Повесть о Юности

1 Как много у меня других,
их малого пера не стою,
еще не стёрся этот миг,
где я когда-то был с тобою.

2 Вот мой обманчивый портрет,
лицо с улыбкой крупным планом,
не обещающий брюнет,
у ног окутанных туманом.

3 Но будучи не раз побитым,
в парадной громко не скулил,
дверям, твоей рукой закрытым,
давно на посошок налил.

4 Столь не значительный изъян,
не скромного, шального лета,
в горошек смятый сарафан,
страсть не умелого минета.

5 С тех пор он обходил вокзал,
за то, что отнимает силы,
у тех, кто по ночам шептал,
горячим стоном слово - милый.

6 Но сон был короток тогда,
нельзя уснуть пока ты рядом,
и с неба падала вода,
в полёте названная градом.

7 А как назвать полёт души,
и убедить её не сниться ?
Спеши, пожалуйста, спеши,
нежней ласкать мои страницы.

8 Умыты розовой росою,
на них и дама, и валет,
пока находится со мною,
не обещающий брюнет.

9 Он будет видеть это чудо,
и накрывать его собой,
чтобы на слово - дорогая,
ты откликалась - дорогой.

10 Пусть кто нибудь узнает лучше,
точнее сможет сосчитать,
он просто правильный попутчик,
он Вас умеет целовать.

11 Нежданно, облаком, грозою,
да на излёте ранних лет.
Счастливой, робкою слезою..
Не обещающий брюнет...

12 Кто был он вам ? Плохая пара,
не муж и даже не жених,
дым от прошедшего пожара,
в салоне позабытых книг.

13 Какую станцию заметит ?
Куда вагон его везёт ??
Никто на это не ответит,
лишь мой растрёпанный блокнот.

14 Не просто вырваться из плена,
снаружи не кому помочь.
Я выпил.. Море - по колено,
и тёплое, как ты, точь-в-точь...

15 Где Ленинградская гитара -
двенадцать обречённых струн,
и Сангрии пустая тара,
и месяц, что излишне юн.

16 Там слайдов хрупкие эстампы,
три фотографии вдвоём,
как без одежды, в свете лампы,
ты первый раз входила в дом.

17 К ним всё-равно придёт расплата,
за хмель, за смелость и за страх -
упавший пояс от халата,
вкус неизвестный на губах.

18 Быть худшим из твоих пилотов,
всегда не благодарный труд,
ни чай, ни водка, ни суббота -
открыт запасный парашют.

19 Мне не вернут мои секреты,
пляж каменистый у огня,
и вычурные пируэты,
уже не трогают меня.

20 В каких закатах он обжёгся ?
На шрамах притупилась боль,
но вереск на щеках рассохся,
ты отдохнуть ему позволь.

21 Всё сбудется, все правды ваши,
в сиянии безнадёжных глаз,
но после Маши и Наташи,
нет смысла поправлять рассказ.

22 В глубинах сквера заалеет,
по лужам, в дрожь, дорожки след,
на полтора часа согреет,
плодово-ягодный рассвет.

23 В семнадцать, да и в девятнадцать,
вся жизнь, казалось, впереди,
не успевали примелькаться,
со старых чердаков дожди.

24 Как вишни в тающем коктейле,
сплетали руки в темноте,
в апрель летящие качели,
мы постигали в высоте.

25 Случился бал. В лучах успеха,
смешали истины в вине,
тебе я больше не помеха,
зачем ты плачешь обо мне ?

26 Играл винил, фужеры ждали,
чья свадьба громче разобьёт,
сердца мы даром раздавали,
не зная, кто их не вернёт.

27 И шпилек хищные булавки,
гранит стирали у метро,
на орфелен он делал ставки,
но выпадало на зеро.

28 Не все покорены красоты,
чертоги памяти трясёт -
к ним изумрудный пятисотый,
по Новой Риге нас несёт.

29 Обрывки скомканной газеты,
в ней напечатанный портрет.
Откликнись ! Где ты ? Где ты ?? Где ты ???
Мой близкий, бережный брюнет..

Нате Воеводиной, Маше Селимовой, Нате Красавиной...

Фото Лены Младовой - Кандалакша


Рецензии
Да ты любитель Нат, как я погляжу. Одобряю!

Привет из Когалыма

Казуист Из Когалыма   23.01.2014 10:55     Заявить о нарушении