красота для карнавала

 

 

КРАСОТА ДЛЯ КАРНАВАЛА
 (Иронический рассказ)

  Бабушка   на    нарах,
 Дедушку  "пилила"
 Это   всё   из-за   тебя,
 Старого    дебила…
      (Наталья Юмагужина)

                    1
                
Бабка хочет, бабка просит,
Донимает старика.
Истеричкой заголосит,
Коль проймёт её тоска.
То закатится от  смеху
Перед дедом на потеху,
То молчит, потупя взор,
Будто деду вперекор.
Стала бабка злой да вредной.
То краснеющей, то бледной,
То лежит, то вскочит вновь,
Да со злом нахмурит бровь.
«И куда её заносит
Под девчонку, что ли косит?
Что стряслось? – Управы нет»-
Озадачивался дед.
-Что с тобой, моя отрада?
Али жизнью ты не рада?-
Вопрошал её старик.
Отвечала чуть не вкрик:
-Мне от скуки плохо спится,
Не приходит сон в ночи!
Не лежится, не сидится.
От печали хоть кричи.
Чтобы эту  безобразью
Разогнать да отдохнуть,
Раздобыл бы ты оказью
Или в Крым, иль в Закавказью,
Иль  иначе, как-нибудь!
Дед разинул, было, рот…

-При подходе Новый Год.
За всю жисть, хотя бы раз
Ты исполни мой заказ;
Чтоб в одежде-макияже,
Стала я красивей даже,
Чем я выгляжу сейчас.
Чтоб нарядной, под тальянку
Я сплясала бы «Цыганку»,
Али не на что у нас
Изменить мою престижу,
Да улучшить вид имиджу?
Ведь от скучного житья
Утомилась шибко я!
Ахнул дед, раскрывши рот,
«Ай да баба, что несёт!»
 -Чем оплачивать расходы?
На какие же шиши?
Наши общие доходы-
Это - сущие гроши.
Ты мозгой повороши!
-Простофиля ты, дубина.
Ты пенёк или мужчина?
В банк! И оформляй кредит,
Это нам не навредит!
Скоро! Не тяни резину!

…Дед оформил, и спешит
Со старухой к магазину.
Там старуху приодел:
Шляпу, шубу приглядел.
Шубу-норку, фирмы «Пума»
«Эт тебе не фунт изюма,
Чтоб не грыз тебя позор,
Хоть и форменный разор!»
А для так любимых ножек
Выбрал парочку  сапожек.
И, довольный, бабку он
В красоты повёл салон.
«Макияж не лишний тоже».
Разумелые девицы
Удлинили ей ресницы,
Брови сделали дугой,
Стала бабушка другой
Разукрасили блондинкой
С чёлкой светлой впереди.
Инда деду стало дико,
К бабке, хоть не подходи.
Стала бабка как «девица-
Шимаханская царица»,
С красотою в беспредел!                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                              
Перед ним сама бравада.
Дед от бабкиного взгляда
Даже как-то оробел.


А бабуля важной стала.
Свысока ему сказала:
-Денег стоит красота.
Без хорошего наряда
Ты - убогость, нищета.
Мне охота чтоб и ты
Принабрался красоты.
-Да оно, конечно нада
Прикупить и мне наряда,
Да деньжат у нас ку-ку.
Не купить мне старику
Плешь упрятать парику,
Я молчу уже о прочем.
Ну, сказать тебе короче-
Израсходован кредит.
Нету денег. Всё. Лимит!
Брать кредит ума не надо,
Да расплата хуже ада.
Тяжек с банками расчёт.
Так что мне не до красот.
-Ты -  плешивый старый жмот!
Как ты встретишь Новый Год?
В допотопненькой ушанке?
В зипунишке? В кирзачах?
Будешь выглядеть не ах-
Образина оборванки!
В новогодней толкотне
Стыдно рядом будет мне.
Что ты зенками моргаешь?
Али сам не понимаешь;
Окрыляет нас наряд.
Слышал, люди говорят:
«Экономь Фома на мыле-
Отрастет бурьян на рыле!»

Убедила. Сдался дед.
Одолела красотуля.
-Будь по-твоему, бабуля!
И запас для похорон
Растрясти решился он…
Накупили всё, что надо:
Куртку – тёплый капюшон,
«Как у Путина куртон»
Шапку – дед не видел смладу,
С тёплым мехом сапоги-
«Хоть носи, хоть береги»,
Да под жгучего «брунета».
Вместе выбрали парик.
Не узнал себя старик.
Так дошли до паритета
По вопросу красоты.
СбЫлись бабкины мечты.

 Так они под Новый Год,
Под крутой командой бабки,
Промотав деньжат остатки,
Нарядились под «господ».

                2

Скоро, скоро он придёт
«Наша Раша» Новый Год!
Нет, не Рио-де-Жанейро,
Не бразильский карнавал,
Не станцует кабальеро
Здесь латинское болЕро
Свой у нас, российский бал.
Здесь у нас суровый климат.
И поэтому  не принят
В новогодний маскарад.
Эротический парад.
Нам привычнее застолье.
Стол и закуси приволье,
Громкий разговор гостей,
Шум и шалости детей.
Год мы встретим молодой
Водкой, крепким самогоном
Да огурчиком солёным,
За столом стаканным звоном,
Русской пляскою лихой,
Громкой песней удалой.

    По традиции на вечер,
На торжественный банкет
Пригласил «господ» для встречи
Года Нового сосед.
Вот и вечер. Гости в сборе.
Тянут время в разговоре.
Все ругают «Горбача»
Рубят Ельцина сплеча.
Обсуждают  так и сяк.
Вспоминают коммуняк,
Про «снабжение» плохое,
Как жилось, и всё такое…

Вот хозяин – хлебосол
Приглашает всех за стол.
.
Вот он гостевой «набор»:
Военкомовский майор
Вячеслав Иваныч Котов-
Шут и мастер анекдотов.
Рядом с ним его жена
Жанна – полная особа
Избегают пить вина,
Самогонку любят оба.
Два соседа боковых
Перепёлкин да Шумских
С половинками своими
Празднично полунагими.
Брат хозяйки – инвалид.
(На пособии сидит.
Отморозил хрен по пьяни -
Дико пил, "по-обезьяньи").
Он на женщин не глядит.
Вот судьбы ему вердикт.
Прилетел из-под Бишкека,
Не встречались четверть века,
Давний детский друг Андрей
Со старухою своей,
«Скандинавкой» некрасивой,
Беспокойной и ворчливой.
У родителей в гостях
Сын хозяина – монах.


Это скромный круг, куда
По призыву праздной чаши,
Разнаряженые наши
Появились «господа».
Таковы у нас начала
Наша Раша – «карнавала»,
Наш российский этикет,
Наш родной менталитет.

Бабке дивятся соседи:
Молода не по годам,
Толи лондонская леди,
Толь парижская мадам.
Красоту собой явила,
Макияжем всех затмила.
Осмотрелась и решила,
Что она среди гостей
Всех красавиц красивей.

Как подарочный презент
Дед сидел как президент,
Олигарх он, не иначе,
Молодой красавец маче.
Но довольно.
Вот таков
Образ наших стариков,
Наших писаных красавцев.
Что же может с ними статься?
Их «господский» макияж,
Непривычный антураж,
Красоты очарованье
Обращало к ним вниманье,
Побуждало на кураж.

Ну а гости ждут момента
Поздравленья президента.
Жадно смотрят на экран
Как на дозу наркоман.
Не могёт моя страна
Без родного  пахана.
Вот и он – Отец – Отцов,
Наш несменный Огурцов.
(Вы в кино его видали!)
Торжествуя, гости встали.
На Руси святой момент –
Поздравляет Президент!
Так уж принято в стране –
Дань признанья старине.
Ритуал исполнить нужно –
Хряпнуть весело и дружно
За прошедший год глоток.
Дружно пробки в потолок!
И… поехала Россия!

После первой оживились,
К «оливье»  засуетились    
Аппетитно закусить,
Да за Новый повторить.
Бой курантов, гимн родной!
С Новым Годом!
По второй!
Любим, что и говорить,
По закусочке пришпарить,
По огурчикам ударить,
Да рассольчиком запить.
Забалдели!
Зашумели!
Лучше Пушкина никто
Не сказал ещё про то,
Как идёт домашний пир.
В этом Пушкин - ювелир!
На себя беру грехи-
Привожу его стихи:

«На миг умолкли разговоры;
Уста жуют. Со всех сторон
Гремят тарелки и приборы
Да рюмок раздаётся звон.
Но вскоре гости понемногу
Подъемлют общую тревогу.
Никто не слушает, кричат,
Смеются, спорят и пищат».

Ну а бабка что? Она
Так собой увлечена.
Так ресницами махает,
Да как брови изгибает.
Где ж тот радостный момент?
Где приятный комплимент?
«Верно, начали стесняться -
Красоты моей боятся»


«Нет покоя ни минутки.
Шас про нас начнутся шутки»
Беспокоясь, ждал старик,
Поправляя свой парик.

А и впрямь, не заржавело:
Котов принялся за дело.
Анекдотчик да шутник
Объявил на весь пикник:
-Всем, кто смеху патриот,
Выдать свежий анекдот!
Для примера всем гостям
Первый расскажу я сам.
Свежий, в качестве презента,
Анекдот про президента.


«Президентов бояться – в сортир не ходить!»

Гости разом замолчали.
Крутизны такой не ждали.
-Прочитал я в интернете-
Вот, для нас законы эти:
Имя Вовик да Димон
Из фольклора ринуть вон.
В анекдоты не вставлять,
Всуе не употреблять.
А не то, ты враг народа.
Суд – и вот тебе три года.
Спи на нарах у параши…
Так в России жизни наши
Стряпались спокон веков.
(По рассказам стариков)

-Шутки шутками, Котяра!
Ну не так же - до угара-
Посоветовал сосед-
Иль чего приличней нет?
Ну-ка глянь, какая пара,
Украшает наш банкет!
Дед заёрзал на скамейке:
«Шас кака-нибудь злодейка
Рассусоливать начнёт
Про плешивых анекдот»
Угадал! Жена соседа,-
(«Что б ей… Хуже людоеда»)
Глядя хитренько на деда,
Камень деду в огород:

Фармакологи Австралии изобрели новейшее
 радикальное средство против облысения.
 Стоит лысому выпить флакон этого средства,
 и одним лысым станет меньше.
 
-Невесёлый анекдот?
Есть ещё в заначке. Вот:

Задал отчаянный вопрос,
Придя к врачу один плешивый:
-Что делать от потерь волос?
И получил ответ шутливый:
-К голове и к парику
Прикрепить по ярлыку!

Но смутился дед не шибко,
Только хитрая улыбка
 Виделась в прищурах глаз.
И ответил дед тотчас:

-Вот ведь тут, такая штука –
С париком, конечно, мука.
Чтоб парик не потерять,
 С головой его срастили.
Доктора поворожили.
Перед праздником  с неделю.
Растуды её в качелю!
Больше нет для лысых муки-
Так работают науки!
 Ну а к вам призыв мой прост
Выдать за науку тост!
Всем ура! Ура,  наука!
Как  под громкий  шум и звон,
 Смачно пьётся самогон!
Поутру хмельная мука.

О самогон! Весёлый и коварный!
Несчастен, кто тобою не хмелел.
Несчастен и алкаш бездарный,
Кто, упиваясь, меры не имел.

А дед и бабка захмелели,
От хмеля вроде осмелели,
Захорохорились, запели.
Явился боевой заряд.
Расслабились, как говорят.

А, между прочим, я замечу,
У поколенья этих лет
Бесхитростные шутки, речи,
И без изысков этикет.
Безделикатны, грубоваты,
Им не пристал особо такт.
Они как будто глуповаты.
И это -  непреложный факт.
Но в том они ли виноваты?

Ну, а наши «господа»
Устремляются куда?
Под девчонку баба косит:
Бабка хочет, бабка просит
Чтобы всем повеселеть,
Слово дать, да песню спеть.
-Сочиняла по ночам
И сейчас спою я вам.

Поёт.

Богинею была я и осталась!
Сверкать красою – это мой удел!
Пусть плачут те, кому я не досталась,
И радуются те, кто очумел!

Себе, богине, я желаю скромно
Иметь по жизни четырёх зверей:
Чтоб «Ягуар» дымился под балконом
Едва лишь только выйду из дверей.

Ходить в накинутой на плечи норке,
Со львом в постели тратить много сил
И чтоб, в конце концов, баран нашелся,
Который бы за всё это платил!
(Ivan Fuckov)

Тишина… и взорвалось!
«Гром оваций»! Браво! Браво!
Красоте и песне слава!
Дед шептал под нос: «шалава».
Чудом вслух не сорвалось.
«Скандинавка» рот кривила:
«Хм, не пела, а вопила».
Тихо мужу говорила:
-Это стерва, вся наскрось.
Всё коварство излилось.
Вижу я – она устроит
В этом доме тарарам.
Осторожней надо нам.
Приближаться к ней не стоит.
Не общайся близко с ней.
Я прошу тебя, Андрей.
Не по мне такая шутка.
Мне не нравится она,
Форменная проститутка.
Песней я удручена.

Лишь улыбкою Андрей
Отвечал жене своей.
А расстроился всех боле
Брат хозяйки – инвалид.
На красавицу глядит
С миною душевной боли:
«Эх, да кабы не мороз,
Толи я бы преподнёс…»
И, не сдерживая слёз,
Поднатужив  силу воли,
За столом, поднявшись в рост,
С видом скорби выдал тост:
-Выпить всем до дна стакана
За несчастного  барана!

Дед, услышав тост такой,
Вспыхнул гневною волной:
«Это ж наглый перегиб!»
Деда даже пот прошиб,
Но сдержал себя от гнева,
Чтоб не стала «королева»
Учинять в гостях скандал.
Гнев унявши, промолчал.

Ну а гости остальные,
Уж достаточно хмельные,
К бабке пристают на бис,
Но у бабки свой каприз:
Дать «Цыганочку» на приз!

Нет проблем! Базара нет,
Если в доме интернет!
Быстро всё – такое дело,
И тальяночка запела!
Ах, моя тальяночка!
Как поёт «Цыганочка»!
Вот и наша красотуля
Смело вышла на простор.
Посмотрите как бабуля
Свой покажет «харахор!»
У «Цыганки» выход плавный,
У бабули шаг забавный
Ножки вскинет взад, вперёд
Платье выше подберёт.
Балериной повернётся,
Платье шире разовьётся,
И откроет наготу-
Полных ножек красоту!
Приворот мужским глазам,
Эротический бальзам.
Загорелось выдать жару!
Котов вышел с ней на пару.
А бабуля дроби бьёт,
Да «цыганочки» поёт.
       
-Я цыганочку свою
До чего её люблю!
Когда стану помирать,
Велю цыганочку сыграть.
          Котов:
 -Цыган цыганке говорит
У меня давно стоит
На столе бутылочка;
Давай выпьем, милочка.
          Бабуля
Ах, и  что ж ты стоишь,
Каку лихоманку;
Бери за руку меня –
Веди за голанку.
          Котов.
Ваня пьяным спал на льду,
Отморозил ерунду.
А без этой ерунды
Не туды и не сюды.
         Бабуля.
Говорят, что я старуха,
Только мне не верится.
Дед мой глянет на меня
Сразу зашевелится!*

«Ах, частушка ты, частушка,
Распевалась ты любя.
Раньше редкая пирушка
Обходилась без тебя.
Забывается частушка.
И сейчас уже не то;
Такт – по бочке калатушка –
Ритм есть - и вся игрушка –
Клоунада шапито.
Не сужу, конечно, моду.
Сам из моды вышел. Стар.
Молодёжь даёт погоду
Новым временам в угоду.
Старый ритм не в моде стал».
Так, оставшись без бабули,
Рассуждал притихший дед,
Хоть гудел, шумел, как улей
Взбаламошенный банкет.
Дед не рыпался в танцоры.
Не любил и пьяных хоры.
Пил, ни с кем не говоря,
По глоточку, втихаря,
От голды ушедши в аут.
Тяжек деду этот раут,
Эта шумная гульба,
Году Новому «раба»
«Каб не бабка, ни за что бы
Не пошёл на этот «бал»;
Набивать свои утробы,
Поутру с похмельной злобы,
Да, не дай ты бог – скандал».

Так в сторонке рассуждал
Наш «брунет», красавец, «мачё».
За столом один скучал.
Бился в зале «карнавал»,
Спьяну играми лихАча.
Ну а дед, едва не плача,
Вспоминал как жил иначе,
В молодые времена:
Где теперь моя страна?
Где могучая держава?
Где её былая слава?
И какой же сатана
Учинил развал России?
Неудачники – мессии-
Палаумные генсеки,
Чтоб им…пусто, да во - веки.
Коммунизм наобещали,
А ведь врали, врали, врали!
Коммунизма ждали, ждали,
Да работали – пахали:
Бабка правила буфет,
Я – сантехник. Много лет
Отработали и что же?
Стали « лохами». О Боже!

Думал так наш скромный мачо.
Шумной пьянкой утомлён,
На диван клониться начал.
Под коварный самогон
Одолел беднягу сон.
Хоть и песни, топ да крик,
Сном хмельным  уснул старик,
Уронив на пол парик.
Кот игрушку эту хвать,
Да с добычей под кровать.
А «раба» меж тем гудит,
Да безумолку галдит.
Вот где бабка не скучает!
Разыграла роль свою;
Да она почти в раю!
Бесшабашно продолжает
Баламутить всех гостей
Крутизной своих  затей.
Про такое умолчу ли
Развлеченье для бабули?
-Рокенролу мне включите,
Я расслабиться хочу!
Бацать рок я научу,
Если вы того хотите».
Ба! Вы только поглядите!
Ей и это по плечу!
А в хрущёвке места мало;
Для простора сдвинут стол,
Чтобы места всем хватало,
Как умеют, как попало,
«Бацать» бодрый рок-Н-рол.
Новогодняя, шальная,
Сумасбродно-буйная,
Безалаберно-хмельная,
Ночь такая трудная!
Ритмы рока, топот, гром.
Как - то гулко пел весь дом
То, стихая, то сильней,
В пять хрущёвских этажей
От подвалов и до крыш
Все в талантах изощрялись
Во всё горло надрывались
«Милая, меня услышь»,
Вечный хит «Шумел камыш».
Все жильцы перемешались;
Приходили – раздевались,
Обнимались, лобызались.
Уходили -  одевались
Кое- как. Какой разбор?
(То-то радовался вор)
И, прощаясь, если мог,
Выпивал «на бадажок»,
Коль такой обычай есть.
Но пора бы знать и честь.
Час – едва ли не к рассвету:
После тостов клич «Ура»
Попритих. Пришла пора
Закруглять пирушку эту.
Гости шумно собирались,
Колготились да прощались,
Еле стоя на ногах.
Их, крестом всех осеняя,
Провожал, благословляя,
Сын хозяина – монах
Вид спортивный – молодец -
Трезвой жизни образец.

                  3

Но!
 Куда шмыгнула бабка?
Где-то запропал Андрей!
Спохватилась «Скандинавка»
На душе тревожно ей.
К деду спящему быстрей:
-Подымайся! Хватит спать!
Я как знала! Вашу мать!
Дед от этакого крика,
Сбитый разом с панталыка,
Лепет начал, как заика,
-А? Ково? Кака улика?
-Слушай, старый горемыка.
Ты мужик, иль недотыка?
Непутёвый мой Андрей
Сладил с бабою твоей!
Снюхаться уже успели!
-Растуды её в качелю!
Тока что плясали-пели!
Вот те на! Да неужели?
Рассуждал наш джентльмен.
-Смладу бабушка измен
Никогда не учиняла…
-Да проснись, ты, старый хрен.
Так она и рассказала;
Кто, чего, да с кем бывала!
Что молчишь, как манекен?
 
Подымайся! Подымайся!
-Шас, ты тока не ругайся.
Еле встал хмельной старик:
«Никакого нет покою»
Гладит лысину рукою:
-Во! А где же мой парик?!
 

 
Дед не в шутку напугался.
-Да неужто потерялся?
-Лучше щупай плешь, нудьга:
Не растут ли там рога?
-Неужели кто стащил?
Бабка будет без пощады…
От испуга и досады
Дед кутёнком заскулил.
-Не скули ты, ради бога.
Мой козёл, твоя яга,
Где-то ставят нам рога!
Вот где главная тревога!

-В чём тревога? Что за страх?
Подойдя, спросил монах.
-Нету бабушки моей…
-Запропал и мой Андрей…
Где оне? Куды пропали?
Рокенролу танцевали…
Нам пора бы на покой…
-Да и нам пора домой.
Как-то тихо молвил дед.
-Их к себе увёл сосед,
Этажом живёт повыше.
Он недавно с ними вышел.
Сообщил монах в ответ.
Скандинавка -  обомлела:
-Ах ты, дрянь! Да как посмела,
Расписная кочерга,
Мне устраивать рога!
И на что положил глаз
Мой-то, старый   ловелас?
Ты то, древний идиот,
Что стоишь, розинув рот?
Дед стоял, ушам не веря:
-Што же делать нам теперя?
-Разыскать их, хош не хош,
Перемать, едрёна вошь!
Одевайся! Надо нам
Пробежать по этажам!

Дед к одежде. Где «куртон»?
Нет сапог! Не видно шубы!
Шляпы нет! Он удивлён:
Подозрительно сугубо,
Что не видно тех вещей,
Стольких стоящих рублей!
Шапки нет! Да где парик?
Ах, наивный наш старик!
Тешила его надежда,
Что «шикарная» одежда
У старухи на плечах,
На Андреевых ногах.
«Может, вышли просвежиться,
Шас придут, и всё решится»
-Растуды её в качелю!
Собираешься неделю!
По квартирам пробежим,
Может, где-то их застанем
За занятием таким…
В ноги кланяться заставим…
-За занятием?
Каким?
-У скотов бывают случки;
Кабелей уводят сучки
И доводят их до ручки.
Да и ты, должно, рогат.
(Далее под смачный мат!)
-Сучку крашеную эту
Превращю её в котлету!
К ним моей пощады нету!
Я устрою им парад!

Скандинавка кипятилась.
Слушал дед, разинув рот.
Но - нежданный поворот-
Дверь входная отворилась.
Пара грешников явилась.
Не зашла, а завалилась!
Вот такой вот анекдот.

                 4

-Здрасте вам! Нарисовались,
Расписные в неглиже!
Где и чем вы занимались?
Ночь кончается уже!
Но друзья «не вяжут лыка»:
Бабка смотрится безлико.
А следы былого шика
Обернулись следом пшика
Так себе. Одни понты
Бывшей женской красоты.
И Андрей не красивей.
Всей фигурою своей,
И одеждой и умом
Представлял мешок с г..ном.
Скандинавке так хотелось,
(И решительность имелась)
Шкуру с них обеих снять.
Но сумела то понять,
Хоть на них и закричала;
Пьянь бессмысленно ругать.
Да и лучше без скандала.
-Всё! Закончился роман.
Мне самой Андрюха нужен.
И, взвалив на плечи мужа,
Потащила на диван.

Дед стоял как истукан.
Отрешась. Остолбенело.
Но душа его кипела,
Как разбуженный вулкан.
Думал: «быть или не быть».
Как Отелло Дездемону
Может бабку задушить,
Иль смотреть, как на икону-
Чтобы честь её хранить?
Нет ответа! Бабка спит,
Завалившись смачно в кресле.
Что морально дед убит,
Ей по фене, хоть ты тресни.
Дом утих, но где-то спьяни,
Разгулявшийся мужик,
Дико что-то прогорланит,
Не жалея свой кадык.
Вот, дуэтом напевая,
Душу рвёт кручина.
«Что стоишь, качаясь,
Тонкая рябина».
Громкий смех - и тишина.
Новогодняя луна
Нагло пялится в окошко.
Деду плохо, деду тошно.
В кресло сел он у окна,
Деду так хотелось сна.
«Вот ведь надо ж, баламуты.
Шабутные делопуты,
Ни минуты
Жить без смуты…
Ни жена, а сатана.
Но, и не свихнуться кабы.
Эта ревность  глупой бабы
Основанья лишена.
Может, зря подозревали;
Перепёлкины позвали.
То да сё, да трали-вали.
Угостили без забот…
Да и возраст уж не тот,
Чтоб…ну, да, оно, конечно…»
Но не хочет голова
Складно связывать слова.
Да уж, молодость, не вечна.
Ночь казалось бесконечна
Сон не шёл, а дремота-
Вот уж наказанье бога,
Похмельная маята,
Признак трезвости убогой,
Час депрессии такой
И с тревогой, и тоской.
Деда мучила пропажа
Куртки, Шубы, Сапогов.
Вспомнил цену париков,
Да оплату макияжа…
 Всю спустил заначку даже!
 В честь чего? Каких толков?
Вот, навязчиво, таков,
Тяжелее тёмной тучи,
Круг вопросов деда мучил.

Час промаявшись, зевнул,
Сон явился. Дед уснул.
Благодать даёт Морфей.
Утро будет мудреней.

Дед уснул. Но сон ли это,
Коли меж извилин где-то,
В подсознанье жуть сидит?
Видит сон: жена  на троне,
Как царица, при короне.
В неглиже. И рядом с ней,
Кто б выдумали? Андрей!
Перед нею дед стоит.
Низко кланяясь персоне.
Дед унижен, дед убит.
Дед бессилен, тихо стонет.
А жена - сама гроза!
Грозно, выпучив глаза:
--Ты -  плешивый старый жмот!
Как ты встретишь Новый Год?
В допотопненькой ушанке?
В зипунишке? В кирзачах?
Будешь выглядеть не ах-
Образина оборванки!
И бишкекский гость Андрей
Что-то хитро шепчет ей.
Дед предельно возмутился.
Как бы это описать?
Деликатней бы сказать?
Он, простите, обмочился:
Боже правый, исполать,
Что не дал нам испытать
Унизительного бреда
Павшего на долю деда.
В трансе, вдруг, проснулся он.
Слава богу – это сон!
Но реальность – мир поблек.
Не проснулся бы вовек!
Ах, вселенская стыдоба!
Хуже виденного сна -
В мокром кресле старина:
«Разразись, моя утроба,
Не хватает только гроба,
Да пришла б с косой особа,
Было б лучше, чем жена!
Бабка, видно дремлет в кресле.
Боже ж мой, проснётся если…»
Но не та у бабки стать-
Разучилась много спать.
Видом сонного фантома,
Взглядом острым, как игла
Деду душу обожгла.
-А почто мы здесь, не дома?
«Боже мой, не ровен час,
Осени ты миром нас…
Не жена, а фантомас.»
-Тихо, тихо, спят пока…
Да целы твои бока –
Или шум до потолка;
Увела у скандинавки
Ты куды–то мужика,
А она похуже шавки…
-В том беда не велика,
Что она умеет гавкать.
Для неё беда, что в ней
Не нуждается Андрей…
-Што?! -  Раздался громкий визг.
Как нежданная причуда,
Скандинавка злая вдрызг
Появилась ниоткуда.
-Ах ты, ряжена паскуда!
-Смолкни, страшная зануда!
Драйв – подобие клубка,
Так, что «пыль до потолка»,
Да посуды битой звон,
Да пролитый самогон
На штаны и кресло деда:
(Ширма сна ночного следа.)
Бабок еле растащили.
Разобрались, усадили…
А в квартире – «тарарам»
Не захочешь и врагам
Пожелать такого часа-
Года Нового гримаса:
Безалаберность да мат,
«Карнавальный аромат»-
След банкетного похмелья.
Стало всем не до веселья.
Поскорей бы разбежаться,
Да как следует проспаться.
-Ну, спасибо за приём,
Ба! Светает за окном!
С новогодним первым днём!
Дед, давай-ка собираться.
Где шикарный наш наряд?
(Сердце деда бьёт набат.)
А в хрущёвке раздевалка-
Барахолка или свалка.
Вид у деда скучноват.

Бабка ищет – шубы нет.
Нет и шляпы, шапки нет.
Нет «одежи», нет «обужи».
Всё пропало!
Что же хуже?
«Путинки» и «норки» нет!
Дед поплёлся в туалет.

Господа, мы не святые.
Все мы ходим в туалет.
Нужды разные такие,
Их справляем под секрет.
А бывает часто вдруг,
Добежать бы поскорее,
Коль напала диарея,
Или, например, испуг.
Тут уж нам не до секрета
На бегу штаны снимать,
Добежать до туалета
Что бы их  не замарать...

Но совсем не те причины
Стали дедовой кручины.
Захотел старик такое
Место мира и покоя,
Чтоб спокойно, хоть на миг
Да не слышать бабкин крик.
-Стой! Куда? –
Присел старик.
-А скажи-ка мне, мужик:
Где шикарный твой парик?
Где обужа? Где одёжа?
На тебя была надёжа.
Просидел, как истукан!
Ты куда смотрел, баран?
Но смиренно нёс старик
Грубость бабкину и крик,
В окруженьи кучи всей
И хозяев, и гостей.
А банкета королева
Преисполненная гнева,
Деду бедному грозит:
-Дома я тебя урою!
Я концерт тебе устрою!
За халатность - упокою!
Собирайся, паразит!
Бедный дед. Свинцовым взглядом
Злую бабку и гостей
Осмотрел из - под бровей –
Взгляда не было больней:
- Что с тобой, моя отрада?-
Еле слышно дед шептал-
-А ругать меня не на…
И с мучительной досадой
Дед качнулся и упал.
Бабка смотрит и не верит.
«Он свалился с похмела?»
-Дед, вставай! Его шевелит.
-Господи! Да неужели?..
Суетливо, второпях,
Оживить пытает деда.
-В нём от жизни нет и следа.
ОН ПОЧИЛ-сказал монах.
Суматоха! Крики! Слёзы!..
Остальное всё от прозы.

  Ещё не успела приехать «скорая»,
явилась чета Перепёлкиных
с поздравлениями и «пропавшими»
вещами. Но это уже ни кого
не интересовало.
  Может быть, красота и спасает мир,
но не всякого, живущего в этом мире.

Примечание

*Иван Фисков в латинице – имя автора песни,
 что спела бабка
*Анекдоты и частушки из интернета.





















         

















 





























































































 




 


Рецензии