записки из палаты N4

смотри, как березы прозрачны и голы
на сером, дождями застиранном фоне,
как ветер у лип обрывает подолы,
и мчат друг за другом по кругу в погоне
листвы лоскуты  – заскорузлы и ломки,
безумны в агонии странной и страшной, 
в преддверии  неотвратимой поземки,
в прощании с жизнью вольготной вчерашней ...

* * *
ты знаешь, 
мой октябрь – дым и гарь –
кострище после лета, тяга к свету;
страницы осыпает календарь,
усердно приближая зиму – Лету,
уключины звенят – близки: 
вот-вот
появится харонова "гондола",
ощерится Его  щербатый рот
в предчувствии желанного обола ...

* * *
ольхи тихи, чернавки,
ни страха в них, ни зла –
секут дождя булавки
шершавые тела, 
шагреневую кожу
давно не юных  рук –
им все одно, 
похоже ...
привычна тяжесть мук ...

* * *
бывает – проблеск солнца среди дня –
выхватываешь в сером охру с медью,
в боярышниках звонкая возня –
воробышки, ударенные плетью
луча, играют ловко в чехарду,
резвятся, словно не было печали ...
и льнут к ногам в заброшенном саду
линялые оранжевые шали ...
бывает ...

* * *
и-е-роглиф яблони, забор,
крашеный в зеленое когда-то,
ржаво-желтым выстеленный двор,
еле различимые заплаты
квелой засыпающей травы,
серый кот,  ползущий к юркой птахе,
ели – поседевшие волхвы,
липа в прохудившейся рубахе,
луч последний – острая стрела,
желтый вяз, смарагдовая туя,
щедрость мимолетного тепла,
солнечное чувство поцелуя ...

* * *
дождь садик накрывает с головой,
играет опрокинутой листвой,
травой, 
стучит по клавишам забора;

ни птицы, ни вчерашнего кота –
охотника,  
ненастье – скукота,
час тягостных раздумий и кагора ...

* * *
воркуют голуби –
им ныне  от щедрот
сухой рукой 
плеснули желтого пшена,
и вот пернатый 
бутетенится народ, 
вскипает бело-
серо-сизая волна,
мелькают клювы, 
лапки, 
пестрые хвосты,
и дождь не в счет –
сегодня праздник живота!
благослови же, небо, 
добрые персты,
пошли пшена 
и впредь 
на долгие года ...

* * *
наверное, дальше не будет тепла,
сбегает стремительно Осень-плутовка
в пределы иные; 

по кромке стекла
ползет одинокая божья коровка,
напомнив о лете,
люпинах в саду,
о яблоке пахнущем счастьем,
любовью ...

я мысленно двигаюсь, 
словно в бреду
надеясь на узкую божье-коровью
тропинку, 
ведущую может туда,
куда не добраться декабрьской стуже ...
но только напрасны старанья, беда, 
стеклянная тропка все уже и уже ....

* * *
окно открою: 
воздуха глоток
прохладен, горьковат и странно вкусен ...
качается  рябиновый листок
с набрякшей огрузневшей гроздью бусин,
вдали скрипит вороний резкий "крак",
шуршит дождя стеклярусная крошка;
спокойно так, 
но вдруг чудак-сквозняк
захлопывает каверзно окошко

* * *
                                    "сорока-ворона кашу варила, 
                                      кашу варила, деток кормила"

сорока в березовой кроне легка –
присела – устала от долгих затей,
притихла,  не смотрит на мир свысока,
о чем же взгрустнулось, задумчивой ей?
о детях недавно покинувших дом,
в котором варганила каши она,
кормила мальцов за дубовым столом, 
растила не зная покоя и сна,
учила полетам над старой сосной,
фамильным трещеткам, крутому пике,  
юнцы разлетелись, осталось одной
ждать зиму, томясь в материнской тоске ...

* * *

черт знаешь что надумаешь порой,
когда ногой у самого Покрова,
а в грудь вползает вязкий и сырой
рябинный дух,  
и яро и багрово
стучит в висках октябрьский набат –
о чем-то прошлом тяжкая тревога,
когда зовет в безвестный дольний сад,
змеясь листвой осыпанной, дорога ...


Рецензии
Дивные стихи, удачи.

Айзек Гончаров   15.01.2017 16:56     Заявить о нарушении
На это произведение написано 16 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.