был тяжёл. 
                              А.Дементьев

Мои песни поёт
Дорогая страна.
Моё имя: поэт! –
Мне бездарь не страшна.
Мне построчно плати
И дуром издавай!
Я не строил плотин.
Не водил я трамвай.
Строй капитализм!
Коммуняк – за Урал! -
Стройте свой коммунизм
И орите «ура».
Предали КПСС –
Нас бы тоже туда:
Но с киркою – капец! –
Не герои труда.
Отрываю свой гуз –
Он приятно тяжёл
И несу свой драг.груз –
Ан.Воз. вир – этажом –
Поэтический пик! –
Смертным это предел:
В зарубежье проник,
Не пропал в передел.
Он не ваш, а мой друг,
Ещё Белла у нас…
Именитых Андрюх
Золотой мы запас.
Слабо песьки писать
Под Панаровску?
Доверили мне небеса
Быть гением понарошку!
На Парнас не могу?
Застонал, чёрт возьми!
Этот – гонит пургу!
Тот – в экстазе возни!
Пряник нужен и кнут,
Повторенье ярма.
Я вас мордою ткну
В территорью дерьма –
Всё засрали, скоты,
Вас пороть и пороть:
Я хочу чтобы ты:
«Чо изволите, благородь?»


     РИСКОВЫЙ  ПОДПЕВАЛА
             Не принимаю осторожность,
             Что стала трусостью уже.
             Входите в риск,
                                         как входят в должность,
             Когда та должность по душе.
                         Андрей Дементьев

Мы гения, друзья, не дождались –
Я  исполняю должность гения!
А пародист – по штату! – скандалист.
Далёк матёрый рык Евт. Евгения.
И я рискнул! Привычка рисковать
Порою с дуростью неразличима.
Могла бы много рассказать кровать:
Она молчит – на это есть причина.
Рискнула Русь и вляпалась в гавно:
Её и в океане Жирик не отмоет –
Всю обобрали с головы до ног,
Нас осчастливили, придурков, сатаною.
Рискуем мы остаться без штанов –
Похлеще нищеты советской.
У нас большой запасец сатанов…
Клоаку нюхаем… Что им словесность
И песенки мои, пародии его?
Ужель на этот раз не пронесёт?
Писать об этом нелегко
И написалось, тля, ни то, ни сё…   

 
         ИГРОК  НА  НЕ-ЖАЛЕЙКЕ
                Никогда, никогда ни о чём не жалейте.
                Ни потерянных дней, ни сгоревшей любви.
                Пусть другой гениально играет на флейте.
                Но ещё гениальней слушали вы.
                                 Андрей Дементьев

Толку нет сокрушаться  о крахе вдогонку –
Ваши акции гавкнули красной звездой.
Нет палёной водяры – пори самогонку:
Разорённый и нищий, и не выездной.
Положи ты на всё с древне-русским прибором:
Дураком ты родился в стране дураков.
Жрать друг друга нас пока не припёрло.
Не дырявит нам уши (для бантов) дырокол.
Варикозом хроническим – трубопроводы.
И посмешищем мира – наш олигарх.
Мы без боя сдались добровольно:
Нас под тощую жопу скоро станут лягать.
В резервациях наши подохнут потомки,
Проклянув землю предков и нас (сволочьё):
Не страной негодяев – кодлой подонков.
Приберут всё чужие, что и было – ничьё.
Наши храмы снесёт желтизна, китаёзы.
И «наташи» наши в публичных домах.
И загнётся поэт от стыда передозы.
И тома наши – в мусор, в дерьмо.
Пародист, идиот, ты завидовал зяме,
Земляку? Прикопают нас всех:
Под землёй – коммунизм, дорогие земляне,
У могильных червей одинаков успех.
Никогда, дураки, с бодуна не жалейте,
Что припёр похмелятор не дядя Андрей:
Водки нет – самопалки налейте,
Пусть сосед ваш пердит за стеною, как дрель.
Новым русским пускай играют на флейте.
Всё нам пох… -- нам гармошку давай!
Пародисту, козлы, штрафную налейте!
Киньте в клумбу его ****ей-раздевах!


       НАШ  МАРМЕЛАДНЫЙ…

Твои стихи – иконки стиля:
Я прямо в книге им творю оклад.
Аристократка, Муза твоя, простила:
Кто умеет дерьмо превращать в шоколад?


Рецензии
... дочитаю в поезде. С наступающим!..
:)

Рон Вихоревский   08.05.2017 19:36     Заявить о нарушении
С праздником!

Александр Тимошин   09.05.2017 20:39   Заявить о нарушении