Остров. Сборник

Виктор Ушаков
Остров. Сборник

***

На острове люди живут без страстей -
Нет ни желаний, ни следовать им.
Лишь наблюдать за полётом гусей:
Время к зиме приближается…
зим
Впрок не считать и не знать наперёд
Сколько осталось – счастливый народ!

Люди на острове - все без затей,
Ветры доносят обрывки вестей,
Им бодхисатвами быть для людей -
Просто живут по природе своей.

Рыбы наловят – накормят детей.
Ангелы-ветры не примут гостей
Внешнего мира – относят их прочь,
Там, где прибой и кромешная ночь.
Солнце встречают - как данность небес,
Дар первородный и сумрачный лес.

Боль головная для ушлых ребят –
Скорее записывать в электорат -
Все пригодятся, когда выбирать
Время приходит и стукнут часы -
Депеша из самой далёкой Москвы.

Радио нет, электронных газет
Им не читают, не знают завет.
Курсы валют не касаются их,
Биржи обижены, карточки шлют,
Группу поддержки – под натиском шлюх.
Что с ними делать? – не знает народ,
Не оберёшься греха и хлопот.

***
На Ловецком перевале
Травы полегли.
Неужели миновали
Тёплые огни.
Остановимся и выйдем -
Ветром подышать.
Высоко стоят вершины –
Некому мешать.
Расстилаются под нами
Склоны и холмы.
Камышевыми котами
Будем бегать мы.
Зайцами и лисами
По хребтам скакать.
А потом описывать
И публиковать.

***
Мысли улетают в облака,
Люди остаются не у дел.
Между ними пропасть велика,
Если только ходят по земле.
И какая между ними связь?
Или, может, ангел улетел?..
Не заметно, как закат погас -
Между делом как-то проглядел.

Мысль на протяжении веков…
Где-то там, в верховьях алтаря:
Не имеет даже берегов -
Там, где зарождается заря.

Там меня открытье озарит
Нечто, вдохновение суля.
И увижу, как огонь горит,
В радости вибрирует земля.

***
На переходе. В шторм

Мы попали в полосу тумана,
Там, где ошалели сквозняки.
Море дышит рядом и под нами,
И от качки пьяны моряки.

Мы дрейфуем в сердцевине склона,
Словно льды – ударам вопреки,
В самом пекле свежего циклона,
Где воспоминания легки…

Ты на вахте многое вспомянешь,
На земле чему не знал цены.
С сожаленьем запоздалым глянешь:
Мачта чуть касается волны.

И порой захочется обратно…
Мачта на волну почти легла.
Только в море познаешь внезапно,
Как земля поката и кругла.

Чиф в запале крикнет: - Курс сто двадцать! –
Многое родне твоей суля.
Ты ж не против, ты же рад стараться –
Траулер не слушает руля!

Как же вышли мы из переделки? -
Спрашивать не будем у себя,
На компасе пляшущие стрелки
Как родных, наверно, возлюбя.

***
Мы заложники с тобой на дальнем мысе.
Ничего нам не осталось - только мысли.
Поезда сюда не ходят, самолеты
Долетят, но приземляться неохота.

Только выглянут пилоты из кабины:
Как здесь люди поживают - в карантине?
По заданью. Улетают восвояси.
Даже зверь сюда не ходит - все боятся.

Мы заложники с тобой в одной квартире,
Мы одни на белом свете, в целом мире.
И никто нас не спасёт и не осудит.
Мы свободны в несвободе - мы же люди!

***

Музыка сфер звучала,
На волнах нас укачала.
А рядом - остов причала,
Разбитого от начала.
И оставила на морском песке
Доживать свой век вдалеке.

***
О маме

Она на работе, я – дома,
Дошкольную начав главу.
Соседи зовут её Тома,
А я просто мамой зову.
Вот скрипнули вдруг половицы,
За стенкой - голос чужой…
Туман за окошком клубится
И сопки накрыл с головой.
И радости нас не лишая,
Свершаются будней круги.
Мне жизнь выпадает большая:
Смотреть её из-под руки.
Часами. Из-за поворота
Вот-вот появиться должна.
И вдруг появляется кто-то…
Но это опять не она.

***
Мамин газовый платок,
Нарисованный цветок.
Мамы нет - платок остался
Мне в наследство, как богатство.

Легче лёгкого – пушинка,
Как перо воздушной птицы
Ей на голову ложится.

Тяжела была судьба,
А платочек - хоть куда.
Невесомый и воздушный
Был в ее руках послушный.

Так любила одевать
Маме нравилось опять
До последних дней носить…

Модный был в шестидесятых,
Он до старости остался
Самым стильным и удобным
И родным, и теплокровным.

***
Море

Отпусти меня в Питер.
На Московском вокзале
Завернусь в тёплый свитер
Из листов ламинарий.

Я пройдусь по столице -
И по Невскому тоже.
А навстречу мне лица -
Все на айнов похожи.

Приглядевшись, узнаю:
В Эрмитаж приезжают
Родом из-за границы -
Это тоже сближает.

В Мариинском театре
Недоступные цены.
А напротив бесплатно -
Музыкальная сцена.

Малый зал Глазунова
Полюбился мне очень
Еду снова и снова
Слушать музыку очно.

После в Доме Балтийском -
Фестиваль из театров
Европейских, но близких -
И сегодня, и завтра!

Иглокожие тоже
Мне помогут зарыться,
Приспособиться кожей
К лику новой столицы.

И людские запруды
В холода непогоды,
Не допустят простуды
Эрмитажные своды.

И апрельская слякоть,
И студёные ветры
Не заставят заплакать,
Но от радости - светлы.

***


Коврик на стене

Солнце в окна сочится застенчиво
Сквозь белесую накипь волны.
И олени прогулку вечернюю
Завершают в разгаре зимы.

У речного прохладного русла
На мгновенье застыли они
И глазами беспомощно-грустными
Как живые глядят со стены.

По реке белоснежные лебеди,
Ни о чем не печалясь, скользят,
Им не ведомы даже сомнения,
Что взлететь никогда им нельзя.

В изголовье столь красочный коврик,
Домотканый, изученный впрок.
Знать, его безымянный художник
Разрисовывал, как только мог.

Разуверившись в пользе таланта,
Худоба - как безденежья весть,
Всю любовь он вложил и старанье
В свой шедевр – лебединую песнь.

Вижу я, гениальный художник,
Как влюблен я заочно в тебя.
Боже мой, до чего же ты дожил,
Отразивши весну бытия.

***

Квартирант
(Томские трущобы)

Не найти в подлунном мире
Койко-место мне никак.
Я у тетки на квартире
Проживаю четвертак.
А хозяин деловито –
На стакан один флакон –
Глушит спазмы аппетита
Без конца – одеколон.
Экономят, что есть мочи,
Каждый часа-киловатт.
Тушат свет: «Спокойной ночи», -
Как стемнеет, говорят.
А однажды, чтоб им сгинуть,
Вижу: новый навесной…
Залезаю я в квартиру
Через форточку домой.
На виду у честных граждан
Тороплюсь на сопромат,
Протолкнув облезлый страшно
В это око дипломат.
Чтобы черти их поели,
Проглотив в один момент,
Навещают на неделе:
Как идет эксперимент?

***


Родной причал, прими у нас швартовы,
Узнать тебя я что-то не могу:
Деревья к снегопаду не готовы,
А снег лежит на сопках и в порту.

Мы уходили в месяце июне,
Когда в кармане нету ни гроша.
В резерве – силос, в море полнолунье.
Не унывали – сняли урожай.

Штормами нас изрядно потрепало,
И корпус обесцветился слегка.
Зато теперь пройдемся – для начала –
По улице походкой моряка.

Кругом родни – нас ждут в порту приписки.
Кому цветы – а нам не привыкать…
Встречай, пивбар, с бичами без прописки -
Нам с ними есть, о чем потолковать!

***

Баллада о Южном распадке

Пришел с похмелия в упадок,
На Флотской – Рыбозаводской,
Неунывающий распадок,
Не просыхающий такой.

Вороны черные над ними
В дозоре медленно кружат:
В сугробе возле магазина
В обнимку - пьяницы лежат.

Про Шикотан горланят песни,
«Нет в жизни счастья!» - на груди.
Им хорошо, покамест вместе,
Похмелье ждёт их впереди.

Неужто здесь они чужие?
И «Не видать свободы век!»
Их подбирают на машине -
Не то замёрзнет человек.

В кутузку примут их с любовью
И поддадут на посошок…
А утром вынесет прибоем
На обсыхающий песок.

С похмелья заспанный распадок,
На Флотской – Рыбозаводской -
Такой родной, там детство рядом -
Хранимый Богом и судьбой!

***

Пронизанный ветром и стужей,
Озябшей ладонью гребя,
Я в снег завернусь и потуже
Почувствую рядом тебя.
Приснится мне, кстати, пустыня,
Где я никогда не бывал,
И тело как айсберг остынет,
Как мамонт, уйдя за Урал…
В эпоху потом потепленья
Найдут, отогреют меня –
Всё - ради стихотворенья,
Видения ночи и дня.

***
Театр

Никогда не знавшая кулисы,
Девочка мечтает стать актрисой,
Позовёт её большой театр
Маленькую роль одну сыграть.
И мечта её осуществилась:
В драматурга девочка влюбилась,
И на сцену вышли танцевать,
Как цветы, овации срывать...
Так вошла в заученную роль,
Что забыла к выходу пароль…
Режиссерский замысел директор
Оценил, и зал одобрил «вектор».
Всё - как в жизни было, вместо ренты
Зритель им дарил аплодисменты.

***

Ну что тебе сказать про сувенир?!
Про самовар и дровяную печь…
Прибой твою таверну просолил
И не на чем блины тебе испечь.

А за окном песочная мука
И снежная слепящая метель.
Не ждёт жена гуляку-моряка -
Остывшая заправлена постель.

А рядом пёс и взглядом мудреца
В упор посмотрит, тут же отведёт –
Как будто остаётся без лица
Моряк, когда никто его не ждёт!
Когда никто его не узнаёт.

***

К тебе я по звёздам прокладывал путь
На утлом судёнышке в месяце мае.
На вахте мечтая, как можно вернуть
Мгновенья, которые не забываем.

Часы и минуты – ну как их забыть!
Когда они самые лучшие были…
Но не оценил их -  а время летит…
А чувства к тебе до сих пор не остыли.

Меня же сильнее снедает тоска
В разлуке с тобой, с каждым годом острее…
А звёзды за нами глядят свысока -
Не гаснут, не прячутся и не тускнеют.

***

Люди как планеты
Солнечной системы,
сталкиваясь светом,
высекают темы.
Вертятся и крутятся
по своим орбитам.
А когда разучатся,
все сгорают – квиты!
Как объекты - сами
по себе не плохи,
стали полюсами,
но не одиноки!
Как планеты все мы -
нам вредны контакты,
и тогда в системе
не наступит краха.

Звёзды и планеты –
без прямых контактов,
лишь по интернету
заключают акты.

***

К нам животные приходят
Из медвежьего далёко,
Но собратьев не находят,
А соседи так жестоки.
С моря птицы прилетают –
Подкормиться чем придётся,
Повар за борт выливает -
Что с обеда остаётся.
Рыбы к берегу стремятся
От акул, поближе к людям -
Те не стали удивляться -
Жарят и несут на блюде.
Только голуби воркуют
По чердачному вольготно.
А вороны не кукуют,
Сносно кормятся и льготно.

Кит спасается от стресса
И плывёт на мелководье -
Штормом выбросит на камни
В кровь израненное тело.

Как избавиться от стресса?
И зачем на мелководье? -
По причине неизвестной,
В бурю упокой находит…
Людям тоже интересно
Знать, что в мире происходит.

***

Л.
Ты идёшь по лестничному маршу,
Напевая песенку свою.
Почему же, поднимаясь дальше,
Не посмотришь в сторону мою?
Я стою внизу и караулю,
Как закроешь за собою дверь…
Взглядом укоризны салютуя:
Что ты медлишь, будь же посмелей!
Каблучками цокаешь, под крышу
Песенку уносишь ты свою,
По ступенькам, поднимаясь выше -
Не посмотришь в сторону мою.
Я стою внизу и караулю -
Вот закрылась за тобою дверь.
А в кармане оказалась дуля…
НЕ на что надеяться теперь.

**
Пеленгас

В море рядышком у нас
Ходит рыба Пеленгас,
Заплывает в бухты,
Кто увидит: – Ух, ты!

По поверхности плывёт –
Удивляется народ.
Городские рыбаки
Ловят рыбу на крючки.

Необычная она –
Как монеты чешуя.
Просит в море отпустить,
Еще больше нарастить.

Повар просит извинить,
Чешуя летит, звенит -
В стороны на стены,
В - что на ноги надену.

Мясо белое под ней –
Благородных, знать, кровей.
Выйдет знатная уха,
Благодатная, ха-ха!

Кормит море, кормит лес,
Чтоб скорей набрал я вес!
Чтобы вырос и исчез
С Благодатных этих мест.


Подвал

Низкий сырой подвал
Детство олицетворял.

Темный, окно в грязи –
Праха не отрясти.
Не смыть – бесполезный труд
Обратно его наметут

Подошвы - не выше ног,
Больше сказать не мог,
Как выглядят целиком они –
Не выходя из дома.

Ноги мелькают в окне -
Прохожих движенье во вне.

На протяженье лет
Здесь обитал поэт.
На той стороне бытия,
Где лишним стал для тебя.
Поэзию бытия -
Её лишь одну любя.

**

Буржуям тоже надо кушать,
На что-то яхты покупать…
Зачем тебе, не пачкай душу,
Валюта, курсы? евро-мать!
Пускай жируют нашим газом,
А мы дровами топим печь!
И уголёк ещё ни разу
Не подводил, чтоб блин испечь!
Земля «напекает» в карманы,
По трубам – Северный поток.
У нас сжижают этот самый –
Чтобы соседям было впрок!
А мы остались дикарями,
Непредсказуемой страной…
Помахивая «дилерами»,
Толкают в пропасть, за собой!
А мы подумаем о Вечном,
За ними в пропасть не спеши…
Когда поток сорвётся встречный
И смоет пену всю с души!

**

Когда он был предметом культа,
Страдали вещи от инсульта.
Померкла лампочка в подъезде,
И в губернаторском уезде
Погасли солнце и светила,
И даже сакура у сквера
Вдруг расцвела и облетела.
Берёзку – ту спилили раньше,
Общаться не с кем - больше фальши.

**

Девушка мечты

Яблочко-ранетка,
Девушка мечты.
Брошка как монетка -
Свет из пустоты.
Светит и сигналит -
Счастье впереди.
Подходи парнишка
И заговори.
И не парься слишком,
Лучше, посмотри:
Мускулы играют
На её груди.
Брак не выбирают,
Если выбран ты.
В качестве супруга,
Или муж на час.
Чтоб узда с подпругой
Были в самый раз.
Стань мечтой поэта
Или рыбака,
Верная примета -
Белая рука.

**

Старое фото

Февраль – моё рожденье,
Метелей забытьё.
У мамы на коленях,
И боль моя – её.

Сына непутёвого
Приголубит мать –
Сын её кручину
Станет понимать.

Задует ветер в щели,
Печь дымит давно…
А море как отшельник
Кидается в окно.

Места не находит
Мучается, ждёт.
Кто ещё не ходит,
НА берег придёт.

**

Пчеле не хватает везенья,
Чтоб мёд приносили в улей.
Её никто не заставит
Работать как заводная.

А муравьи – те тоже…
- Куда вы спешите, братцы?
Пора бы подумать о Вечном, -
Как друг мне философ сказал.

А вот ещё один случай,
Смешной, непонятный и жуткий:
Как будто кормлю клубникой
Кролика - с левой руки.

**
Океана окаянный окоём -
близость моря неизменно день за днём -
за тобою наблюдает и следит:
«что ещё напишет он и натворит».
Ничего оно тебе не говорит,
просто волнами у берега шуршит.

Ты приходишь побеседовать к нему
и тебе совсем не страшно одному.
Каменушки - утки плавают вблизи,
(как же лапкам их не холодно в пургу?)
На волне, но в безопасной полосе -
на вторженье реагируют твоё.

Перепончатыми лапками грести
начинают, ускоряясь на волне, -
Так и хочется ответить им: - Прости-
те за тревоги, безопасен я вполне.

***

Сахалинская ворона

(подсмотренное на пляже: ворона села в гущу чаек)


Перекрашенная чайка
Села рядом на песок.
Всем рассказывает байки,
Привставая на носок.

Что успела, повидала
За вороний долгий век,
А теперь вот чайкой стала –
надоумил человек.

Поняла без перевода
Та, что со смеху лежит:
Нет народа без урода -
Веселится, как мужик.
Песенка гнома

Утром не неволю,
выйти им позволю,
форточку открою
(христианский зов) –
выпущу на волю
сытых комаров.

Кровушку сосали
ночью напролёт.
Знать, она чужая,
не родная кровь.

В ушко песню пели,
усыпляя зуд,
выпить не успели -
высплюсь как-нибудь.

Комариный хор,
а во сне – хоррор.

Вверх ногами, вижу,
спят на потолке,
разве их обижу? -
отдых дали мне.

С крыльями пиявки
нахожу в постели -
в медицинских целях
ночью песни пели!

**

Юноша

По узкоколейной железной дороге
Проходит он мимо свиданья.
Смешливая девочка ждет на пороге,
До самой поры увяданья.
И нет для него оправданья.

Луна серебрится
И звезды сверкают -
Красивая песня, но если
Все мысли о том,
Что его ожидает -
Волнение юного сердца.

Не оглянись мимо кладбища - рано,
На остановке конечной
Ни огонька - только Зов океана,
Пронзительный ветер
И Вечность.

**
Чай из розы

Чай из лепестков суданской розы
Помогает в крепкие морозы...

Бесы правят. Крысы сыты в трюме.
Солонина в бочках. Кот угрюмый
Не заходит в трюм повеселиться:
Знает, что накрутят хвост и смылся.
А корабль бессмысленно болтает
На волне. И тяму не хватает
Капитану встать за рулевого,
Пьяного, как боцман – что ж такого…
Кто его простит или осудит,
Трезвых не осталось - все как люди
Отмечают праздники в запое
долгосрочном. И в открытом море…
И чума на оба ваши дома –
Посейдон разгневан, -
Ждите грома.

**

Капуста

Мама жарит картошку,
Отчим книги читает,
Братик трогает кошку –
За усы выдирает

Из-под щели дивана -
Хочет с ней поиграть…
А Тамара с Иваном -
это отчим и мать.

Сахалинская осень
За окном полыхает…
Нашу юность уносит,
Мы о ней вспоминаем…

По утраченным мигам
Безыскусного быта
Не написана книга
О простом, и забытом…

Дружно режем капусту
Нашей полной семьёй,
А зелёным листья
Скрипят под ногой.

Бочку катим в кладовку,
Там забродит она -
И капустного сока
Вытекает струя.

Дух пьянящий в кладовке…
А хрустящий салат
На закуску с картошкой -
Каждый вкусному рад.

***

«Махнём, Людмила, в Моховую Падь!»
Александр Кудрявцев


- Поехали в Америку, Тамара!
Там хорошо, ну, разве ты не рада?
Ты нянькой к дочери устроишься, я - к внукам…
 И будем постигать с тобой науку
Американской жизни в Новом Свете,
Где мир открыт для всех – и всё на свете!
Английский вспомним,
Говорить на нём –
Языковой барьер перешагнём.

Мы запросто поедем на Гавайи,
Там наяву как в сказке побываем:
Не видел кто - олицетворенье Рая.
Подумаем с тобою: Неужели
Так люди запросто живут, на самом деле?
Всё есть у них, чего не пожелают…

Под гнётом здесь - инфляция сжигает
Все наши накопления - в копейки,
В песок все превращаются копилки…
Как люди поживём на старость лет!
Не светит ничего нам, даже свет,
Который с каждым годом дорожает,
Корзина продуктовая легчает…

Пока в дорогу хватит сбережений,
Мы сложим вместе их – получится вложенье
Хоть маленького – всё же капитала,
Чтобы достойно старость миновала…
А дальше – предсказуемая Вечность,
С которой безупречна наша встреча.

На жизнь нам хватит – я съедаю мало –
Голодным легче думаться мне стало…
Мой рацион - не больше, чем у кошки,
Глядящей с подоконника в окошко:
«Как жизнь в том измеренье протекает? –
И лично на неё не повлияет».
- Поехали в Америку, Тамара?..
 
27.11.2014 г.

В зимнем лесу

Давай помечтаем с тобою
В заснеженном этом лесу,
Здесь небо, смотри, голубое -
как дети на память рисуют.

Представим: мы в зимнем царстве
И город далёк от нас,
Над нами не холод властен,
А пониманье глаз.

Мы таинство леса узнаем,
по невесомым следам…
И тайна останется с нами,
Вдали - на двоих пополам.

***
Кто ты?

Ты сам себе - Гоголь и Пушкин,
Ты сам - адвокат и судья,
Когда ты ночуешь в избушке
Как во дворце бытия.

А рядышком птицы щебечут,
Слетаются с веток к тебе,
Общение с ними излечит
На птичьем, на их языке.
И, странно – ты их понимаешь
И сам с ними речи ведёшь,
Согласие их принимаешь,
В контакте – богаче живёшь.

Полёвки клочки из матраса
Разносят в свои закрома,
Они - здесь хозяева, значит,
Избушка - не только твоя...

Избушка совсем прохудилась -
Из стен унесли волокно
И гнёзда поблизости свили,
Теперь она - как решето.

Косые дожди проникают,
И время течёт стороной…
А ты же прорехи стихами
Латаешь словесной игрой.


***


Рецензии
Особенно удачны штормовые! А в целом Картина от минора до мажора - и море и сопки и сам остров Сахалин и дыхание островное неровное. Хорошо!

Анатолий Святов   17.05.2018 19:45     Заявить о нарушении