Между живой Бастет и погибшей птицей

Уна приходит. Руки её - в крови. Шепчет сквозь зубы сдавленно, - Не реви! Но уже мчатся капли, и, c'est la vie, сердце кровоточит сквозь её ладони.
Вот он - один на свете, Её утёс, здесь, только здесь, есть каменные (для слёз) плечи горы, спокойные лики звёзд, и тишина, которая гасит стоны.
Вот она сжалась в мягкий живой комок. Море вдали пульсирует синей тьмой. Крик её вдаль безжизненный и немой брошен. И вся земля восстаёт на помощь! Лес негодует. В ярости - духи рек. Дикие травы тянутся, льнут согреть. Мчится из чащи нечто, - Скорей, скорей! Воют ветра. Из снов выступает Полночь. -Ты же всё знала, маленькая сестра, -Вам от любви рождаться
и умирать.
Спи, моя крошка, я буду здесь до утра, - покараулю, что тебе будет сниться.  Уна почти не дышит, но тает лёд. И горячо, и остро, но оживёт сердце. И солнце утром её найдёт
Между живой Бастет и погибшей птицей.


Рецензии