Сын человеческий, или жизнь Иисуса Христа

     I. БЛАГОВЕЩЕНИЕ
       1
Захария в Храме Господнем
В черёд свой усердно кадил.
И взор отуманенный поднял,
И вот, перед ним – Гавриил.
И слышит он: «Богу угодно!
Хотя и рука твоя – лёд,
И Елизавета неплодна,
Но высохший куст расцветёт…»
      2
Не ведая что и откуда,
Старик усомнился спроста.
И Ангел явил ему чудо –
Одел немотою уста!
Так в поле прозябнувшим злакам
Покровы небесные есть…
И стало безмолвие знаком –
Господняя сбудется весть:
     3
Завяжется к радости многих,
Четой престарелой желанн,
И явится воплем о Боге
Глашатай небес Иоанн.
Пророк Аароновой крови,
Восстав из горчайшей персти,
Для Господа предуготовит
К сердцам оскудевшим пути.
    4
А жертвенник – смрадная яма,
И все благовония – яд,
Покуда в чаду фимиама
Посланцев Господних не зрят.
И вышел из Храма пустого
Священник к толпе  на порог,
Но даже единого слова
Сказать вопрошавшим не мог.
    5
По промыслу и во знаменье
Лишил проповедника Бог
На проповедь благоволенья,
Пока не родится Пророк.
Уже и по чреву заметно:
Захария принят женой.
И Ангел сквозь сумрак ночной
Слетел на огни Назарета.
    6
Иосифу обручена,
Молилась смиренная дева
О роде людском, чья вина
С запретного сорвана древа.
Под свечкой раскрыта псалтырь.
Осталось нетронутым ложе.
Мария шептала: «О Боже,
Сердца без надежды – пустырь.
   7
Минуют ли сроки проклятий,
Придет ли изгнанью конец?
Исполни своей благодати
И грешных помилуй, Отец…»
Стекали лучистые слезы
С молитвенно сложенных рук…
И Ангел явился ей вдруг,
Прекрасный, как вешние грозы.
   8
Белело предивно крыло:
«Всех жен ты славней наипаче!»
И думала: «Что бы могло
Такое приветствие значить?»
Умильная, обмерла лишь –
Так слушают ветер и воды.
«Ты Господу Сына родишь,
Которым спасутся народы!»
  9
И, чудный восторг затая,
Мария промолвила слово:
«Но мужа не ведаю я…»
«Зачнешь ты от Духа Святого.
Оставив лазурный зенит
Для братьев, за коих просила,
Тебя благодать осенит,
Всевышнего Господа сила!
  10
По слову обильна земля.
По слову в преклонные лета
И, тетка родная твоя,
Сподобилась Елизавета…»
Белело предивно крыло,
Пылали трескучие свечи…
«Господня раба не перечит»,-
Сказала, потупясь светло...
  11
На ослике к Елизавете
Отправилась в гости она;
Как Сад омывается в Свете,
Так встретила деву жена.
Но прежде земного привета
И нежных взаимных забот
У праведной Елизаветы
Взыграл, чуя Господа, плод.
  12
И, принявши Духа Святого
До силы пророческой вплоть,
Вскричала она: «Иегова!
Под сердцем вошедшей – Господь!»
И, счастливы радостью общей,
До слёз ликованьем полны
Что может быть выше и проще? –
Восславили Бога они!

   II. РОЖДЕСТВО ХРИСТОВО
 
         1   
Спит виноградарь; за лозу в тревоге
Ворочается. И погонщик спит,
В тепло, под брюхо мулу, сунув ноги,
Доволен уже тем, что пьян и сыт.
Уснул болящий, притерпясь к недугу.
Храпит, вином налившись, костоправ.
Ревнивец дремлет, юную супругу
К худой лодыжке цепью приковав.
         2
Ключарь, из синагоги гнавший сирот,
Посапывает, высунул язык.
Спят во дворце. С любовницею Ирод
Зарылся до рассвета в пуховик.
Филистимлянин спит и самарянин,
Спят иудей и римлянин… Во сне
К мечте своей безумной каждый сманен,
И дьяволу принадлежат вполне.
        3
И только пастухи, о стаде помня,
Одни не спят. Как ветер ни остер,
Как ни гудит во тьме каменоломня,
Пастушеский всю ночь горит костер.
У каждого в руках тяжёлый посох;
Закутавшись в косматые плащи,
Рассвета ждут, когда блеснут на росах
И по лугам раскинутся лучи.
        4
И вот прекрасный, грозный, как зарница,
Явился Ангел Божий пастухам:
«Восславьте небо, что судило вам
Христу Младенцу в яслях поклониться.
Ступайте за звездой. Святую плоть
Плащом запеленайте после родов.
От стад овечьих вас призвал Господь,
Ибо Грядущий – Пастырь всех народов.
       5
Мир почивал у дьявола в горсти,
Еще прикрытый облачною сенью,
В грехе погрязший. И не знал к спасенью,
Не ведал к очищению пути.
И стала ночь прекраснее Эдема,
Благоуханней лотоса, когда
На тусклом небосводе Вифлеема
Затеплилась нездешняя звезда.
       6
Звезда росла. Призрев ночную сырость,
Прошла над стадом. Озарила куст.
Лучась, на кровлю хлева опустилась.
И радуйтесь – родился Иисус!
Не в роскоши дворца, не в синагоге,
Не в доме шумном, где едят и пьют,
А в гуртовой пещере при дороге
Нашелся для роженицы приют.

      7
На локотке Мария поднялась,
С улыбкой нежной Сына оглядела.
И грудь дала. Счастливой, что за дело,
Какая в Иудее нынче власть?
Золотокудр Младенец, светел кожей.
В углу за переборкою овца
С ягненком белым – знак, что от Отца
Явился человекам Агнец Божий.
      8
И спеленав, и в ясли уложив,
Мать напевала Сыну с величаньем;
А вол могучий согревал дыханьем,
Задумчиво хрустя стеблями ржи.
Вот пастухи, войдя в пещеру чинно,
Младенцу поклонились до земли               
И, бережно укрыв Его овчиной,
О Царстве Божьем слово повели:
      9
Мол, Сей – Христос!.. И улыбался, розов;
И выдувало из пещеры тьму.
И слушали Мария и Иосиф,
Младенцу удивляясь своему.
А тут еще волхвы, из чужеземцев,
Ведя верблюдов, убранных в ковры,
Прикочевали за звездой к Младенцу,
И, поклонясь, преподнесли дары.
      10
Так было все таинственно и странно,
Что люд соседский, пробудясь в ночи,
Дивился пастухам и каравану,
И мудрецам в хламидах из парчи.
И слух прошел, что в Вифлееме, дескать,
У Назарян в Давидовом роду
Родился Иисус, Царь Иудейский,
Он де, устроит бесам чехарду!
      11
И взвился над геенною князь мира,
И погубить Христа призвал чертей.
И выполз из перин плешивый Ирод,
Подручным был у сатаны, злодей.
И страх закрался в иродово сердце,
И выскочил он к страже, не одет;
И приказал окрест избить младенцев
Всех, сколько сыщут, двух и меньше лет.
      12
И слуги Ирода пошли вдоль улиц.
И – горе горькое! Повсюду вопли, плач!
Иной малыш с кормилицею гулит,
Не видя, как заносит нож палач.
Тут и отцам, и матерям погибель –
Убийцы, озверев, вошли во вкус…
А караван путь держит на Египет,
Прижался к матери Младенец Иисус.



  III. ЯВЛЕНИЕ ХРИСТА
      
                     1
И прежде Сына Божия был послан
Мессии провозвестник Иоанн.
«Покайтесь!» – возопил. И в Иордан
Свой погрузил отшельнический посох.
И вот в долину благостной реки
На зов его стекались Иудеи
В надежде праздной, что, как грязь на теле,
Смываемы водою и грехи.
      2
И, шкурою верблюдицы прикрытый,
На чресла  пояс кожаный надев,
Святой встречал их рыком, яко лев,
Клеймил их: «Порождения ехидны!
Хотите в Царство Божие войти
Лишь потому, что дети Авраама?
Вы – чада Ноя, камни! А людьми,
Строптивцы, не становитесь упрямо…»
       3
И спрашивали: «Не Мессия ты?
Не о тебе говорено в пророках?»
«Нет, я крещу крещением воды;
Поверхностно – мое, Его – глубоко!
Я лишь омою камни, как река,
Но оживить не в силах ваши души.
За мной грядет Жизнь Вечную Дающий,
Сокровищниц щедрей Его рука».
       4
И к Иоанну за знаменьем крестным
Пришёл Христос в означенный предел.
И видели, как Дух Святой слетел
Ему на темя голубем небесным,
В масличной нежной просияв тени…
«Вот Божий Сын, что скорбью мира болен.
Явился Тот, Кому я не достоин
И развязать на обуви ремни», -
       5
Так возвестил Креститель Иудее,
Что объявился Иисус Христос,
Что розы расцветут по следу слез,
Парчой лохмотья выткутся на теле,
Что счастлив будет, кто судьбе не мил,
А баловням недолго веселиться…
И заключен был Иоанн в темницу,
Но предопределенное свершил.
       6
И Дух Святой привёл Христа в пустыню,
Где с холодом ночным враждует зной,
Где Бог Отец Возлюбленному Сыну
Определил сразиться с сатаной.
На пажитях, спалённых Божьим гневом,
Живой казнился мукой мертвых скал;
И изнемог, и, истомившись чревом,
На день сороковой Христос взалкал.

        7
И дьявол возгордился перед небом:
Мол, камни в борозде Господних нив,
Нагнись возьми, и обернутся хлебом.
И рек Христос: «Ни хлебом – Богом жив!»
«А если так, то к вящей Божьей славе
Бросайся с кровли на руки Творца…» –
И на Господень храм  Христа поставил.
Но Тот отверг: «Не искушу Отца!»
         8               
И выше, для бескрайнего огляда,
Христа на гору сатана вознёс
И обнажил сокровищницы ада
В рубинах крови, в изумрудах слёз;
Цветы соблазнов и огонь пороков,
Свергающихся в бездну, как река;
И гибель побиваемых пророков,
И срам блудниц, и торжище греха,
         9
И скотство перепившегося люда,
Когда палач под сладострастный вой
Плясунье непристойной вносит блюдо
С померкшей Иоанна головой…
И грешников, забывших Бога имя,
(А сирот обогреть – святейший дар)
Признал Сын Божий братьями Своими
И каждому безмерно сострадал.
   10
А дьявол, научивший сирых блуду,
Сковавший север, запад, юг, восток,
Пролаял: «Поклонись – Твоими будут!»
«Достоин поклоненья только Бог, -
Христос ответил, - ты же волк при стаде,
Изыди, не узнал покуда вил!»
И сатана, на Господа в досаде,
От Иисуса мрачно отступил.
   11
И к пастве, пребывающей в смущеньи,
Не видящей из пропасти вершин,
Явился Иисус. И Божий Сын
Им проповедовал о всепрощенье.
Учил по синагогам Свой народ,
Чтоб к стонам ближнего склонились ухом.
Всевышний сердобольным подает
И свыше освящает нищих духом.
   12
И плачущие выплачутся всласть,
И милующий милуется тоже,
И изгнанным за правду – Царство Божье,
И кроткому – над всей землёю власть.
Есть люди - соль земли, есть – сор земли;
Повыдохшимся что вернуло б силу,
Когда бы их лопатой ни сгребли
Живущим на попрание – в могилу?



 IY. БРАЧНЫЙ ПИР В КАНЕ
   
          1
На брачный ужин в Кане Галилейской
Хозяин пригласил и Мать Христа.
Дымились блюда. Свод в янтарном блеске.
Почётнейшие заняты места.
И гости, выпив лишнего, шумели;
Пустою чашей, как заведено,
Стучали по столу – давай вино! –
Терпенье буйных было на пределе.
         2
Разграбят погреба – вино достать,
Убьют – залить бы только жар в утробе.
«Утешь их!» – обратилась к Сыну Мать.
Ответил Иисус: «Мой час не пробил».
А гости за ножи схватились так,
Что содрогнулись пышные чертоги:
Стол опрокинут, вопли, свищет мрак…
И длань Свою простёр Учитель Строгий!
         3
И челяди, снующей у плиты,
Хмельное подносившей не однажды,
В шесть чанов натаскать велел воды
И почерпнуть ослепнувшим от жажды.
И вот на дол, где правил мира князь,
Бесовской понукающий уздою,
Весть о спасенье близком пролилась
Крещенья Иоаннова водою.
        4
И перед братом повинился брат
За раны, за разодранное платье,
И по-школярски хмуро прятал взгляд,
Как прогулявший в хедере занятья.
И званным было каждому дано,
И ширилось веселье в брачной зале.
Но, худшим пьяны, лучшее вино
В живительной струе не все узнали.
        5
И даже те, чей к Господу порыв
Откроет им врата и кущи Рая,
Из чаши покаяния испив,
Не ведали, что будет и другая;
Что будет час – на скатерти прольем
И Кровь Его, как Иордана воды,
И жизни вечной свадебным вином
Напьются изнуренные народы!
        6
«И скорби мира, боль Вселенной всей
Я призову на пир в Свою обитель.
Вот почему обильней, чем друзей,
Врагов жестоковыйных возлюбите.
Бог милосерд, и не пребудут с Ним,
Кто не был сокрушен, и чьё страданье
В безудержности горького рыданья
Не изошло сочувствием к другим…»

         7
И, слушая Христа, дивились люди,
Но, не умея истину вместить,
Не столько в слове, сколько в Божьем чуде,
Беспутные, нуждались, может быть.
И, снисходя к их жалкому неверью,
Которое им застило глаза,
Прочь не прогнал, де по миру развею,
Но дал узреть несчастным чудеса.
         8
И, прах смочив слюною, сделал брение.
И, бельма смазав юноше, велел
Водою смыть. И вот, в одно мгновение,
Едва слепой умылся, как прозрел.
И славили Христа. Но фарисеи
Сочли несвоевременным почин:
«Субботу осквернил?» – галдят, насели.
«Нет, человек – субботы господин».
         9
И, прошагав от Каны без привала,
Христос домой вернулся в Назарет,
Где под окном в жасмине на заре
О Царстве Божьем сойка распевала.
Бывало, с Моисеевых страниц
Отец Ему сиял Неизречённый,
А Иисус лепил из глины птиц
И детской пухлой оживлял ручонкой.
        10
И большему теперь приходит срок.
И землякам прочёл Он из Исаии,
Мол, Сына вам ниспосылает Бог...
Но те камнями чуть не забросали.
От дома гнали – на чужбине сгинь!
Столпившись на пороге перед дверью,
Язвили: «Ни Иосифа ли Сын?»
И не дал им чудес по их неверью.
        11   
Лишенный крова, от одних к другим
Брёл Иисус Христос, меняя место.
Знал, что заждалась Жениха Невеста,
И, кто уразумел, пошли за Ним.
Один покинул дом свой с сердцем лёгким,
Но захотел, вернувшись, дверь прикрыть;
Другой – запеленать отца... И рёк им:
«Оставьте мёртвых мёртвым хоронить».
        12
И шли за Ним ученики по свету.
Не то, что грамотеи и умны,
Но в горе общем каждый видел лепту
Своей печали и своей вины.
Иной, богатство бросил, став богаче;
Иной ушёл, лишив опоры мать…
Симон и сеть не выбрал. Отрыбачил.
«Впредь человеков будешь уловлять».



Y. ИСЦЕЛЕНИЕ РАССЛАБЛЕННОГО

     1
В купаленке Овечьей у ворот
Господня града Иерусалима,
Как в цирках императорского Рима,
Кишмя кишит расслабленный народ.
Подагрики, безносые гетеры,
Люд прокажённый, горбуны, слепцы,
Бесплодные матроны и скопцы;
Гноятся ранами легионеры.
     2
День изо дня, терпя нужду и боль,
У праздника всеобщего в опале
Здесь копошатся парии, доколь
В Овечьей не объявится купальне
Господень Ангел и мечом своим
Не взбутетенит илистую глину
В воде с мочой овечьей вполовину,
Что всякий раз командой служит им.   
     3
Вопя, стеная, вскидывая руки,
Приподнимаясь, падая опять,
Рыдая, корчась в тягостном недуге,
Вверх выползая, чтобы нижних смять,
Все ринутся к источнику спасенья –
Без ног, на двух ли, на одной ноге –
В агонии, как в адовом огне,
Задавленными путь к воде усея.
     4
Но только тот, кто рухнет всех быстрей
В запененную Белокрылым воду,
С болезнью распрощается своей.
А остальным не знать к спасенью броду.
Со вздохами к подстилкам отползут,
В пылу борьбы хлебнув мочи овечьей.
У каждого прибавилось увечий.
И снова прозябанье, косность, блуд.
    5
И посетил печальный лепрозорий,
Вступая в град Господень, Иисус.
И, видя столько мутных диких взоров,
Вновь состраданья ощутил искус.
Но ни один к Нему лица не поднял
(Не Ангел Он  без крыльев и меча).
И подошёл к лежащему поодаль,
Истаявшему духом, как свеча.
     6
И сей расслабленный с мольбою слёзной
К Христу худые руки протянул:
«Придвинь к воде меня, и я, поёрзав,
Свалюсь в нее, едва займётся гул».
И пожелал Христос вернуть веселью
Того, кто сорок лет, как обделён:
«Вставай, - сказал, - возьми постель, с постелью
Ходи!» И встал, и взял, и ходит он.

     7
И сразу все: безногие, с ногами –
Задвигались, в ком сколько было сил,
Как если бы слетевший с неба Ангел
Мечом в купальне воду возмутил.
Давя друг друга в умоисступленье,
Сползались. Так штурмуют бастион.
И обнимали Господу колени,
К рукам тянулись, ухватив хитон.
     8
И вышел Он: «Как, быть за них казниму?» –
В мучительной тоске невзвидел дня.
Ползли за Ним по Иерусалиму,
Цепляясь за ноги: «Меня!.. Меня!..»
И злобно приступили Фарисеи
Толпой шумноголосою к Нему.
И криком вздорным понагнали тьму:
«Что за Пророк? Не слышали доселе!»
                    9
«Я – Сын Господень, Иисус Христос».
«Докажешь чем?» – «Открою путь к спасенью.
Доверьтесь, как Израиль Моисею,
И проведу вас через море слёз».
«Убьём Тебя!» – «Священный Храм разрушьте,
И за три дня воздвигну до небес».
И слышали имеющие уши,
И поняли, когда Христос воскрес.
     10
Теперь же мнили невозможным дело:
«Кощунствуешь? Такое выше сил!»
Не разумели, что о Храме Тела
Идущий на распятье говорил.
Но, тычущие пальцами в Писанье,
Над вязью испещрённого листа
И в двух шагах не видели Христа,
Мутила их иллюзия всезнанья.
     11   
Перед Его лучившимся лицом
Звероподобные смыкая хари,
Вопили, кулачишками махали:
«Не чтишь субботу?» – «Послан Я Отцом
Овцу достать, упавшую в колодец.
До Воскресенья провоняла б там…»
Тесней прихлынул служащий народец,
Слюною брызжет, пена по губам.
     12
Из синагоги кантор, талмудисты –
Кричат, визжат: «Субботу осквернил!
В день для молитвы пользует нечистых!..»
Бранятся. Ибо день субботний был.
Осатанели. Кто-то камнем хочет
Убить, не святотатствовал дабы…
Но ненавистью застило им очи,
И невредимым вышел из толпы.



YI. РАЗГОВОР С САМАРЯНКОЙ

      1
И долог путь был, и палило солнце,
Когда, взойдя по камням на откос,
Увидел самарянку у колодца.
И, подощед, спросил воды Христос.
Лукава на язык и смуглолица,
Подав кувшин, сказала: «Иудей!
Вот, не считаешь нас и за людей,
А не побрезгуешь воды напиться».
      2
И пригубил, и отпил Иисус.
И водонос её поставил возле:
«Твоей водой надолго ли напьюсь?
А кто Моей испил, не жаждет вовсе…»
И удивилась: «Кладезь наш глубок.
Тебе и почерпнуть, Прохожий, нечем.
Что за вода? Откуда? Дай глоток».
«Моя вода – глаголы жизни вечной.
     3
Отведавший её, живёт всегда.
А пренебрегший – Господу изменник
И мёртв при жизни. Вот сия вода,
Из уст Моих течёт» – «Так Ты священник?
Иакова неужто больше Ты?
Его колодец, говорят старухи…»
«Не ради благ, но для живой воды
Служите Богу в истине и духе.
     4
Оставьте предков гибельный устав.
Огонь костров уже вам пятки лижет.
И на горе вы к небесам не ближе,
Чем в ямине, за веру пострадав.
Исполнитесь Моей воды живой.
Не через Храм на небеса дорога,
Но в сердце жертвенник устройте свой
И всей душою возлюбите Бога».
      5
А женщина: «Пойду. За полдень уж.
Заждался мой…» – и вот, кувшин взвалила.
«С кем ты живешь теперь, тебе не муж.
А пятого уже похоронила».
«Ты Кто? Пророк или Мессия Сам.
Когда о тайном разумеешь деле?»
«Дал правоту Господь твоим устам.
И знай: спасенье всем из Иудеи!»
      6
И женщина, оставив водонос,
Довольна, что сподобилась беседе,
Пошла скорей оповестить соседей,
Что их колодец посетил Христос.
И те, услышав, побросали всё,
К Нему бежали, не прикрыв и двери,
В Спасителя, блаженные, поверив,
Ещё не видя, но со слов её.

      7
Был всяким землям от Христа прибыток.
Куда бы Он Свой не направил ход,
Чуть приближался – на местах открытых
Недужных в ряд выкладывал народ.
И врачевал Христос их Божьим Словом,
Стезей не пряча ни в ночи, ни днем.
И соблазнялись именем Христовым,
И говорили разное о Нём.
     8
И были слухи, как на льва облава,
Чтоб, окружив, свалить с копьём в груди.
И поспешал Христос в пути, но слава
Бежала, разрастаясь впереди.
Канючили одни, другие ныли:
Всем помоги, зайди под каждый кров.
И, чтоб везде успеть, в места иные
Он посылал Своих учеников.
     9
И вот, желая дочь спасти от смерти,
Припала некая к Его ногам.
«Оставь, язычница! Не сыты дети.
У них ли отниму и брошу псам?»
Но, для которой Он, как свет в окошке,
Молящих рук своих не отняла:
«Помилуй, Отче! И собакам крошки
Перепадают с детского стола».
   10
И отпустил ей за такое слово,
Поскольку к славе сказано оно
И Ангелами было внушено,
Чтобы явить могущество Христово.
И, к морю выйдя, продолжал учить.
И ропот был промеж учениками:
Народа, мол, не счесть, а чем кормить?
Попробуй, всех насыть пятью хлебами!
   11
И преломить хлеба велел Христос,
И всем раздать, ибо сильна усталость.
И накормил пять тысяч. И осталось.
Кусков – корзин двенадцать набралось.
И, рты от изумления, разинув,
Бессильны небывалое понять,
За ручки брали по двое корзину
Ученики. И не могли поднять.
   12
И устыдил Христос их: «Маловеры!
Не знаете, привычным соблазнясь,
Что милосердью Божьему нет меры.
Язычница, и та разумней вас.
Задуматься не довелось поныне,
Как Моисей от слова одного
Насытил Мой народ среди пустыни?
А Божий Сын не больше ли его?»



YII. ХОЖДЕНИЕ ПО ВОДАМ

                   1
Все ближе сроки Вознесенья.
И в небесах Венцом  Святым
Растает Он. И во спасенье
Тогда учительствовать им.
Им через беды и несчастья
Скитаться с именем Творца
И, проповедуя, стучаться
В окаменелые сердца.
    2
И пожалел Христос нескладных
Мужей, плодит которых дол,
На чьих устах земною правдой
Горчит Божественный глагол;
Чьим подвигом возвеселится
Архангелов крылатых рать,
Чья участь – Господу молиться
И грешников благословлять.
    3
И вот, покуда не увенчан
Сияньем славы неземной,
Призвал их: «Я – Хлеб Жизни Вечной;
Насытьтесь, страждущие, Мной!
И предан, и заклан быть должен,
Чтобы на Мне ваш грех почил
Во исполненье Пасхи Божьей
Всевоскрешению в почин…»
    4
По Галилейскому ли морю,
Вперёд отосланы Христом,
Гребли  Апостолы. Перстом
Водя по книжному узору,
Нафанаил им вслух читал.
Уже над посвежевшим валом
Просматривался Капернаум.
Рукой подать… И грянул шквал!
      5   
Закручиваясь обручами,
Катились шумные валы
И с молниями обручали,
И гром над бездною вели.
Утробнейший из всех вопросов
Мелькнул у каждого в уме,
Когда мужи, оставив весла,
Как овцы сбились на корме.
6
И не вычерпывали воду,
И не свернули полотна,
И стонущих от борта к борту
Швыряла пенная волна.
Тот защемил скамейкой ногу
И уповал на смертный час.
Другой в слезах молился Богу.
Иной роптал: «Покинул нас…»

7
Тогда в мятежном диком гуле,
Как веры истиной искус,
Из тьмы, из мрака адской бури
Вдали забрезжил Иисус.
Но еще более смутились
И, кто за слани, кто за борт
В испуге, с воплем ухватились
Ученики: «Идет!.. Идет!…»
8
По водам буйным, бесноватым,
Как пастырь горною тропой,
Спешил Христос, волны раскаты
Едва ли трогая стопой.
И маловеры возопили:
«Беда великая стряслась!
Никак Учитель наш в могиле
И призраком прельщает нас?»
9
Взрыдали. И в печали кроткой
Приблизился к ним Божий Сын,
И Свет занялся перед лодкой,
И ужаснулись: «Равви, сгинь!..»
И огорчился их упорству
Христос. Слепцы не зрят Его.
Премудры, не умеют просто
Из сердца верить своего.
!0
И лишь двоим, рассудком бодрым,
Сомненье вкралось: «Дух ли плоть?
Ужели впрямь по бурным водам
Учителя привёл Господь?
И се, не призрак? Быть ли худу,
Но припадём к Его груди…»
И взглядом удержал Иуду,
И повелел Петру: «Иди!»
      11
И Симон Пётр, как бы младенец,
Оглохший от воды в ушах,
(Того гляди, волной оденет!)
Из лодки первый сделал шаг,
По Иисусову примеру,
По следу зыбкому Христа,
Первоапостольскую веру
Раскинув аркою моста:
12
И через праведную муку,
И через адской бездны гул…
Но испугался Пётр! И руку
Христу с мольбою протянул.
И тонущего (Камень – имя!)
Тот поддержал: стезя крута!
И радуга взошла над Ними,
Как в Царство Божие врата.



YIII. ПРОПОВЕДЬ О СПАСЕНИИ

       1
И вновь учил Христос. И при народе
Пристал к Нему какой-то фарисей:
«Что думаешь, Учитель, о разводе?»
«Вам послабленье сделал Моисей,
Жестокосердны ибо, как ехидны, -
Христос ответил, - но напомню вам:
От сотворенья муж с женой едины.
Или с ребром расстался бы Адам?
       2
Пусть человек отца и мать покинет,
Жену возьмёт, и будут заодно;
Не разлепиться обожённой глине;
Что Бог скрепил, не вам разбить дано.
А всё, что кроме – прелюбодеянье.
Опомнитесь! Гоните за порог
Заветы предков, дикие преданья.
Древнее старины и выше - Бог».
       3
Кивали книжники в согласье мнимом.
И, продолжая искушать Христа,
К столу позвали (Вот, и рук не вымыл…)
«Грязь – что из уст идёт, а не в уста».
«Твои ученики не чтят Писанье.
Им пост не пост…» И рёк Спаситель тут:
«В чертоге брачном коротко свиданье.
Ещё страданья свыше мер хлебнут.
       4
Пока Жених не отнят у Невесты,
Пусть радуются славе  Божьих дел».
«Итак, отеческих преданий вместо
Разгулу обучаешь, кто незрел?»
«Вино, покуда не перебродило,
Не заливают в старые меха.
Да и заплата свежая плоха
На ветошь. Разумению противно».
       5
Со старцами Он вёл, казалось, речь.
Но, будучи за молодых в опаске,
От фарисейской пагубной закваски
Учеников хотел предостеречь.
И некто, подошедший без лукавства,
Но с кротостью и трепетом в груди,
Осведомился: «Как в Господне Царство,
Минуя пекло адское, войти?»
       6
Христос ответил: «Не прелюбодействуй.
Не убивай. Не лги. Не укради.
Не обижай живущих по соседству.
Отца и мать своих прилежно чти…
В сиих началах Моего Завета
Истоки жизни и духовных сил».
И слушавший потупился: «Всё это
От юности моей я сохранил».

       7
И, полюбив столь праведного мужа,
Ободрил Иисус его: «Дерзай!
И  двух одежд спасённому не нужно.
Не мешкая, имущество продай
И нищим все раздай. И, крест взваливши,
Ступай за Мной в возлюбленный предел».
Но  отошёл тот, горестно поникший,
Ибо большим имением владел.
       8
И рёк Христос столпившемуся люду.
Перстом на спину указав его:
«Чем в Рай богатому, ловчей верблюду
Пролезть через игольное ушко».
И свора вся, как бы рванув за дичью,
Взъярилась до собачьей хрипоты,
Мол, к мытарям не столь придирчив Ты…
И книжникам Христос поведал притчу:
       9
«Два сына было у господаря.
И  младший попросил отца о части.
И, взяв своё, ушел за легким счастьем,
Манили его дальние края.
И в городе, где мерзостный обычай,
Где правит грех, где ложь не сходит с лиц,
Простак с деньгами скоро стал добычей
Приятелей притворных и блудниц.
       10
И лживейших похвал вкусил в избытке,
И от продажной изнывал красы,
Пока, обобран до последней нитки,
Не протрезвел со свиньями в грязи.
На  четвереньках стоя у лохани,
Вдруг понял, что растратил часть и честь.
И ужаснулся, ощутив желанье
Рожки со стадом чавкающим есть.
       11
И, прячась от людей, домой вернулся,
Измученный, оборванный вконец.
И встретил сына блудного отец,
И вот, не пренебрёг, не отшатнулся.
Но над рыдающим склонился он
И обнимал дитя своё, и нежил.
Слуге велел: пускай телка зарежет,
Пускай гостей сзывает – сын спасён!
       12
И старший позавидовал: «Козлёнка
На мой с друзьями пир не дал, отец.
А блудному не жалко и теленка.
Или не я пасу твоих овец?»
И возразил отец: «Мой сын, негоже
Считаться, ибо дом тебе вручён,
А брат твой младший мёртвым был и ожил,
Потерян был и вдруг нашёлся он
 



IХ. ИСЦЕЛЕНИЕ ОДЕРЖИМОГО

       1
И приходили из селений дальних,
Чтобы услышать проповедь Христа,
В надежде – осенит Господня длань их
И поведёт путем белей холста,
И будет Царство Божие добычей
Свиней, что в нечистоты тычут нос…
Но бисера метать не стал Христос
И поучал непосвященных притчей.
       2
«И вышел Сеятель. И разбросал
По полю семя. То, что при дороге,
Когтистой лапой раздавил шакал,
И птицами расклёвано в итоге.
Иное семя, на камнях взойдя,
Засохло, лишено живящей влаги.
Другое с тернием боролось не шутя,
Заглохло… Но поля не всюду наги.
       3
Поскольку там, где верное зерно
Упало в почву добрую, сторицей
Оно Господарю возвращено.
Кто может слышать, в слух да обратится!»
Но, глухоты не в силах побороть,
Ученики спросили: «Сеял кто же?»
И отвечал им: «Сеятель – Господь,
А житница, смекайте, - Царство Божье.
       4
Не всякий с праведником наравне
С небес оглянет брошенные долы,
Но отделю пшеницу от плевёлы,
А сор сгорит на адовом огне».
И говорили: «Наставляет нас
Не как священник, словесам учёный,
А как  реальной властью облачённый.
Или Мессия Он – и близок час?»
       5
И в лодку сел Христос с учениками.
И разобрали весла, и гребли.
И ветер посвежел, и волн крюками
Мрак понагнало из седой дали.
И задремал Христос, спиною к борту
С беспечностью великой прислонясь.
Тогда как волны норовили с лету
Перевернуть кренившийся баркас.
       6
И в ужасе перед кромешной бурей
(А буря – тоже дьявола искус)
Загомонила братия, как улей:
«Проснись, Учитель! Тонем, Иисус!..»
И упрекнул кричавших: «Маловеры!»
И поднял длань, и буря улеглась.
И меж собой шептались: «Как, и ветры,
И волны под Его подпали власть?»

       7
Пристали к берегу. Из лодки выйдя
И оглядевшись, словно в доме Гость,
Спаситель одержимого увидел
Изломанного бесом вкривь и вкось.
Нечеловеческую пасть ощерив.
Гол и нечесан, с пеной на губах,
Сей одержимый вышел из пещеры,
Поскольку жил в заброшенных гробах.
       8
И, запрокинувшись в зверином рыке,
Восстал у Иисуса на пути;
Мотались на руках цепей обрывки
(Изловлен не однажды был людьми).
Затрясся, рухнул и уже в падучей
(Так о оземь ударяются дожди),
На сотни голосов вскричал: «Не мучай!
Оставь меня, Сын Божий! Отойди!..»
       9
И, свирепея, грыз цепей железо;
И плач мешался с хохотом, и стон…
«Как имя вам?» – спросил Христос у бесов.
И раскатилось эхом: «Легион!..»
Заверещали, хныкают: «Не надо!»
Визжат, скулят, ревут, подняли лай:
«Коли изгонишь, город нам отдай!..»
Но указал им на свинячье стадо.
       10
И, словно червяки из-под тряпья,
Сквозь уши, рот, сквозь раны и порезы,
Взвывая, улюлюкая, хрипя
На стадо тучею свалились бесы.
И одержимый опустел, затих
И, давешним экстазом изнуренный,
Когда его ломал, корёжил тик,
Сел на колоду под масличной кроной.
       11
А стадо, воспринявшее недуг,
(Так закипает яростная битва)
Захрюкало, замельтешило вдруг,
Вонзились в почву гулкие копыта.
И, на клыках запеневая злость,
Безудержное, словно грязь разлива,
Рванулось к озеру. И вот с обрыва
Низвергнулось и в бездну понеслось.
       12
И наблюдавший за Господним чудом,
Толпящийся у стен распутный люд
Перепугался: «Если к нам войдут,
Уже разврата не укрыть под спудом.
А без пороков опустеем мы,
А благочестие скучней, чем дрёма…»
И отказали Господу от дома,
И с дьяволом остались в лапах тьмы.



   Х. ВЪЕЗД В ИЕРУСАЛИМ

       1
«Как по смоковнице о ходе лета,
О Пасхе по спешащим в Божий Храм,
Что близок Суд Мой – верная примета  -
По собственным узнаете грехам.
И молнией, от края и до края,
Тогда предстану с огненным мечом,
Кого – прощая, а кого – карая;
Не скажите, что были ни причём».
       2
Так проповедал Иисус народу
Под старым тисом с тёмною корой.
А между тем следил по небосводу
За облачком, плывущим над горой.
И только солнце замерло в зените,
Как приподнялся Иисус с травы:
«Я помолюсь, - сказал толпе, - а вы
Здесь у подножья терпеливо ждите».
       3
Из тех, кого любил всех больше Он,
Взял Иисус троих с Собой на гору.
И там, о чудо, нестерпимый взору,
Белее снега стал Его хитон.
И, озаряя день, как тьму колодца,
Преобразился за единый миг,
И просиял, и сделался как солнце,
И солнце превзошёл Господень Лик!
       4
И к Иисусу по ступеням Света
(На склоне  тотчас выгорел бурьян)
Из облака явились для совета
Пророки – Моисей и Илия.
И, очи возведя с пугливой дрожью
На Пастырей заоблачных своих,
Апостолы дивились Царству Божью
И наблюдали за беседой Их.
       5
А Пётр воскликнул: «И в Раю не лучше!
О Господи! Расположимся тут;
Пророкам и Тебе поставим кущи,
Как птицы Божьи в кронах гнезда вьют…»
И облако, подобно грозной лаве,
Скалистую вершину облегло.
И прогремело  над Христом во Славе:
«Мой Сын Любимый! Слушайте Его!»
       6
И люди пали в ужасе на лица.
И были так, пока Господень Свет,
Объявший их, не перестал струиться.
Встают, глядят, и вот – Пророков нет.
Безоблачное небо тускло крайне.
И упредил расспросы Иисус:
«Открывшееся вам храните в тайне,
Покуда Я к Отцу ни вознесусь!»

       7
И вновь дорога к Иерусалиму,
Жара и пыль, и сатаны оскал.
И, зноем изнуряющим палимый,
Смоковницу узрев, Христос взалкал.
И ведал, что обманут ею подло.
И подошёл. И убедиться смог,
Что дерево уныло и бесплодно,
Что не приспело время сбора смокв.
       8
Оплетена удавом пёстрым крона,
И дразнят ветви трепетным листом.
«Не искушай!» – и, проклято Христом,
Иссохло тут же дерево до корня.
И, указав на город, Он сказал:
«Подобны смоквам праведные души;
И будет Иерусалим разрушен
За то, что часа Моего не знал.      
       9
Так бодрствуйте! Не называю срока.
Блюдите святость помыслов своих,
Чтоб не застал в объятиях порока
На брачный пир зовущий вас Жених.
И в горести светлы лицом пребудьте,
И в пост не похваляйтесь худобой,
Не то сочтут вас праведными люди,
Но Я не пожелаю взять с Собой…»
       10
Скалы прочней пророческое Слово!
И к Иисусу привели осла,
Не знавшего поклажи, молодого,
Без тавра и проплешин от седла.
И на хребет постлали плащ пурпурный,
Не ношенный никем до той поры.
И сел Христос, и мимо винокурни
Вниз с Елеонской двинулся горы.
       11
И, как никто другой Творцу угоден,
Под славословья неумолчный гам, -
Сбылось! – Учитель въехал в град Господень
На ослике по пальмовым ветвям.
С заборов, с крыш, с дуплистого платана,
Торчавшего над улочкой кривой,
Где вскоре проведёт Христа конвой,
Звучали вопли: «В Господе осанна!
       12
Мессия во спасение грядёт!
Он лепрозорий превратит в розарий!
Он воскресит нас! – ликовал народ, -
В Нём  упованье! Славься Царь Израилев!»
И фарисеи возмутились тут:
Учеников уйми. Кричат без толку…»
И отвечал: «Когда они умолкнут,
То камни под ногой возопиют!»



XI. ИЗГНАНИЕ ТОРГУЮЩИХ ИЗ ХРАМА

       1
«Какою властью чудеса творишь?» –
Спросили Иисуса дети блуда.
«Как есть открою вам, скажите лишь:
Ученье Иоанново откуда?»
И совещались, как ответить тут:
Сказать – от человека, мол, и только? –
Побьет народ, признавший  в нём Пророка.
С небес? – Что не крестились, упрекнут.
       2
«Не знаем, - отвечают, - невдомёк».
«Лукавый род, не сыщешь в стенах бреши.
Хотите в дом войти, не одолевши
По своему неверью и порог?»
И, праведное сердце возмутивши,
Опять Его решили испытать:
«Учитель Благий…» – «Благ один Всевышний» –
Ответил им. И отошли опять.
       3
И снова перешли Ему дорогу:
«Скажи, динарий заплатить кому?»
«Кто на монете?» –«Кесарь» – «Посему:
Динарий кесарю отдай, молитву - Богу».
Но продолжали искушать Христа,
Надеясь подловить Его на слове
И страже сдать, стоящей наготове
За банями у Ловчего моста.
       4
И в Храм вступил Христос. И заплескались
Под кровлей голуби.  И обступил народ
Учителя. Так прячутся за скалы
От ярости беснующихся вод.
Так за скалу цепляются над бездной,
Чуть не в когтях у дьявола уже,
Так просит исцеления болезный,
Так праведник радеет о душе.
       5
И Пастырь, окружён учениками,
Возжаждавшими истинной воды,
Им указал на длинные ряды
Торговцев, обретавшихся во Храме.
Гнусавый поднимающие вой,
Они встречали простаков с порогу
И расстилали пёстрый коврик свой
Перед толпою приходящих к Богу.
       6
И, напустив губительный угар,
С уловкою, с ухмылкой лицемерной
Сбывать умели мелкий свой товар
Пришедшему единственно - за верой.
И сердцем, сердцем вознегодовал
На них Христос. И вопросил: «Доколе
Терпеть в Святой обители менял?
Сорняк разросся на Господнем поле.

       7
Доколе будут кланяться куску,
Единокровных предавать и близких?» –
И взял из рук у мытаря доску,
Где должники томились в долгих списках.
И алчный до поживы, низкий сброд,
На мерзость всякую готовый ради пищи,
Вершивший торг у Господа в жилище,
Погнал из Храма далее ворот.
       8
Стремглав бежали от Христовой длани,
И вместе с непотребством  срамоты
Из-под роскошных, пышных одеяний
Мелькали то копыта, то хвосты.
И гады, извиваясь под ногами,
Оставили Божественный Предел…
И отпустил учеников. И сел
В тени густой смоковницы на камень.
       9
И, помышляя испытать Христа,
Но, прячась лицемерно за словами,
Опять, опять к Спасителю пристал
Сброд фарисейский: «Побивать камнями
Распутниц заповедал Моисей.
Чтобы завет  исполнить всенародно
С блудницей, уличённою сегодня,
К Тебе на суд пришли общиной всей».
       10
Ни книжников, ни прелюбодеянки
Не замечая, мысля об ином,
Христос чертил неведомые знаки
Разбитого кувшина черепком.
А подле, у стены Господня Храма,
Прижатая неистовой толпой,
Металась женщина, одной рукой
Прикрывши грудь, другою – мерзость срама.
       11
Камнями, кольями вооружась,
Толпа гудела, вожделея мести.
И мнилось книжникам: «С распутной вместе
Побьём и Всепрощателя как раз…»
Вот-вот раскинется бесовский пламень!
Но Иисус, как бы издалека,
Всех оглядел: «Пусть первым бросит камень,
Кто сам перед Всевышним без греха».
       12
И продолжал чертить. Людская глупость
Вот-вот и захлебнулась бы в крови.
Но устыдился каждый и, потупясь,
Другому встать за спину норовил.
И расходились по домам в смущеньи.
И опустела площадь. И в тиши
Сказал Спаситель неразумной дщери:
«Ты прощена. Ступай и не греши».


  XII. ВОСКРЕШЕНИЕ ЛАЗАРЯ

       1
В Господнем Храме, как и в Назарете,
Возлюбленном отечестве Своем,
Вновь уклонился Иисус от смерти,
Когда расправа грезила о Нем.
Но без чести Пророка не бывает.
И, проходя по чуждым городам,
Сын Божий находил признанье там,
Где ни один Лица Его не знает.
       2
Шли к Иисусу люди чередом.
И двор недужных не вмещал порою.
Случалось, на верёвках через кровлю
Носилки с хворым подавались в дом.
Бог милосерд. Отрадно и старухе
Свалить горба разросшегося кладь.
Коснулся Иисуса сухорукий
И вот спешит жену, детей обнять.
       3
Рвань из лачуг, продутых каждым ветром,
Изгои, парии, трущобный сброд,
Отребия в отрепьях шли за Светом
С последней самой верою – спасёт!
«С кем делишь хлеб? – язвили фарисеи, -
С отбросами? И наставляешь их?»
Ответствовал Христос: «В целебном зелье
Нужда не у здоровых – у больных»
       4
«Вознагради и добродетель, Равви!»
«Печётся об утраченном Отец;
Явился Я не праведников славить,
А заплутавших возвратить овец…
От снобов отойдя за недосугом,
Ученикам Христос поведал весть,
Что с Лазарем, любимцем их и другом,
Сутяжничает подлая болезнь.
       5
Что суждено торжествовать хворобе,
А до Вифании, ох, далеко…
И Лазаря нашли уже во гробе,
Оплаканного близкими его.
У наглухо задвинутого лаза
Христос великой скорбью воскорбел
И возрыдал: «Уснул Мой бедный Лазарь,
Не переждав Моих трудов и дел».
       6
И руки Иисус воздел высоко,
Мольбою слёзной долы осеня:
«Верни, Господь, ушедшего до срока.
За всех готов принять страданье Я».
И от пещеры глыбу отвалили,
Промозглый смертный потревожив сон:
- Восстань! –
И Лазарь вышел из могилы,
Влача обрывки гробовых пелён.
       7
И щурился на свет в изнеможенье,
И плакал, ухватясь за ветвь куста…
Струилось небо в грозовом броженье,
И Лазарь славил Господа Христа!…
И властьимущих устрашило чудо:
“А ну как встанет и казненных рать?”
И обещал Искариот Иуда
Христа первосвященникам предать.
       8
И сатаны усердные лакеи,
Твердившие, что не воскреснем мы,
Призвали Иисуса саддукеи
На диспут с хором лицемерной тьмы:
«Ответь, Учитель нам, - решить не можем,
С кем будет по семи мужьям вдова,
С которым обручится в Царстве Божьем?»
«Пребудет Девой, вознесясь едва».
       9
Бород поглаживанье, строги лица,
Из-под ермолок вьется седина.
А с хода черного была блудница
Чтоб соблазнить Его, приведена.
И вот вошла, в браслеты разодета,
Насурьмлена, с улыбкой на устах.
Вошла и – отшатнулась вдруг от света,
Лучащегося кротко от Христа.
       10
И, устыдившись, Бога возлюбила.
И, постигая – не по ней Жених,
Слезами ноги Страннику омыла
И золотом волос отёрла их.
И алавастровый сосуд для Гостя
Внесла и, приклонив смиренно стан,
Натерла миром, где вопьются гвозди
И вспыхнут язвы нестерпимых ран,
       11
К ученикам, узревшим это чудо,
Не снизошла до срока благодать.
«Продать бы миро, - проворчал Иуда, -
И нищим в Храме выручку раздать».
А сам подумал, казнокрад известный:
«Для нищих многовато здесь, поди?
Спущу динариев за триста если,
К чертям общину, и – гуляй, кути!»
       12
И рёк Христос: «Монет ли горсть не взыщем
За миро, коим приготовлен Я?
И больше этого дадите нищим,
Но торопитесь полюбить Меня.
Не вечно с вами возлежу за пиром,
Назначена за Кровь Мою цена…
А ты, Мария, встань. Ты прощена.
Теперь сестра нам. Отправляйся с миром».




    XIII. ТАЙНАЯ ВЕЧЕРЯ

       1
И наступил закланью срок.
И, пасху преломив руками,
За трапезой Христос возлёг
С двенадцатью учениками:
«Вкусите хлеб, се – Плоть Моя;
Се – Кровь Моя, вино вкусите, -
Встал и принёс воды в кувшине, -
Хочу омыть вам ноги Я».
       2
И, препоясан полотенцем,
Склонился у Петровых ног.
«Я не достоин!» – тот изрёк.
«Проститься так судил Отец Нам», -
Христос ответствовал ему.
Омыл. И перешёл к Матфею.
И тот потупился: «Не смею!»
«Служите брату своему,
       3
Как вам прислуживаю ныне.
Вот радость – праведней вериг.
Да не заспорите в гордыне –
Кто мал из вас, а кто велик…»
Ученики, хмелея, ропщут.
И, мерзостный осклабив рот,
С казной общинной через рощу
Уже спешит Искариот.
       4
Бежит. Запутался в хитоне.
Упал. Навоз отёр с лица.
И мчится дальше. Подлеца
Цепляют ветви, сучья, корни…
Под сводом трапезной темно.
Закатный луч скользнул на плиты.
И вот по чашам недопитым
Горит причастия вино.
       5
Спит братия в изнеможеньи.
И Симон Пётр, к Христу склонясь,
Переспросил Его в смущеньи:
«Кем предан бысть?» – «Одним из вас.
А остальных рассеет ветер».
«С Тобой до гробовой плиты!»
«Ещё не прокричит и петел,
Как трижды отречешься ты…».
       6
Учитель в сад сошёл, где птицы,
Где листья бродят по лицу.
Один сошёл, чтоб помолиться
Уже в последний раз Отцу.
И пал на землю, дивным светом,
Как волей высшею одет.
И даль была Ему приветом,
Которому разгадки нет.
      
       7
И он шептал: «Великий Боже,
В руце Твоей судеб весы.
И близок Мой предел. И все же
Лихую чашу пронеси.
Глаголю и не понят миром.
И перед ложью, как в огне.
Воистину, что вера Мне
На язвы  пролилась бы миррой.
       8
Не выдай палачам. Отец!
Страшусь не злобы человечьей,
Но нестерпимее увечий
Терновый шутовской венец.
И воспоют греху осанну,
И стыд им очи не проест,
И разопнут Меня, и станут
Молиться на кровавый крест…»
        9
Уже раскинулась по саду
С мечами, с кольями толпа.
Так ловят беглого раба
Или преследуют за правду.
Треск факелов, проклятья, брань.
Через кустарник, дети блуда,
Продрались. Впереди Иуда:
К Христу, протягивая длань,
      10
Обнял Спасителя, целует
В непогрешимые уста.
И это знак, чтоб взять Христа.
Иуда плачет и ликует,
Ему на грудь чело клоня.
Ловитва, вздыбясь, ждёт ответа:
«Ты Иисус из Назарета?»
И отстранил Иуду: «Я!»
      11
И Иисуса по ланитам
Наотмашь били. И в пыли
На двор Каиафы волокли,
Не внемля праведным молитвам,
Над незлобивостью глумясь.
А Симон Пётр, хоть не задира,
Меч выхватил у конвоира,
Толкнув опешившего в грязь.
      12
И отрубил кому-то ухо.
И было снова меч занёс.
Но удержал Петра Христос.
Се, приживив, напомнил глухо
Небесной кротости устав:
«Или напрасно вам толкую?
Ударят по щеке, подставь
Своим обидчикам другую».



       XIY. СУДИЛИЩЕ

       1
В дому первосвященника Каиафы
Немедля созван был синедрион,
Решавший тяжбы, налагавший штрафы
И над общиной ставящий закон.
Синклит первосвященников был собран,
И книжники присутствовали тут,
Чтобы над Пастырем, Судьею Добрым,
Недобрый совершить, неправый суд.
       2
В ночи сошлись враги Христовой славы,
Завистники Его. От них и слух,
Что Иисус опаснее Варравы
И возмущает Иудейский дух,
И помышляет верой сдвинуть скалы
И Иерусалим смести с земли…
И лжесвидетельств на Него искали,
И сколько-нибудь путных не нашли.
       3
По наговору нищенки-старухи
Призвали было и Петра за сим,
Но, у костра с прислугой гревший руки,
Отговорился незнакомством с Ним.
И стражник подошёл, платком обмотан,
Тот, кому ухо давеча отсек,
И с факелом к Петру склонился: «Вот он!»
«Ты обознался, милый человек».
       4
«Да он и говорит на них похоже,
И ночевать не просится под кров.
Дырявый плащ и благодать на роже –
Сдаётся мне, что из учеников?»
И снова, снова ложью Пётр ответил,
Что Иисуса никогда не знал.
Сбылось пророчество, и крикнул петел.
Пётр отошёл. И горько зарыдал.
       5
А судьи поносили Иисуса;
Писание цитируя хитро,
Грехом умели выставить добро
И праведное опорочить чувство.
Друг друга поощряли: «Крепче дай!» -
Столпившись за Его спиной в подвале.
И, заушая, тут же приставали:
«Коли Пророк, так руку угадай?»
       6
И совещались, как убить Христа.
Но убоялись понести расплату
И отослали к Понтию Пилату:
«Да примет узы и позор креста!»
И римский прокуратор Иудеи
С конвоем, развернувшимся вдоль  стен,
Вошёл к Нему. И, разобравшись в деле,
Не  усмотрел ни бунта, ни измен.
      
       7
Но, будучи политиком искусным,
Свободы не дал все-таки Ему,
А к Ироду отправил Иисуса:
Мол, без меня решайте, что к чему…
В венках из мирта, сдобренных елеем,
И сам, и двор, и челядь вместе с ним,
Четвертовластник, царь над Галилеей,
На праздник прибыл в Иерусалим.
       8
В толпе льстецов, наложниц, музыкантов,
Лелеющих правителя уют,
Царь наслаждался роскошью талантов,
Обильем вин, изысканностью блюд.
И, суд верша, не прерывал веселья,
Не расставался с чашей золотой,
В разгуле буйном с преисподней всею,
В обнимку с сатанинской красотой.
       9
И вот, переодев (А нищей рвани
К царю не допускалось на пиры),
Христа втолкнули. «Чудо позабавней, -
Потребовал царь Ирод, - сотвори!»
Бокал вина в лицо с размаха вылит.
Но Иисус не разомкнул уста.
«Зачем Он здесь?» – зевнул, скучая, Ирод.
И возвратили к Понтию Христа.
       10
И, выведя Его к толпе, что в страхе
И злобе колобродила у ног,
Воскликнул прокуратор: «Ради Пасхи
Несчастного помиловать бы мог, -
На Иисуса указал сановник
И, переждав кромешный гул, изрек, -
Какой Он вам мятежник и разбойник?
Опомнитесь, слепцы! Се – Человек…»
       11
Но шумную ли обуздать ораву
Разумным словом? И опять они
Беснуются: «Освободи Варраву!
А Этого – распни! Распни! Распни!..»
С кровавыми от ярости очами
Калеки, исцелённые Христом,
И те: «Распни, распни Его!» – кричали,
На Иисуса указав перстом.
       12
Господня Агнца отослать на муки
Из выжженных  страданьем кто не рад?
«На вас вина», - сказал Понтий Пилат
И показал, что умывает руки.
«Распни!..» – ревело сборище опять:
Цирюльники, рабы, торговцы, свахи…
Скорей из равнодушия, чем в страхе,
Наместник уступил толпе: «Распять!..»



   XY. СТРАСТИ ГОСПОДНИ

       1
И, в багряницу нарядив вначале,
Уничижали воины Христа,
Мол, Иудейский Царь! И увенчали
Тиарой из тернового куста.
И падали в насмешку на колени,
В юродстве пошлом славили Его,
Не помышляя о своём спасении,
Не вымолив прощенья своего.
       2
И бичевали в злобе площадной,
Зверея от солдатской лютой доли.
Так бьют, чтобы своей не слышать боли,
Так со своей квитаются бедой,
Так в молниях изнемогают грозы,
Так мучают законники святых…
И улыбался палачам сквозь слёзы,
И сердцем прозревал обиды их.
       3
И крест великий на Христа взвалили,
Что для Казнимого вдвойне тяжёл.
Но Сыну ли не даст Всевышний силы? –
И на  Голгофу Иисус взошёл.
И, на спину наёмниками брошен,
Рванулся, и – раскинут на кресте;
И с воплем на устах: «Прости их, Боже!» –
На вожделенной замер высоте.
       4
И виден был за Иордан и дале,
Виднее, чем  пастух стадам своим…
И двух злодеев, приведённых с Ним,
По сторонам от Господа распяли.
Разбойник справа, мрачный щуря глаз,
На грабежи и на убийство ловкий:
«Так Ты Христос? Себя спаси и нас!» -
Пошучивал с последнею издевкой.
       5
Второй, жалея праведную Кровь,
В смущении унять пытался друга:
«Уж, мы-то получили по заслугам.
А Он за что страдает? Не злословь…»
И обратился к Господу с надеждой:
«Владыка, помяни овцу Свою!»
А Он сквозь муку  улыбался нежно:
«Со Мною будешь ныне же в Раю».
       6
И оводы, чьи жала неустанны,
Заволокли дрожащей пеленой
Лицо Страдальца, облепили раны;
И впился в темя палестинский зной.
Не ради сирых нищенских отрепий,
Но, желчно понося Его престол,
О рубище Христа бросали жребий
Легионеры, сгрудясь под крестом.
      
       7
Смеясь, Царём Его провозглашали.
И, отведя от них туманный взор,
Увидел город Он, как бы в пожаре:
И меч войны над ним, и глад, и мор….
И отвратить не мог ужасных бедствий,
Когда из гневных туч прольётся яд,
Но умолял Отца: «Помилосердствуй!
Не ведают и сами, что творят;
       8
Для ненависти нет у них причины –
Воды протянут ковш, и изопью…»
Но уксусом Христу уста смочили,
Мох ноздреватый привязав к копью;
Над Господом злословили жестоко.
А Он, в мученьях испуская дух,
Во мгле наипоследнейшего вздоха
За палачей Своих молился вслух..
       9
Так Иисус был предан в руки злобе
И пострадал безвинно за людей.
И умер на кресте. И снят. И в гробе
Оплакан скорбной Матерью Своей.
Кровоточила в подреберье рана,
И Лик Его был терном уязвлён…
Где толпы, восклицавшие: «Осанна!»,
Ученики?.. Покинут всеми Он.
       10
Благоуханьем лавра и жасмина
Сквозь скальный выруб веяло в гробу.
Омыла Матерь смирной Тело Сына,
Запечатлела поцелуй на лбу.
В саду Успенья, где никто не страждет,
Укрыла плащаницей от невзгод…
И, оцепив скалу свирепой стражей,
Центурион велел обрушить вход.
      11
Кто из солдат, губищи оттопыря,
Шлем расстегнул, кто панцирь снял с груди.
Дремала стража… Марфа и Мария
Не вдруг на гроб отважились придти.
Но сестринская к Иисусу жалость
Превозмогла и Лазаря совет…
И что же видят: стража разбежалась,
Отвален камень, а в пещере – свет!
       12            
И внутрь вошли. И не чадящий факел,
Но Ангела узрели в блеске крыл.
И вопросили о Христе. И Ангел
Свершившееся женщинам открыл:
Как Иисус Христос в ночи воскреснул
И весь: Сиянье! – стражей ослепив,
Из гроба в небеса унёсся, в бездну,
Где исчезает пар с прогретых нив.



       XYI. ВОЗНЕСЕНИЕ

       1
И, подобрав пелёны со ступеней,
Мария с Марфой поспешили в Храм:
«Благая весть!..» А в Храме по углам
Уже змеился шепоток сомнений.
И Симон Пётр, забыв Христа наказ
(Осиротев, бродяжничают дети),
Апостолов увлёк на свой баркас
В надежде – горемык прокормят сети.
       2
Со вздохами псалтыри отложив,
На счастье уповая: либо - либо,
Божественно премудрые мужи
Взялись и тянут... Не даётся рыба.
Упорны, разуменью вопреки,
В косяк тунца заплыв на светлой мели,
И рыбки малой горе-рыбаки
Огромной сетью спутать не умели.
       3
Разброд команд, в усильях перекос,
Под ветром снасть свивается в полете…
И, неуклюжих пожалев, Христос
Ободрил их: «Закиньте и возьмете!»
И выволокли сеть с трудом они,
И рыб пересчитали с изумленьем,
Добычею не столь удивлены,
Сколь Господа воскресшего явленьем.
       4
Где были, до каких безводных мест
Домчал их ужас (Так летит полова!),
Когда, не удержав Господень крест,
На сатану обрушилась Голгофа?..
И на берег сошли. И у плетня,
Шалаш огородившего пастуший,
Застав Петра в рыданьях малодушных,
Спросил Господь: «А любишь ли меня?»
       5
И трижды горький повторил вопрос,
И трижды со вниманьем добрым выждал,
И с лаской всепрощающею трижды:
«Паси Моих овец!» – сказал Христос.
В сияющих благоуханных ризах
Прошёл среди развешивавших сеть;
Но, крестную оплакавшие смерть,
Ученики шептались: «Это – призрак…»
      6
Из невода, из тинистой мотни
Возвращены медузы и рапаны…
«Ощупайте конечности Мои, -
Призвал Христос, - персты вложите в раны.
Я жив и с вами навсегда уже.
Не как приходит и уходит солнце,
Но наша связь вовеки не прервется,
Где б ни был Я… Так пробудитесь же!»

       7
И, улыбнувшись: «Есть ли что из пищи?» –
Спросил Он, зная их пугливый ум.
Печёного угря и мёд гречишный
Поспешно извлекли из тощих сум.
С Христом трапезничали, покаянны;
Дивились, что Учитель ест и пьет,
Свидетели всерадостнейшей тайны…
И слёз не отирал счастливый Пётр.
       8
И день был светел, как улыбка друга.
И прежде воспаренья в высь Свою
Пообещал Господь: «Святого Духа,
Утешителя алчущим пошлю!»
И, всех благословив,  Христос простился.
И видели, как руки вверх простёр
И, отдаляясь, в небо возносился,
В увенчанный сиянием простор.
       9
А соблазнившийся о Божьем Сыне,
Лютейшей злобой выжженный дотла,
Иуда удавился на осине;
Предателю и почва пятки жгла.
Не принятый утробою погоста,
Как падаль, брошен полчищам гиен…
И  Матфий избран  был, Святой Апостол,
Орудью сатанинскому взамен.
       10
И Свет явился для Христовой братьи.
И вот на головах учеников
Почило пламя Божьей благодати,
Как огненных двенадцать языков.
И пастыри, не напирая брюхом,
Но  благочинней, чем зовут на пир,
Пошли по странам - и водой, и Духом
Для Царства царств предуготовить мир.
       11
И вретищем была на них одежда,
И в колья их встречали у ворот:
Разбойника свирепого надежда,
Нахальство слуг и ненависть господ.
И в ковыли кидала их истома,
И зной сжигал, и леденил туман,
И отгоняли камнями от дома,
Как прокаженных, первых христиан.
       12
А братья, препоясанные Словом,
Вещали о любви и о добре
С оливой перед Цезарем суровым,
С молитвой на чудовищном костре.
И Юлиан Отступник, с Римом в длани,
Не одолевший праведных святынь,
Сказал: «Ты победил, Галилеянин!»
Так спасены мы, грешные. Аминь.


Рецензии
На это произведение написано 15 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.