О воспитательных свойствах пародий

Очень люблю пародии. Хорошие пародии, которые, увы, встречаются сейчас не так часто, несмотря на изобилие авторов, пробующих себя в этом жанре. Это не удивительно, потому что жанр этот очень сложный. Непросто высмеять недостаток или стиль автора и не обидеть его этим. В идеале. Однако так называемые «пародисты» чаще творят в отместку или просто потому что характер такой – любит автор других в невыгодном свете выставить. Самому-то блеснуть нечем, а пути к успеху, как известно, два: либо реально быть на высоте, либо унизить того, кто заведомо лучше. Увы, но большинство выбирают второй, более лёгкий путь. Иногда произведения «в отместку» на самом деле получаются смешными. Редко. Злых количественно больше. Печально, что такой многогранный жанр, как пародия, превратили в рифмованную брань, исказив её суть и предназначение: обыграть характерный авторский стиль или ситуацию.
А ведь хорошая пародия – комплимент автору, если, конечно, обыгрываются не ляпы и не личность автора, что вообще недопустимо. Непревзойденным в этом жанре был и остаётся известный советский сатирик Александр Иванов. В детстве не пропускала ни одной передачи «Вокруг смеха» с его участием. Он выходил на сцену и творил настоящие чудеса, открывая зрителю в зале и телезрителю иную реальность. Казалось бы, ничего особенного не происходило: читал авторский текст, в котором сначала ничего смешного нет. Затем бросал лукавый взгляд с прищуром в зрительный зал и, с ловкостью фокусника играя словами, погружал зрителей в иную реальность. Он невероятно тонко, колко, иронично обыгрывал моменты, оставшиеся незамеченными даже маститыми мэтрами редактуры и литературной критики. Обижались ли те, кого Иванов пародировал? Наверное. Его цепкого взгляда и острого пера побаивались. Однако попасть к нему на карандаш было своего рода комплиментом. Известно, что брался он только за сильных авторов с немалым творческим потенциалом, а таких критика только сильнее делает, потому как они замечания на заметку берут и впредь подобных оговорок стараются не допускать.
Любопытно, доживи Александр Александрович до наших дней практически тотального увлечения поэзией, как бы он отреагировал на вирши откровенных графоманов и – о, ужас! – хвалебные оды к ним читателей с весьма невзыскательным литературным вкусом? Наверное, написал бы целую поэму или, напротив, уложил эмоции в коротенькую, но ёмкую и меткую эпиграмму.
К слову, талантливых пародистов сейчас тоже немало, и они, подобно Дон-Кихоту Сервантеса, храбро сражаются с ветряными мельницами авторского пустословья. Однако бездарей меньше не становится. Они плодятся с удивительной быстротой, потому как дурное дело нехитрое. Слова рифмуются – что ещё? Пусть по смыслу  не связаны и одно другому противоречит: автор ТАК ВИДИТ… Более того, попробуй сделать критическое замечание – пародийку накатают! Зазеркалье…
Устоять перед соблазном открыть им глаза, непросто. Объяснять бесполезно – такие неисправимы. Но ещё можно и нужно повлиять на читательский вкус, если не им, то другим доказать, как нельзя писАть. Перед современными пародистами стоят несколько иные задачи, чем перед Александром Ивановым, например.
Поэтому я очень была рада, встретив на просторах сайта стихи.ру пародиста, который достойно продолжил дело Александра Александровича. Это – Алексей Назаров 9 («9», потому что несколько полных тёзок на сайте). Алексею удаётся, высмеивая ляпы коллег по перу, воспитывать читателя, давать уроки грамотности на заданную тему, поэтому над его пародиями всегда от души смеёшься, но подчас это смех сквозь слёзы.
Например, одна из недавних пародий Назарова «Дыня» ( http://www.stihi.ru/2015/08/29/2030 ), на которую его вдохновили такие строки: «Учи китайский, слушай Кукурме.  Пока учёбу впитывает дыня...». Высокий посыл, громкое имя и… жаргонное словечко «дыня» в значении "голова". Вот как это стилистическое несоответствие обыграл Назаров:

Учил немецкий, Гёте восхищён,
Чья книга в переводе мне досталась.
Корпел, зубрил, но, кроме «данке шон»,
Ни слова больше в дыню не впиталось.

Пошёл на кухню, выпил Каркаде.
Вот он впитался сразу, без вопросов.
Арбузной коркой мне по бороде
Провёл Джордж Беркли, аглицкий философ.

Никак не удаются языки!
Была бы тыква или, скажем, репа,
Куда как легче было бы, с руки!
А с дыней – что на скалы без зацепа...

Ни одного лишнего слова! Удачно обыгран глагол «впитываться» в контексте с почти рифмующимися «каркаде – куркуме». Думаете, случайно? Отнюдь! Для многих читателей эти слова практически равнозначны.
В другой пародии «Репортаж с выставки кубистов» ( http://www.stihi.ru/2015/05/18/7550 ) – Алексей Назаров гротескно высмеял пристрастие авторов, желающих показаться очень умными, к сложным словам и специфическим терминам, зачастую употребляемыми ими часто и не к месту. Как автор этих строк, например: «Репрезентация рисунка, Когниция его частей На пермутацию рассудка Влияет аурой своей. Тут лапидарность линий, цвета…»
Не думаю, что рядовой читатель откроет толковый словарь, чтобы уточнить смысл непонятных слов. Скорее, зевнёт и бросит читать, не оценив интеллектуальных потуг пиита. Только не Назаров! Он мастерски жонглирует терминами, каждый из которых вызывает гомерический приступ смеха:

Я был на выставке кубистов.
Пошёл опять; хожу, смотрю...
Картины абстракционистов
Модальность вызвали мою.

В пинакотеке – целый штабель
Таких работ... С недавних пор
В небытие ушёл муштабель,
Почти совсем исчез валёр...

В лучах квадратного заката –
Расформированный пейзаж.
Своеобразное сфумато,
Неподражаемый стаффаж.

Я испытал амбивалентность,
Я тот ещё перципиент –
Весьма простая афферентность,
К которой склонен суггеренд.

Налицо воспитательный эффект: не умничай без надобности – всегда найдется тот, кто умнее. Да и не это вовсе в человеке ценно:

Поймёт ли эту сензитивность
Тот, кто не ценит контрапост?
Чтоб осознать вариативность,
Необходим духовный рост.

Вот! Главное, человеком в любых ситуациях оставаться! Интеллект, конечно, красит человека, но не когда им бахвалятся, тем более не к месту.
Другие авторы чудят, и чудят не по-детски. В прямом смысле этого слова. Не верите? Пожалуйста - пародия на эту тему «Бесконечная чудь» ( http://www.stihi.ru/2015/07/31/8655 ), поводом к написанию которой послужили такие строки: «Души хрустальной чуткий перезвон, Спокойная бумага без ответа... Он знал – она. Она не знала – он. И эта чудь продлится до рассвета». Взгляд цепляется за несуществующее слово «чудь».
Надо отдать должное потрясающему чувству юмора Алексея Назарова. Найти столько аналогов «чуди» - дорогого стоит:

Сидел я за столом, смотрел в оконь:
Там были небь и солнць, и морь плескалась...
Роилось мыслей в мне полным-полонь,
Их только зафиксировать осталось…

…В таких раздумьях день прошёл. Наутрь,
Заправив ложь, где спал и укрывался,
Я кофь со свежей сливкой принял внутрь
И снова у окони замечтался...

Но самое «вкусное» пародист выдаёт в конце, резюмируя всё вышеизложенное:

Бумага стерпит. Вот она, лежит –
Спокойная бумага без ответа...
«Чудь-юдь ты в перьях!» – сроду не вскричит.
И я пишу. Спасибь же ей за это.

Бумага-то стерпит. К сожалению, и невзыскательный читатель проглотит и – о, ужас! – и сам выдаст нечто подобное, а то и хлеще… Единственное лекарство от этой заразы – хорошая пародия. Спасибо Алексею Назарову за корректирующее литературный вкус «лечение»!
Причём, берётся он и за совсем безнадёжные случаи, когда автор оригинала прямым текстом требует «не поучать!»: «Беда, коль некий графоман Учить людей желает, Найдёт в размерности изъян, А мысль не понимает (…)  Большое «эго» у людей Нередко прёт наружу. Мы ищем не «учителей», А родственную душу!»…
Комментарии, как говорится, излишни. Назаров не мог не отозваться и пишет на это пародию «Графоман на сайтах» (http://www.stihi.ru/2015/03/27/9795 ):

Беда, коль некий пародист
В стихи к таким залезет.
Скажу вам всем как иронист:
Меня такое бесит!..
… Он пишет им: «В стихах – РАЗМЕР,
А вовсе не РАЗМЕРНОСТЬ.
Тогда – пишите вместо СКВЕР
Плохое слово СКВЕРНОСТЬ».

Потрясающая игра слов и смыслов! И урок грамотности в том числе. К слову о скверности. Назаров с юмором борется со всеми её проявлениями – как в поэзии, так и в жизни. В этом плане показательна его пародия с ироничным названием «Воспитатель» ( http://www.stihi.ru/2012/01/28/4030 ). Ирония понятна, когда читаешь такое: «Любимых пишут имена и надписи с асфальтом тают. (…) Как воспитание детей, я буквы режу на скамейках».
Воспетое здесь варварство возносится в степень добродетели, но пародист умело ставит «писателя по скамейкам» на место, остроумно расставив акценты. Привожу эту щемящую  пародию целиком, потому как явление это весьма распространённое и борьба с подобной «резьбой по дереву» не окончена:

Писал я наши имена –
они растаяли с асфальтом:
дорога, жалко, мощена
здесь не гранитом, не базальтом.
Я место новое искал –
асфальта было чтоб потвёрже,
и стены клуба исписал.
Но клуб растаял вскоре тоже.
Скамейки вон давно стоят,
и, вижу я, никак не тают.
На них садятся все подряд,
но букв никто не вырезает.
А что же детям-то читать?
Присядут – и прочесть-то неча!
Нет, надо срочно вырезать
родные буквы русской речи!
Я занят лучшей из идей, –
не то что некие семейки:
для воспитания детей
я поизрезал все скамейки!
И труд об этом написал –
о воспитаньи, – напечатал
Столяр, как это увидал,
так над трудом своим заплакал.

Дочитаешь, и смахнёшь слезу с глаз – вместе с пародистом пожалеешь труд Мастера. На таких текстах воспитывали бы детей, глядишь, «писателей по скамейкам» заметно поубавилось бы…
Одна из задач пародии, как и поэзии в целом – улучшить мир вокруг, сделать его добрее, красивее, умнее. Если поэт воспевает прекрасное, то пародист отсекает всё лишнее, вычурное, ложное, карикатурное…
Пародия Назарова «Мир непрост, совсем непрост» (http://www.stihi.ru/2012/01/16/2922 ) интересна тем, что в ней Алексей пишет о настоящем и будущем, обращаясь к символике русских народных сказок и государственной символике иностранного государства.
Автор оригинала решил прихвастнуть знанием древнегреческой мифологии, но лишь рассмешил этим читателя: «Издалека мир часто слишком прост: Летит орёл, в степной дали темнея. Он, может, в клюве грызуна понёс, Но ведь возможно – печень Прометея?!».
Алексей отреагировал на это с искромётным юмором, но как актуально звучат его слова сейчас:

Мы часто упрощаем мир вокруг,
На всё бездумно, попусту глазея.
Вот заяц побежал... Как знать, а вдруг
В нём утка и яйцо, где смерть Кощея?!

Стреляем зайцев, уток бьём и бьём,
Стремясь улучшить мир, Зло – уничтожить,
А всё яйца с иголкой не найдём –
Но та иголка в стоге сена, может?!

Летит орёл... Что в клюве у него?
Змея иль свиток "E Pluribus Unum"?..
Вникаю я во всё, вот оттого
И стал таким внимательным и умным.

За стол рабочий сызнова я сел:
Сейчас число вопросов увеличу!..
Вот жалко, одного не углядел:
Орлы всегда в когтях несут добычу.

Упоминание об орле с добычей, с весьма непростым свитком в лапах («E Pluribus Unum – надпись на свитке в клюве орла на гербе США, означает: "Из многих – единое") в свете нынешних событий воспринимается иначе, и пародию воспринимаешь уже не как пародию вовсе, а как предсказание. Вряд ли Алексей Назаров мог предугадать, что его пародия несколько лет спустя заиграет новыми оттенками смысла и станет еще более актуальной, чем в момент написания в 2012 году.
Итак, пародии воспитывают, развивают, учат, лечат от безвкусицы и даже предсказывают будущее… И всё-таки пародистов не любят. Не любят те, кто боится попасть на карандаш. Остальные – читают с удовольствием. И это замечательно! Читательский вкус нужно развивать!


Рецензии
Спасибо, Ларочка!
Интереснейшее исследование!
Действительно, пародистом надо родиться. Для этого надо любить поэзию и ее
авторов, разбираться в поэтике и дорожить смыслом.
С теплом. Надежда.

Надежда Викторовна Сорокина   20.06.2016 20:11     Заявить о нарушении
Благодарю, Надежда!
Соглашусь с Вами, что для того, чтобы писать пародии, нужно иметь определённый склад ума и незаурядное чувство юмора.
С уважением,

Лариса Есина   20.06.2016 21:00   Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.