Ворона на снегу

Со сломанным крылом ворона на снегу.
Прохожие спешат — сюжет неинтересный;
И я разок взгляну да мимо пробегу,
А жалости толчок сочту за неуместный.

И всё-таки вернусь, немного погодя.
Не зная, как помочь, застыну виновато.
Вороний чёрный глаз, неласково блестя,
Уставится в лицо, и станет жутковато.

Ворона на снегу со сломанным крылом.
Топорщится крыло и вверх сквозь боль взмывает;
И в облике её нептичий есть надлом,
И в памяти сюжет совсем иной всплывает:

Просторный, светлый зал; смотрю на полотно,
Где зимняя Москва, народ первопрестольной,
Многообразье лиц, и всех бледней одно:
Морозовой лицо — боярыни крамольной.

Боярыня сидит, закутана, в санях.
Вся в чёрном. От угроз и пыток не согнулась.
И тонкая рука в цепях, а не в перстнях,
Двуперстием крестя, неистово взметнулась.

Боярыню везут в далёкую тюрьму.
Чтоб не смущать народ, — вон из Москвы крамолу!
Она обречена на голод, страх и тьму, —
Стать жертвой суждено церковного раскола.

Но ненавистью взгляд не тлеет, а горит;
От веры отступить до смерти не захочет.
Вокруг неё толпа московская пестрит:
Сочувствует, скорбит, ехидствует, хохочет…

Вороной на снегу подсказан был сюжет:
Жестокий перелом, церковное двуличье
И женщины такой неистовый портрет!
Но присмотрись — и в ней заметишь что-то птичье.

И, глядя на неё, представить я смогу,
Как точный карандаш штрихует зарисовки,
Как чёрный взмах крыла на радужном снегу,
Художник превратит в шедевр для Третьяковки.*
                                            11.11.12
* Под впечатлением увиденной на снегу вороны со сломанным крылом
знаменитый русский художник Василий Иванович Суриков (1848–
1916) написал картину «Боярыня Морозова», посвятив ее деятельнице русского церковного раскола XVII века Морозовой Феодосии Прокофьевне (1632–1675), сосланной в Боровск.


Рецензии
Очень хорошее! Очень страстное! И про Пегаса хорошее. А про Стивенсона - нет. По-моему, это опять зпос, а не лирика. Рассказ, информирование, ознакомление с интересными фактами. И финал поверхностно благолепный, наивно обманывающий себя и других: стихи спасают от болезни и смерти. Ведь не спасают же!

Виктор Колесников 6   04.03.2016 23:19     Заявить о нарушении
Спасибо, Виктор, за одобрение и критику. Насчет Стивенсона Вы, должно быть,отчасти правы - мне и самой этот стих не очень нравится, поскольку он слишком сентиментален, и в нём не хватает нерва. Но всё-таки конец Вы неверно истолковали: никто не доказывает, что стихи спасают от болезни и смерти. Но от хандры, безволия и уныния они спасают! Именно от этих напастей был спасён наш герой, сочиняя "меж приступов туберкулёза" стихи о своём детстве.

Екатерина Базилевская   10.03.2016 20:01   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.