Начало службы офицера

                  
Наши предки и родители: все вместе создали нашу Родину, ее мощь и красоту, ее культуру и величие - и мы, русские, навсегда останемся их неоплаченными должниками.

 После окончания Оренбугского  зенитно- артиллерийского училища
 бывшие курсанты разлетелись по всей стране и в разные рода войск. Я изъявил желание служить политработником.
Некоторые сослуживцы  попали служить на Кубу. Требовались зенитчики и во Вьетнаме. 
  Военное училище подарило много встреч с интересными людьми. Здесь были те, кто прошел войну, но продолжал служить, передавая свой опыт курсантам. Были те, кто прошел опыт вьетнамской войны. Все было интересно. Нас учили, что империализм имеет звериное лицо и отстаивать интересы своего государства необходимо и в джунглях южной Америки и в джунглях Африки. После Кубинского кризиса положение дел складывалось к разрядке напряженности.  Я попал  служить политработником в роту  охраны. Я был назначен на должность заместителя командира роты по политической части, которой командовал герой советского союза капитан Одинец Петр Трофимович. Впоследствии я был  избран на должность секретаря  комитета комсомола. В часть я следовал  с большим чемоданом, где были все вещи выданные в училище молодому офицеру. На вокзале  я ожидал встречу, но никто не подходил .
Оказывается, подвела моя форма артиллерийского офицера. Ждали в авиационной форме. Затем я от дежурного по вокзалу звонил в часть и тогда, ко мне подошел ефрейтор Шулико. Он доложил, что прибыл за мной и  предложил мне пойти с ним к лошадке, которая была запряжена в бричку. Я не ожидал, что прибуду в часть на бричке, которую будет тащить запряженная лошадка.
В этом  военном  гарнизоне, на должности секретаря комитета комсомола  занимался воспитанием молодых парней призванных из гражданки. Я организовывал художественную самодеятельность, руководил шефской помощью, проводил соревнования  и делал все, чтобы организовать свободное время. Служба  мне нравилась. Выезжал с концертами художественной самодеятельности, организовывал спортивные соревнования по различным видам спорта и нёс службу наравне со всеми. Приходилось, выезжать на окружные соревнования по стрельбе, по биатлону, по лыжам. Заступал в наряд и нёс дежурство. По боевой тревоги являлся,  немедленно в часть.
Мне молодому лейтенанту доставалось от  своих сверстников, которые были не прочь и пошутить.
Однажды, я  заступил дежурным по части. Мне, как молодому офицеру подогнали молодую, необъезженную лошадь для проверки караулов. Дежурный солдат подогнал  лошадку, запряжённую  в санки. Санки были роскошные,  начальник штаба не зря гордился тем, что в его арсенале было такое имущество. Санки были раскрашены и разрисованы рисунками и вырезками по дереву. Смотрелись они красиво. Я без оглядки вскочил в возок.  Дежурный бросил мне вожжи, и лошадь сразу же понесла. Деревенскому по воспитанию, мне не было страшно,и потому я смотрел на всё, как бы спокойно.
Ефрейтор Шулико, в последний момент  крикнул, что лошадь не объезжена. Сам он вскочил на запятки. Затем подхватил вожжи и стал управлять.  Однако на меня, не боявшегося лошадей, сообщение, что лошадка молодая  не произвело особого впечатления. Санки мчали во всю прыть и не объезжаная  лошадь не чувствовала натянутых вожжей. Она гнала, во весь опор не чувствуя силы и расстояния.  Для остановки и проверки караула нужно было пауза.  Остановить лошадь было невозможно. Она была, необъезженна и потому,  её и подсунули мне , чтоб я ее  подрессировал и воспитывал,  показав себя, что я человек и не праздную  труса. Лошадь  не слушалась, и мы мчали во весь опор, проскочив первый караул и часовых. Вместо того чтобы остановиться и проверить несение службы мы проскочили первый караул, и лошадь несла дальше, а  расстояние впереди складывалось по окружности. Я был напряжен и недоволен, и не мог контролировать сложившуюся ситуацию. Ни влево, ни вправо лошадь свернуть не могла, имелась изгородь, а потому она несла только по дороге. В одном месте дорога делала резкий поворот, и мы на всей скорости не вписались в этот поворот. Вот здесь и произошла развязка. Делая  поворот, санки занесло вправо, а оглобли и лошадь влево.   Оглобли  вылетели  и оторвались от санок,  Необъезженная лошадь понесла дальше. Возок остался на месте. Я же оставшись в возке, спокойно смотрел вслед удаляющейся лошадки. В это время , мой подчиненный  ефрейтор Шулико , управлял  своенравным  конем, и  сидел за кучера  впереди меня. Вожжи натянулись. Шулико зацепившись за вожжи, свалился из санок. Он,  волочился за конем, держась крепко за вожжи, и   раскручиваясь, освобождался от вожжей. У Шулико был через плечо карабин, и я с тревогой смотрел за этой ситуацией. Я боялся , что парень побьется, но он как то перекручивался и выворачивался из вожжей. Я  вынужденно оставался    на месте   и с тревогой следил за происходящим. Последствия могли быть трагическими. Я знал случай в детстве ,когда мой одноклассник по школе   Симошенков Валера в такой ситуации разбился, и его не смогли спасти врачи.
Однако, Шулико, смог  освободиться от вожжей и бросить коня, а затем стать на ноги и побежать за конем. Дорога была снежная, и это помогло обойтись без травм.
  Коня поймали и отвели в конюшню. Остальные километры я прошёл пешком проверяя несение службы караулами. Так складывалась служба   политработника.
В свободное время вспоминали родные края и родных,близких и любимых.Вот одна изпесен которые мы распевали в свободное время.
 
Ненаглядная мама. (песня).

Ненаглядная мама я тебя не ругаю,
Что меня ты так рано в СВУ отдала,
А теперь, я с друзьями в жизнь иную вступаю,
Жаль прошла незаметно молодая пора.

Незнакомые дяди,
Часто брали за ворот
Заставляли по долгу нас полы натирать,
И ещё месяцами,
Не пускали нас в город,
Обучали науке как страну защищать.
(повтор две строчки)
И ещё месяцами,
Не пускали нас в город,
Обучали науке как людей убивать.

Я домой возвращаюсь
Плачут сосны да ели ,
Плачут ласково ветви, улыбаются мне.
Пролетят незаметно, ,эти дни и недели,
И опять загрущу я
По родной стороне.

                         Прибытие в 679 ВСО.В рядах добровольцев.
Военная служба  распорядилась так, что мне приходилось постоянно  менять и специальность, и специализацию. Случилось землетрясение в Ташкенте, и мне зенитчику, пришлось стать военным строителем. В 1966 г меня вызвали и объяснили в политотделе Приволжского округа, что я добровольцем направлен на восстановление Ташкента, пострадавшего от землетрясения.
В 1966 году в Ташкенте произошло  землетрясение. 26 апреля 1966 в 5 часов 23 минуты, Ташкент был разрушен сильнейшим землетрясением. Но на помощь пришли   все республик Советского                            
 Союза, и за 3,5 года последствия землетрясения были ликвидированы.
В 1966 году меня вызвали в штаб  Приволжского военного округа   и направили добровольцем  на восстановление Ташкента, пострадавшего от землетрясения. Пришлось срочно выезжать. Жена и малолетний ребёнок остались у моей мамы на Смоленщине. Ехал в неизвестность. Город был разрушен. Предстояло жить в палатках.
В результате разрушено   36 тысяч зданий (в том числе старых глинобитных) было разрушено и повреждено - 300 тыс. человек осталось без крова .
Со всей страны ехали добровольцы для оказания помощи.
 В Ташкенте была сложная ситуация, которая была вызвана стихийным бедствием. Запускался механизм строительства  города. В Ташкент  приезжал секретарь ЦК КПСС Л. И. Брежнев.
Рассказывали, что в момент его нахождения в городе произошло землятресение ,очевидцем которого был и генеральный секрктарь.
Большое количество строительных частей и гражданских строителей со всех уголков страны. Я был откомандирован в 39 Управление строительных частей и направлен в 679 ВСО. Военно строительным отрядом командывал полковник Сологор.
Военные строители  работали на кирпичных заводах в городе Ташкенте и области. Я доложил о своём прибытии комбату подполковнику Сологор. Тот определил моё место службы и назначение в 1 роту. В разговоре он спросил А ты в Селиксе был? Я немного задержался с ответом, а потом объяснил, что я прибыл для прохождения службы из этой местности и рассказал подробности. Он остался доволен моим ответом и больше мне вопросов не задавал. Но впоследствии я узнал, что у него это был любимый вопрос прибывающим в батальон про Селиксу.
Фронтовики часто встречались и вспоминали события. Нам приходилось слушать, и запомнился рассказ  очевидца.
« Ты где воевал?
«Да, я всю войну прошел и где я только не был. Был под Москвой и на 1 Украинском фронтом у маршала Конева, прошли с боями  Карпаты и  Вислу. Труднее было  под  Москвой. Туго было».
«А, ты в Селиксе был»?
  «-Нет, не был».
 «Если  ты в Селиксе не был, значить ты ничего не видел. Это надо было пройти, чтобы потом  уметь воевать».  Комбат  рассказывал всем молодым офицерам про Селиксу.
 Там  во время Великой Отечественной войны формировались маршевые батальоны и направлялись на фронт. Проводили подготовку и  формирование батальонов направляемых на фронт. Проводились постоянные изнурительные тренировки  личного состава и подготовка   батальонов к военным действиям. Готовили к тому, что необходимо  на войне. Офицерский и сержантский состав был подобран из людей опытных. Кто школу в Селиксе прошел, тому война не страшна, так говорили фронтовики. Единственное желание после  учебной роты было  скорее попасть на  фронт. От  подъёма до отбоя были в постоянном напряжении. Учились боевым действиям в полевых условиях.Гоняли так, что естественные надобности не оправишь, время не хватало.
 Комбат Сологор рассказал про ситуации, возникающие  при отправлении естественных надобностей.
 Только прибежишь в туалет, а там  места все заняты.   В солдатской столовой кормили больше всего гороховой кашей.  Хочешь хорошо поесть торопись на   фронт.  Но здесь в Селиксе, пока не освоишься с военной специальностью  и не постреляешь с личного оружия, пока окопов не нароешь, да в марш броске не побегаешь - на фронт не попадёшь. Из Селиксы сформированные маршевые роты и батальоны шли на фронт,  в самое пекло. Всем хотелось быстрей на фронт.
Попадал в разные передряги, но всякий раз вспоминаю, такой комичный случай. Однажды залетаю в солдатский гальюн, который был туалетом на  сорок человек по площади.
Обыкновенные круглые дырки спереди и сзади. Перегородок не было. Присесть можно было, но только при условии, что эти места были не заняты. В туалет ходили всем скопом после того, как объявлялся перерыв в построении. Перерыв объявлялся  для всех. Пристроишься, а сзади тебя тоже кто-то производит оправление своих надобностей. От кормёжки  понос был обычным делом. Гороховая каша, сваренная в армейской столовой, была самой ходовой пищей. Вот и я, присел по нужде, снял штаны и еще не успел присесть, как сосед сзади меня ,опережая меня, снял штаны и пустил струю, которая угодила в мои штаны. Штаны я снял и пригнулся, а он   напрямую  угодил в мои подштанники. Стою я в туалете и не знаю, что же мне делать. Полные штаны, а в туалет еще не ходил. Тут и команда на построение. Вот такая невезуха. Пришлось мне по быстрому, со всем разобраться и на построение, а в  перерыве отмываться. Нельзя было не стать в строй. Вот такой случай.
Вот, что такое маршевые роты. Гоняли без перерывов. Учились бросать гранаты, ползать, прицельно стрелять. Запомнил я Селиксу и маршевую роту на всю жизнь. Полученный военный опыт и умение стрелять помогли мне на фронте.
Можно войну конечно, пройти, но если ты в Селиксе не был , то ты много не умеешь и не знаешь. Только подготовленный военный  может принести пользу в боевой обстановке.
 Комбат Сологор  и повторил свою коронную фразу,  кто  в Селиксе не был, тот  ничего не видел. Мы войну выйграли не потому, что некоторые  от немцев бегали.
 Скорей потому, что и сами кое-что могли, и половчее немцев, чему нас и учили в Селиксе».

Моё начало состоялось в отдельной строительной роте, личный состав которой трудился в местечка Ялангач. Командир роты капитан Диденко был фронтовик. Воевал под Сталинградом. Здесь же были воинские казармы. Две отдельные военно- строительных роты были заняты трудом в три смены на кирпичном заводе. Делали кирпич, из которого строили дома и возводили город. Кирпич поставляли  на стройки по восстановлению жилых домов города Ташкента.
Тяжелый труд солдат строителей. За смену бывший « маменькин сынок» выдерживал тяжелую физическую нагрузку. После смены валились с ног. Особенно трудно было работать в третью смену, в ночное время. Тяжело было с третьей смены идти в первую смену. Офицерский состав контролировал и организовывал работу по сменам и фактически находились с личным составом.  Военные строители - это была жизнерадостная молодежь, которая любила  посещение кинотеатра или ходить в увольнение. Во время отдыха распевали песни или ходили в увольнении в театр. Некоторым нравились прогулки по городу, гулянье с девочками. Военная комендатура не зевала и отлавливала самовольщиков. Мне приходилось отвечать за своих подчиненных.
         Я оказался в числе тех, кто трудился и восстанавливал разрушенный город. Приехав в город ночью, прямо с вокзала и почувствовал  напряженную обстановку. Люди ночевали на улице. Многие, уезжали в другие города с вокзала, многие приехали впервые в город для оказания помощи в качестве специалиста строителя и тоже толкались на вокзале.
 В Ташкенте была сложная ситуация, которая была вызвана стихийным бедствием. Запускался механизм строительства  города. Большое количество строительных частей и гражданских строителей со всех уголков страны пришли на помощь городу Ташкенту.
 Подразделения нашего военно-  строительного отряда работали на кирпичных заводах подчиняясь министерству промышленных и строительных материалов. Делали кирпич, из которого строили дома и возводили город. За смену рабочий солдат-строитель на руках перебрасывал до 40 тонн сырой глины. После тяжелой работы требовался отдых и хорошее питание. Эти вопросы были решены. Но в первоначальный момент жили в палатках на стадионе.
Питание было организовано в заводской столовой. Многие вопросы  решали  на уровне звена ротного начальства. Был налажен отдых. Посещали местный кинотеатр.  Впоследствии меня назначили в  4 роту, которая была расположена в городе Янгиюль. Сюда я забрал жену и свою дочь Свету и Сашу. Рота завоевала первое место и знамя ЦК Узбекистана. В связи с этим я написал рапорт и по команде мне разрешили поступать в Военную академию. Я сдал экзамены и поступил на юридический факультет. На большой Пироговской в городе Москва мне дали комнату для проживания с семьёй. Началась жизнь слушателя академии.



 


Рецензии
Прочла с интересом.
Правдиво, искренне о жизни и службе...
Спасибо. Счастья и всего доброго.
С уважением.

Любовь Константинова Страница2   13.06.2016 22:54     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 33 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.