Грусть

Мало в мире этом людей, способных меня понять.

И я, всем чужой, под взглядами,
Ищу, собирая, крохи тепла,
В словах пытаясь отыскать
Отклик созвучный

Незыблемым устоям морали,
Стойким перед модой и к бурям,
Заключая редкую сохранность
Собственноручно.

Скрытность обдувает опахалом,
Слежавшись серостью, пятная грязью,
И пыль столбом не позволяет разобрать
Кто рядом.

Обман личный, обман вокруг
Страшными словами говорится по привычке,
Ровным голосом, не прерывая сердца стук,
И яркие вывески перед фасадом.

Позволь себе не подпитывать ненависть,
Не шутить над болезным и не радоваться чужим неудачам  – 
Оклевещут и тотчас предадут.
Что дружба им? Выгода – вот что значит.

Во встреченном увидеть, кого захочешь:
Друга, слугу или раба?
Удобен кто незаметен и безлик
И нет врагов тогда, и нет друзей.

А жизнь, наверное, кисель
Без ярких красок.

Поступки ждут обещанных свершений,
Глаза слепы, а уши ловят искажения.

Во что же излить нацеденное,
Чтобы человек проступил из-под масок?

Несовершенство хромое идет восвояси:
Нося в себе, презирают даже,
Культивируя виденные недостатки
В огрызках родной изувеченной речи.

Разделенный народ разобщён и отторгнут.
Словно ждёт он войны, очищения ждёт.

Туман – это сгущенный дым,
Брошенных в душу окурков,
Мусор лохмотьев прозрачных пакетов.

Метания бесформенны его.
Мешанину толкотни переваривая,
Увлеченно преступают запреты.

Самобытность вытесняет одинаковость.
На поклон идешь, обивая пороги,
Стучишься в двери, падаешь в ноги,
А в ответ получаешь спектакль поактовый

В вечернем освещении прошедшего дождя.
Блестят поверхностью лужи темной,
Какой не видел отродясь
В углах зашторенных самых комнат

Чиркнет красно-ржавым с затона
Закат на приколе стоящих судов.

Тени лежат мумией фараона
На парящих порталах вросших домов.

                           16.09.2016 г. - 20.09.2016 г.


Рецензии