Отрывки из поэмы Улица Гагарина, 12

 Вступление

 Улица Гагарина, двенадцать –
 Адрес этот в городе любом
 Есть. И бесполезно удивляться,
 Потому, что там живёт любовь.
 
 Но любовь не та, что на свиданья
 Молодёжь во все века влечёт. –
 Восхищенье, жажда подражанья,
 Удивленье, слава и почёт.

 Это имя знают даже дети,
 И опередить его нельзя:
 Стал он Первым. Первым на планете,
 В высоте немыслимой скользя.

 Первым он в том радостном апреле
 Ко Вселенной прикоснуться смог.
 Столько глаз в лазурь небес глядели:
 Где он там, таинственный «Восток»?

 Баловнем судьбы он, точно, не был,
 Невысокий скромный паренек,
 За мечтою вслед в крутое небо,
 Многие стремились. Он же – смог

 Смог достичь высот и не сломаться,
 Не терпел в любой работе брак.
 Даже в славе, скромным оставаться,
 Всей планете улыбаться… КАК?
 
                   Пролог.

 В  ранний  час, когда  даже  птахи
 Дремлют  всласть  на  плече  весны,
 Парни, скинув  свои  рубахи,
 Разгоняют  зарядкой  сны.

 А  заря,  освещая  шторы
 Утром  радостным  над  страной –
 Не  мечтала  о  том,  что  скоро
 Станет  в  космосе  позывной.

 Этот  день  занялсЯ  для  Юры,
 Для  него  расцвёл  первоцвет
 Ведь  важнее  его  фигуры
 В  Байконуре  отныне  нет.

 Час  пробьёт,  он  покинет  степи,
 Где  шиповник  под  солнцем  млел,
 Разорвав  золотые  цепи,
 Приковавшие  нас  к  земле.

 И  в  пути  его  не  догонит
 Полыхнувший  из  дюз  костёр,
 Ведь  несут  его  к  звёздам  кони,
 Пожирающие  простор.

 И  он  крикнет: «О, люди, люди!
 Как  прекрасна  планета-мать!
 Чтоб  понять, как  её  мы  любим,
 Надо  в  космосе  побывать!»

 Станет  это  потом  работой,
 И  другие  за  ним  пойдут.
 Только  прочие  все  полёты
 Не  важней  ста  восьми  минут.

 Вот  опять летит  над  планетой
 Тот  улыбчивый   паренек.
 Станет  доброй  потом  приметой
 Не  завязанный  им  шнурок.

 Слава, почести – все  так  зыбко:
 Вновь  кумира  сменил  кумир,
 Но  гагаринская  улыбка
 До  сих  пор  освещает  мир.

Глава 1. Мать.               
      
                                                                  
Легких лет не бывало в истории:
Люди маялись сотни веков
Голодали, крушили и строили,
Отбиваясь от  полчищ врагов.

Сколько ж было в тех войнах порушено,
И надолго ль в стране этой тишь?
А в деревне с названием Клушино
Народился желанный малыш.

В женский день, когда иней – испариной,
И во льдах еще нежилась Гжать, 
Русой скотнице Анне Гагариной
Вдруг приспичило срочно рожать.

Торопил муж скользящие розвальни,
И, в пять тридцать, взглянув на часы,
Сверток вынесли с личиком розовым
«Вот и всё! Поздравляю Вас, сын!»

Дни бывают короткими, длинными,
Этот вторник не знал, что велик:
В нем «Челюскин» боролся со льдинами,
И Гагарин издал первый крик.

Окунаешься в счастье безбрежное,
Оставляешь всю боль позади,
Только губки почувствуешь нежные
У своей, ждущей ласки, груди.
 
И какие б жестокие, грубые
Времена не настали потом –
Верность Родине и трудолюбие
Он впитает с твоим молоком.

Может, есть в этом жёсткая логика,
Отличившая нас от зверей:
В жизни всё от проступка до подвига
Начиналось всегда с матерей.

Анне, нравилось взгляд свой выпрастывать
В синеву от крестьянских забот
Оттого и сынишку вихрастого
Прямо с детства манил небосвод.

Все, что было в то утро, всё помнится:
Новорожденным сладко спалось,
Непривычная к праздности скромница
Плела косу из русых волос…

Глава 2. Детство.

Люльку эту со знанием дела,
Да с любовью сработал отец.
В ней дочурка когда-то сопела,
А теперь – синеглазый малец.
 
Пусть же люлька, как кокон ракеты
Космонавта впервые качнет,
Ведь для нашей старушки-планеты
Начинается новый отсчёт.

Пел сверчок надоедливо, тонко,
А под утро горланил петух.
С младшим братом водилась сестренка, 
Баба Нюня, да пара старух.

Рос спокойным и ласковым мальчик,
Рано сложил улыбкою рот.
Упадёт – ни за что не заплачет,
Знал, что мамочка к сердцу прижмёт.

Ни тихоней, ни ябедой не был,
Лужу синюю мерил прутом,
В ней увидел бездонное небо,
То, с которым сольётся потом.

Дом родимый и яблочный запах,
Воздух сладкий, что твой лимонад,
Собачонка на кривеньких лапах –
Всё вместить в своё сердце он рад.

Ароматы струящихся стружек
Раскудрявил рубанок отца.
Сколько там самодельных игрушек,
Да дорога зовёт от крыльца.

Голубую рубашку в горошки
Сшила Юрушке к празднику мать:
В первый раз стих о серенькой кошке
Должен сын  её в школе читать.

Ведь мечтал он, как Зоя, как Валя,
В класс войти: уж готова тетрадь.
Но тогда малыши и не знали,
Что им школьных забот не видать.

Если много рябины кровавой,
Есть примета: тяжёл будет год.
И от Клушина слева и справа
Уж стонал под фашистом народ…

Глава 3 Война

Спит Юра. Мурлыкает кошка,
Да так, что в избе наяву,
Дрожит мелкой дрожью окошко:
То немец летит на Москву.

А днем закружил в небе лихо 
С дымящим хвостом «Ястребок»,
А следом, как мать–ястребиха,
Другой вёл его за лесок.

Мальчишек отчаянных племя,
Жужжа, словно ос диких рой,
Бежали и вместе со всеми
И будущий мчался герой.

Они о таком не мечтали:
Так близко – пропеллер, крыло,
Им дали потрогать медали:
«Вот здорово! Как повезло!»

Запомнился запах бензина,
И странная звёздная тишь.
А летчик, веселый детина,
Сказал ему: «Сам полетишь!»

Заправили бак, улетели,
Но летчик тот день не забыл.
В космическом бурном апреле,
Он Юрию сам позвонил.

Но сколько ужасных мгновений
Ещё у ребят впереди:
И беженцев бледные тени,
В своём безутешном пути,

И голод, не тётка который:
В  лепёшках крапива, да жмых,
Землянок холодные норы,
Обувка одна на двоих.

И страх за отца, за сестрёнку,
За Борьку, еще малыша,
Которого фриц, как курёнка,
Дурачась, подвесил за шарф.

И Юра решил: «Отплачу им!»
Подсыпал к бензину песок.
И долго под ребрами чуял
Фельдфебеля грубый сапог.
 
И, если, не выбыл из строя
Солдат тот немецкий, тогда,
Хватило ли сил на героя
В газете взглянуть без стыда?

Пробились, упрямо, до боли,
И, жизни самой, вопреки,
Травой в перепаханном поле,
Мальчишеских судеб ростки.

Кто гарью сигнальной ракеты
Бумагу немецких мешков
Неровными буквами метил:
«Я, Родина, к бою готов!»?

Назло оккупантам, хотела,
Гонима, войной, со двора,
Учиться, без парт и без мела,
Той грозной поры детвора.


Рецензии
Первый раз читаю. Как пропустила? По коже мороз. Восхищена! Умница ты, Олюшка!!!

Галина Гагалева   01.04.2016 10:49     Заявить о нарушении
Не могу закончить...Нет слов достойных и не знаю, какую версию гибели выбрать...А тебе благодарность за все хорошие слова. Правда, мороз? Мне, кажется, слабовато, решила, пусть пока отстоится...

Рассветова Ольга   01.04.2016 13:17   Заявить о нарушении
В основном - здорово. А поработаешь над некоторыми строчками хуже не станет, всегда так бывает. Твори, не торопись - душа подскажет и время и прочее. Успехов и вдохновения.

Галина Гагалева   02.04.2016 07:26   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.