тающий рафинад

Черный человек,
     Черный, черный,
     Черный человек
     На кровать ко мне садится,
     Черный человек
     Спать не дает мне всю ночь.

Сергей Есенин




Друг мой, зачем ты мне врёшь, что болен...
Ведь aлкоголь к сентябрю надоест сполна,
может тогда распрямится изогнутая спина.
Время обрушится птицами с колоколен,
явится осень, мой друг... а пока что над
полем непаханным тает твоё "доколе",
словно ещё размокающий рафинад

в чашечке с чаем. Сидит на твоей кровати
чёрный человек, приходящий из головы.
Он говорит - ну чего ты опять завыл?
Ложечкой звякает, увещевает - хватит,
угомонись же, не то я иду на вы,
щерится... Брови его в паутинной вате,
речь неразборчива, в слове шуршит ковыль

мерно, гнусаво... Твоя голова не птица,
можно ушами махать, да лететь невмочь
прямо с постели. Но как же тебе помочь?
Спать не получится. Что-то и не сидится.
Зря я потратил в беседах с тобой всю ночь,
коль у тебя и не голос, а птичья дикция,
если ты, милый мой, каркать и сам охоч.

Что ты здесь корчишь эстета и книголюба...
Сколько мне пальцем водить по страницам книг?
Чёрный я, и потому разгадаю вмиг
жизнь забулдыги. Такие дела, голуба,
что же ты сжался, скукожился и поник -
шепчут надтреснутым скрипом гнилые губы,
будто бы вздулся и лопается гнойник

в памяти. Видятся всех сентябрей огарки,
вторят ему, вспоминая о той стране,
где шарлатан обрывал золотой ранет
с веток в саду. Это яблоко высшей марки.
Нёс в кабинет, запирался... Ещё в окне
виделись домики, речка, мосты и арки...
Это забыто, его и в помине нет.

Нет и её. Даже чашка её остыла,
сохнут чаинки отметинками шутих,
что попадали в тебя. Ну а дальше - штрих,
место обрыва...Её называл ты милой
в междуусобице тайных неразберих,
ты негодяй, отвратительнейший громила,
раньше болтал беспрерывно, теперь затих,

мерзкий авантюрист. Ты не болен вовсе,
добрый сентябрьский сплин - бытовуха мук.
И посетитель чернявый в твоём дому
новое качество болестей не привносит,
это посильно поэтишке самому -
мыкаться, маяться, вороном падать в осень.
Bсё, что сегодня приходит тебе на ум -

Зыркать по-птичьи, занудно кропать катрены,
листья опавшие стряхивать с козырька
крыши пологой... Осколки кривых зеркал
неоднозначны, но цельны и суверенны.
А человека ты сам себе заказал...
Вскроешь запястья, потом забинтуешь вены,
чтоб сентябри пeресматривать свысока...


Рецензии
Я так понимаю, Пушкин пришел к Есенину и сел на кровать.
Хорошая поэзия. Разноплановая. и много

Светлана Ванеева   05.09.2014 21:27     Заявить о нарушении
так далеко моя фантазия не заходила... но ход Вашей мысли интересен))) спасибо, Светлана.

Лев Либолев   05.09.2014 21:32   Заявить о нарушении
нема за шо..

Светлана Ванеева   05.09.2014 21:47   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.