Ещё не время для зимы. маленький цикл

Листаю тишину

Листаю тишину. Последняя страница
Осиновым листом дрожит в моей руке.
Такая белизна… стирает память лица
И всё черней вода к Покрову на реке.

Осенний переплёт. Предзимнее затишье.
По фунтику на грош бренчит шальная медь.
А время по руке бежит пугливой мышью
И, кажется, вот-вот готово замереть.

Что прячет от меня октябрьское безмолвье -
Деревья на ветру или волшебный лес?
Листаю тишину. Неслышно слово молвлю.
И чуда жду всю ночь с разверзшихся небес.


Ненастное

Ненастье разгулялось за окном,
А на душе скребут тихонько кошки.
Их покормить... горчит с утра вино
И дорога к обеду только ложка.

Пора, пора вернуться на постой
К привычной жизни, суете и быту,
Где кислым щам положено грамм сто,
А в сундуках всё прошлое зарыто.  

Забиться в щели, шастать по углам 
За паутиной бабушкиных притчей...
И кажется, что прошлогодний хлам 
Полезней безысходности привычной.


Осипу

Слово прячется вглубь листа
За изгибы чугунных рек.
Чистый лист. Легка пустота.
Вместо слов только белый снег.

Он идёт целый год подряд,
Словно бабочка мельтеша.
А в башке моей – звукоряд
Заказал с утра Мандельштам.

Дураком легко помереть,
На гребёнке исполнив гимн.
Под ногами земная твердь
Будто небо из белых глин.

Полнолунье

Пока топится печка и ветер
Колобродит, как пёс, за окном,
Значит, жить ещё можно на свете,
Забывая о свете ином.

Разгорится осина сырая,
Превращаясь в золу и угли.
Так и жизнь потихоньку сгорает,
Как закат в придорожной пыли.

Полнолунье. И, кажется, просто
Дотянуться до стылых небес…
На ветру пляшут пьяные сосны
И гудит, словно колокол, лес.


Нелётное

Погода с вечера нелётная, 
А утром дождь и ветер долбанный.
Сегодня кажется суббота, 
Шаббат с Арсением и Лёвой.

Идём над бесконечной тундрой,
Вираж, закладывая гладко.
И командир мой в ларинг нудно,
Бухтит начальству: «борт в порядке».

Вертушка наша – сука борзая,
Летит себе, качая лыжами,
Назло всем сводкам и прогнозам,
Как будто мессер над Парижем.

Всё впереди. Сезон в разгаре.
В кабине никому не тесно.
Ещё не тянет ветер гарью 
И не пугает неизвестность.

А через год не стало Лёвы.
Сгорел в Ми-первом на подлёте… 
По пьяни техник винтик плёвый
Не заменил. Хвала субботе!

Потом ушёл из жизни Сеня, -
Шагнул в открытое окошко…
Из экипажа я последний.
Живу, как брошенная кошка

И слышу гул  аэродрома.
Борта уходят в небо разом,  
Пока ещё ревут моторы
И ручка поднята шаг-газа.


Дорожное

Пустые мчатся города
Навстречу дыму паровоза.
И застывает в пальцах проза
Кусочком  тающего льда.

Почти, как сладкая вода
После весёлого наркоза. 
Пока совсем не будет поздно, 
Пока ещё не видно дна

Смотреть легко на Ниагару,
На россыпи стеклянных брызг...
Ещё звенит, как люстра тара
Под бестолковый мат возниц. 

Дорога в рай лежит на север,
Где ангел стужи греет кровь.
И невер мор ещё ни невер, 
А, просто, - вера и любовь.


Межвременье

...................Ничего не было. Ничего не будет. Все есть.
........................................ Герман Гессе.

Когда жмётся устало к руке
Моё время, забыв об избытке…
Значит, осень ушла налегке
По набухшей от ливней реке,
Промочив мою душу до нитки.

Между временем знать не дано,
Что такое туда и обратно.
Опускается время на дно,
Словно тень из немого кино,
Тяжелей, чем намокшая вата.

И слова, от которых знобит,
Растворятся в созвучьях несложных.
Межсезонье. Осенний гамбит.
А река... что застиранный бинт,
И мороз, ещё только по коже. 

под фанеру

По водам нынче я пойду, как Бог,
Уставший после утренней пробежки.
Бог утонул, а мне вода в сапог.
Потом в лесу нашёл три сыроежки. 

Принёс домой. Жена сварганит суп.
Подброшу в печь полусырых дровишек.
Дым из трубы помчится в пустоту
На рандеву с безвременно почившим.

Из поддувала выгребу золу.
Цвет облаков почти, как пепел  серый.
Слеза в глазах. Жена шинкует лук.
И ангелы запели под фанеру.


Мунковское

Я трудился всю жизнь. Строил дом на песке.
Возводил монолитные стены.
Но кружилась метель и декабрьский снег
Забивал безнадёгой катрены.

Я пытался сказать, но из горла шёл хрип
И терялась в потёмках дорога.
Но летели в ночи, будто мунковский крик,  
Звёзды Арля Винсента Ван Гога.

В дальний северный путь, в ледокольный тупик
За черту магаданских  окраин,
Над страной, где горит вечный ленинский лик
В почерневшей от крови оправе.

Но мой дом не сгорел. Он остался без стен.
Лишь, скрипят без жильцов половицы.
Тихо время ушло… чтобы петь в пустоте 
Стали чёрными синие птицы.


Ещё не время для зимы

Зима давно уже идёт,
кружится снег над мысом Горн
И снова високосный год
нам протрубит тревожный сбор. 

Пока же летняя пора
И столько  ягоды в лесу...
Пускай себе трубит труба
Трава ложится под косу.

Ещё не время войн и бед,
Ещё в разгаре сенокос.
И в полнолунье жёлтый свет
сольётся с ветками берёз. 
 
До ледяных промёрзших дней
Мир словно дан тебе взаймы.
В нём нет ни горя, ни смертей.
Ещё не время для зимы.


Рецензии
Очень-очень!!! Спасибо за полученное удовольствие!

Геннадий Добрознаков   17.05.2018 15:25     Заявить о нарушении
Хорошо, если так.
Спасибо вам, Геннадий

Кавин   18.05.2018 07:49   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.