10-тый последний день в Петербурге. Музей восковых

Из музея Ахматовой поехали к Жене под проливным дождём.
Небо было палево-серым, но кое- где появлялись голубые просветы, похожие на реки.
Я купила коньяк «Шабо» - надо же отметить отъезд!
 К горячительному  добавила фарш, перец и рис, чтобы нашпиговать красный сочный перец и  потушить его  в духовке.
- Зачем ты тратишься, миллиардерша,- возмутилась Женя.
- Давай за дело, вдвоём так  весело  готовить,- предложила я.
По квартире, как добрый дух, носился вкусный запах перца.
- Как вкусно,- восхитилась я.
Мы пили коньяк, согревая его теплом ладоней, любовались в окно, как ветер треплет кроны деревьев, и говорили на всякие жизненно важные темы:
- Нельзя никогда никого критиковать.
- Почему? Когда мы критикуем другого человека, мы им манипулируем.
- Нельзя ныть!
- Да, девочки, недаром в Библии написано: у нищего отнимется, к богатому прибавится.
- Да, кто весел, к тому и Жизнь идёт навстречу.
- А настроение от слова настраиваться.
- Если хочешь Любви, надо верить в то, что Ты достойна самой лучшей любви.
- Нельзя общаться с теми, кто снижает самооценку.
- А если приходится?
- Общаться дозированно.
Ирочке было хорошо,- она смотрела мультики.
Нам было хорошо: мы говорили о Жизни, о самом главном на свете!
- Главное: никому не рассказывать о далеко идущих планах, план - не жизнь, в нём много неточностей, идеализации, и легко такой план зависти и недоброжелательности заблокировать!
- Нельзя хвалиться добрыми делами, гордость заберёт все себе блага за героический поступок.
- Нельзя никому рассказывать, что делаешь зарядку или сидишь на диете, аскетичность сочетается с доброй эмоциональностью. Злость и зависть не на пользу аскезе.
- Ни в коем случае нельзя хвалиться духовными знаниями. Кто достиг Вашей ступени, тот сам с Вами об этом заговорит!!!
- Какие же умными были древние. Они всё знали. Нельзя выносить сор из семьи. Подумаешь: ссора?! Разрядка от негативной эмоции. О Вашей разрядке никто- никто не должен знать!!!
Коньяк подействовал: проснулась, как никогда, поздно, в девять часов утра, разумеется.
Позавтракали очень вкусно: Женя с вечера приготовила для нас отбивное мясо, попили кофе с тростниковым коричневым сахаром и густыми сливками из красивой посуды из тончайшего фиолетового фарфора.
- Идите налегке,- сказала Женя,- я привезу Ваши вещи к автобусу «Санкт- Петербург» - «Варшава».
- И мне заодно напомнила название,- улыбнулась я памяти подруги.
Взглянула в окно на «Женину» рощу: роща, стояла, не шелохнувшись, залитая солнцем и нежностью.
Мы обрадовались неимоверно, но пришлось одеть мне те же чёрные брюки, ту же белую куртку и те же чёрно- белые кроссовки,- одежда осталась в камере хранения.
…Маршрутка. Метро.
И мы - на Невском.  Любуемся чудесной архитектурой с грустным осознанием: в последний раз…
Почему мы пошли  в Музей восковых фигур?
Музей находился рядом с Невским, с Эрмитажем, с Храмом на Крови, с Казанским,- со всем, с чем мы сроднились.
В этом музее мы без конца фотографировались.
Мы и «Сталина» обнимали за плечи, и пели с «Григорием Лепсом», и с «Медведевым» решали государственные задачи, крепко пожали руку «Путину»,- я долго стояла у восковой фигуры «Феррари» - стройной молодой, красивой женщины с непомерно развитыми молочными железами:
- Нет, всё должно быть в человеке соразмерно и гармонично.
Меня поразило то, что женщина с четырьмя ногами удачно вышла замуж и родила шестерых детей:
- А сколько красивых людей, талантливых и умных, не могут найти себе пару.
Наверно, всё дело в характере.
Взять и влюбить в себя характером - самое то, но внешность должна нравиться,- это очень важное условие…
Подхожу и вижу молодого человека с двумя лицами: с обыкновенным лицом и лицом на затылке! Трагическая судьба: юноша застрелился!
Иногда родители использовали своих аномальных детей и возили их по всем городам и весям для шоу - выступлений.
Снялась я  и с царской семьёй: дочери царя в чудесных кринолинах и кружевах, блещущие юной красотой,- и я в брюках и куртке, а возраст уже слегка повил меня первой паутинкою морщинок у глаз.
Думаю, что музеи восковых фигур созданы для развлечения подростков и молодёжи.
Я первой вышла из музея, присела на скамейку и разговорилась с женщиной из Алма- Аты. Она ожидала детей. Красивая бизнес- вумэн.
Дала мне совет: проводить вечера платные, ничего не делать за «так» и научила меня нескольким казахским словам: бакыт - счастье;  женил - свет; ДОС - друг, Ай - луна, кун - солнце.
Рахмет - спасибо,- я уже знала.
Может, отсюда - Рахметов, герой - Чернышевского, а кунак- друг от Кун- солнце; дружба - солнечное дело.
Мы попили кофе и пошли в Исакий.
Становимся в очередь за билетами.
Поднимаемся на 280 крутых ступеней,- и перед нами открывается великолепная панорама, незабываемое зрелище: серо- голубые полосы Мойки, Фонтанки, Невы, золотая игла Адмиралтейства, Ангел Петропавловской крепости, двойная колоннада Казанского собора, цветные купола Спаса на Крови, голубая крыша Никольской церкви.
Разговорившись, я восхитилась молодым человеком, отцом четверых детей:
- Какой Вы сильный,- сказала я.- Вы, как атлант, держите на своих плечах такую большую семью, детей водите на экскурсии. Развиваете их.
- Жена так не считает: собирает  разводиться.
- Может, Вы мало зарабатываете для такой семьи.
- Вроде бы на всё хватает.
- Может, жена в другого влюбилась?
- Может. Я уже четыре месяца не сплю. Близится время развода.
- А дети?!!!
- Вот поэтому и не сплю четыре месяца.
- И всюду страсти роковые, и от  судЕб защиты нет,- подумала я словами Пушкина, и у меня сердце облилось кровью.
- Помолитесь за меня.
До сих пор молюсь и посылаю флюиды воссоединения.
Исаакиевский собор обожаю всем сердцем, люблю каждого ангела, молюсь на каждый купол,- но эта история меня потрясла. И сейчас я пишу со слезами на глазах.
Мы спустились по крутой лестнице Исакия и набрели на детскую площадку,- и вот тут Ира «оторвалась»: сто раз съехала с разных горок, заглянула во все домики, налепила из песка причудливых фигур.
К Ирочке пристал один мальчик,- стал за ней повторять её фигурки, у него что- то не получилось,- и он Иру обсыпал песком.
Не успела я отряхнуть Ирочку от пыли, как подбежала интеллигентная мама мальчишки: посдувала с нашей малышки все пылинки, сына обругала, на чём свет стоит.
- Это он так кокетничает с нашей Ирой,- подумала я.
Мальчишка выслушал маму, а через пять минут прибежал играть к Иришке,- вот она, тяга с первого взгляда.
И тут приходит Аня в чёрном изящном платье, длинные волосы, блестящие, шелковистые, развеваются на ветру,-настоящая синеокая Русалка,- и что- то возбуждённо говорит-говорит-говорит и куда- то нас радостно тянет.
И мы приходим на огромную зелёную лужайку: слева- Исаакий, справа - памятник Фальконе Петру Первому.
И все на лужайке ходят- лежат - сидят- прыгают- едят, совсем, как в Вене.
Я упала на парную, пахнущую молоком и клеем зелёную траву - и почувствовала себя неимоверно счастливой.
Разве я не могу устать от музеев, и не столько от необходимости всё время размышлять, думать, вспоминать, анализировать, сколько от бесконечных толп экскурсантов?
Ирочка наша стала блаженной, будто в её сердечке включился моторчик - и она пятьдесят раз обежала огромный сквер.
Малютка носилась и носилась, как молодой пёсик, сорвавшийся с цепи,- так она вытряхивала музейную толкотню.
Я лежала на зелёной траве, подставив лицо солнцу, наблюдая за огромными, похожими на белые вагоны, облаками,- так я вылёживала из себя благородную плесень, изысканную патину - стремление держаться за собственную самость, за индивидуальную неповторимость.
Хождение по музеям неимоверно способствует новым открытиям и саморазвитию, и такому обязательно должно быть место в жизни, как хорошему празднику Души, но это не есть настоящая Жизнь, полная трудов, испытаний, проблем, бесконечного быта…
Я стала беспокоиться: как мама? Как брат справляется с ней?
Да, откровенно говоря, не только неудобно стеснять жизнь милых людей, мной описанных, но и самой поднадоело ощущать себя гостьей, захотелось  быть хозяйкой.
Мне всегда и везде и в других, и в себе импонирует острое чувство независимости.
Конечно, я эгоистична.
Но я и должна быть иногда немного эгоцентристкой, иначе - даже этих строк - я никогда бы не написала.
Домашние разорвут по кусочкам: этому сшей маечку, тому прополи свёклу, кому- то набери малин и свари варенье, кому- то вытопи баню и вымой весь дом.
И вот если эту мозаику - из майки, свёклы, малины, бани и  дома - собрать воедино, разве это буду я?
А когда же я буду заниматься творчеством?
На работе тоже хватает всяких бумаг.
Так и приходится ловчить: собираю чернику, а из резинового сапога торчит блокнот с ручкой.
Изредка выпрямляюсь и записываю фиолетовыми от ягодного сока руками четыре строки.
Ношу воду в баню, а в предбаннике лежит тетрадь: вылью вёдра в бочку и запишу, что думаю…
Но с другой стороны, если не переутомляться, от этих забот появляется особая сила и новые наблюдения.
Без них  становишься, как принято теперь говорить, тангенциальным,- утрачивающим свои корни, поверхностным, слишком лёгким человеком.
Мне очень нравится библейское выражение: «Чем глубже корни, тем выше крона».
Так я рассуждала близ памятника Петру Первому, так Ирочка бегала и кувыркалась, делала «складочку» и шпагат, так Аня нас фотографировала…
Вот уже время ехать к автобусу.
Как же я была удивлена, увидев Женю, ждущую нас.
Женя сварила компот из разных фруктов, процедила его,- и вот  экологически чистый продукт в дорогу ребёнку.
Милая заботница Женя напекла нам даже пирожков с яблочной начинкой.
Смотрим: и Марина спешит с работы, Иришке дарит медвежонка, мягкого, нежного, а мне фотографическую картину в милой рамочке с видом на канал Грибоедова, Казанский собор и Храм Спаса на Крови,- эту картину я отдала Ане в комнату: у неё  там - часы «Москва», гобелен «Париж», а теперь и Маринкина картина - «Санкт- Петербург», как раз те места, возле которых мы и вертелись каждый день.
Марина и Женя нас встречали, Марина и Женя нас провожали.
Чувствовать себя нужными и любимыми - необходимо каждому человеку.
А объятия?
Говорят, чтобы у человека царил позитив и в сердце, и в голове, его хотя бы семь раз в день должны обнять.
Были бы в мире одни счастливые влюблённые, никогда не было бы войн и революций.
Недаром безрукий и безногий Ник Вуйчич  чувствует себя счастливым: его до тысячи человек в день обнимают!
Улыбки, объятия, пожелания,  благодарения,- необходимая эйфория!
Как важно, чтобы тебя в дорогу провожали, как важно, чтобы тебя дома встречали.
Каждому человеку необходимо, чтобы его кто-то ждал, верный и любящий.
…Персонажи увиденных картин получили свою порцию моей ласки,- воплотились в  путевые заметки, а живые люди остались в моей благодарной памяти.
И всем читателям я очень признательна за прочтение моих санкт- петербургских наблюдений.
Желаю всем плодотворного творчества и ярких путешествий!

На фото я, такая счастливая, в первый день приезда в Санкт- Петербург


Рецензии
Ах,какой дивный литературный вечер получился! Все Ваши 10 дней скопировала и читала на большом экране. Это просто волшебная поездка была. И мы, читатели, вместе с Вами так много узнали об этом величественном городе, истории, музеях. Как приятно было познакомиться с Вашей семьёй. Каждый день насыщен экскурсиями, Вы щедро делитесь своими знаниями и впечатлениями. Отдельной строкой хочется выделить мгновения с книгами, писателями, поэтами и чудесным образом вписаны Ваши строки стихов! Всеми любимый город! Спасибо!!!

Золотая Лучик   19.05.2017 02:22     Заявить о нарушении
Спасибо, драгоценная Золотая Лучик.
Наверно, лучше всего в прозе я пишу о картинах и скульптурах.
Очень рада, что понравились мои опусы.
С нежнейшей благодарностью Наталья

Соловьёва   19.05.2017 13:37   Заявить о нарушении
На это произведение написано 9 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.