Вкусовые ощущения

ПАРК ГОРЬКОГО

Какие слабые птенцы
Их ветки сбрасывают с плеч
Они летят во все концы
Они пытаются лететь
И ветру на крыло прилечь
И до земли не умирать

Он будет долго их качать
И вальсом медленным кружить
И мертвых с мертвым ворошить
На раз-два-три четыре пять



ЗА СПИЧКАМИ

Двадцатый, сорванный с листа.
Старик, привязанный к горсаду.
И отпустить, как птицу, надо,
И он не хочет улетать.

Бездомный век идет на «Бы»,
За «Клинским», вышедшим всухую,
По паспорту не существует,
Но вот имеет место быть.

Прикормишь стайку миражей,
Стоишь при голубиной стае…
И рук, и крошек не хватает,
И листьев памяти моей.



PRESSENTIMENT
                                             И о чем-то тихо плачет


Что, крысенок, ходишь робко?
Слишком тихо, чтоб поверить.
Ощущение потери
За грудной перегородкой.

Привкус старого бисквита
У миндального печенья.
Коготочек сожаленья.
Речка ряскою покрыта.

То ли плачет, то ли бредит
И стучит, как в мышеловке,
За грудной перегородкой.
Слишком тихо, чтоб поверить.



ДИАБЕТ СОМНИТЕЛЬНОГО СВ-ВА

И накапризничать себе
Болезнь сомнительного свойства,
Когда сомнителен шербет,
И вся в сомнениях едва
Себя выносит голова,
И сомневается в устройстве
И тот, и, в общем, этот свет,
Но нет лекарства от свойстваА.
А ты как будто бы поэт,
Когда красивей фразы нет.



РАЗНОЕ

Ты пока еще летишь,
Поскользнувшийся-на-крыше,
И веселый посвист слышишь,
И с природой говоришь,

Постарайся грешным делом
Между вспомнить о душе,
Заодно очистив с телом
На ближайшем этаже.

Все равно кричишь красиво,
Чтоб без дела не летать,
Не забудь сказать спасибо.
А другое не сказать.

Попросить у всех прощенья,
У друзей, коллег и Бога.
За полетные уменья,
За веселую дорогу.



ФОНАРЬ
                                     Гори, звезда моя, гори
                                     Хотя бы для порядка


Раз зажигают фонари,
Кому-то это значит.
Гори, звезда моя, гори
На холоде собачьем.
Качайся, пьяная почти,
Попробуй не качаться,
Когда штырем в земле торчишь
И некуда деваться,
А брат-прохожий норовит
Подбить не-в-бровь с досады.
Пригнись, исполненный любви, –
Кому-то очень надо.



КОВЧЕГ

Каждой твари чтобы в паре
Два дай боже сапога
Только думаешь ага
Или ангел я слегка
Или нет похожей твари



О МОЛНИЯХ

А поздно оно или рано,
Всегда невпопад постучит
Служивый гонец с телеграммой –
Ставь крестик, танцуй, получи.

Стоишь с босоногим и куришь,
Подкинут ребята огня
С такою намешанной дурью,
Что влет и тебя, и коня.

Прокатятся саночки с горки...
Куда же ты тащишь, босяк,
Их заново вверх на закорках
С любовью, и кровью, и так?

Какого китайского счастья
Намазана лысая дверь?
Завязывай, почта, стучаться.
Ну, адрес хотя бы проверь.
………….
В таком померанцевом свете
Качает ладошка кровать:
«За каждое слово ответишь».
И не за что, ять, отвечать.



ПРОЗА В НОЯБРЕ
                                     Под стеною элизийской
                                     Спит труба Иерихона


В ноябре писали прозу.
В ноябре играли в карты.
Перевешивали дозу
И везенья, и таланта.

Отводили морок улиц.
Пал Элизий до осады.
Все, как водится, продули.
И роман дышал на ладан

В окружении химер.
И в рулетку револьвер
Ошибался, где не надо.
………………….
Как на улицах пустых
Горы листьев золотых…



ВЕСЕЛАЯ

Жизнь вернулась с перепугу
С перелету весела
Вот и песенка по кругу
Как хорошая пошла



CONDITIO

Откуда смурное ползучее чувство
И хруст догрызаемых семечек червем –
О, как громыхало мечами искусство
Картонным, шифонным, кондицио-нервным!
Как лапти еще уносили из первых.

Ах, с птицами черти на ветках болтали,
С двумя ангелочками сидя в обнимку.
Он ждал. Подождал. Оценили заминку.
Не Гоголь, не звали. Изделье из стали,
Как Вию, глаза раскрывает легонько.
И рядом вот этот, который в деталях.
И веки танцуют веселую польку.



ARS VIVENDI
                                 О древних гусях


Просыпаются в городе гуси
Защищать город Рим от гостей.
Мы не гости, мы хуже, эскузи,
Мы привыкли к дразненью гусей.

Носит пеплы по небу без края,
И не яблоки в дурочку рвать.
Пантеоны, стоишь, поминая,
Будто сзади Москва твоя мать.

И да здравствует Римское право,
Арсвивендии мраморный свод –
Если Римом проходит орава,
На правах все живое берет.

Где ваш бог, завещающий знамя
И свободные птичьи права?
И не город Москва перед нами.
Что нам, варварам, Рим и Москва?


Рецензии
Наташа, доброй ночи)
Прошу простить моё занудство,
но когда вижу описку ( опечатку),
не могу не сказать)

В " О молниях" вторая строфа сверху:

Стоишь с босоНОГИМ и куришь...

у вас лишний слог НО...

Всё интересно, чудесные стихи, Наташа...
Спасибо)

Лара Носова   16.03.2018 23:30     Заявить о нарушении
что вы, Лара - сама бы не заметила
спасибо огромное! всегда сообщайте, если что)

Перстнева   20.03.2018 16:38   Заявить о нарушении
На это произведение написано 14 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.