Старый сад

авторская работа "Старый сад" - холст, масло, 75х55

МАЙ

И в старый сад пришла весна.
Деревья словно впали в детство.
Какое странное соседство —
Румяна, пудра, седина,
Наплывы жёлтые смолы
В тени припрятанных морщинок.
Как шеи тёмные — стволы —
Встают из кружев беззащитно.

Цвети, мой старый сад, цвети,
За пустоцвет корить не стану:
Я знаю, ты мечтаешь тайно
Весь мир плодами потрясти.
Ты так старательно поёшь
Ветвями старыми под ветром,
Как будто этим утром светлым
Тревогу горестную бьёшь,
Как будто молишь, просишь, ждёшь
Ты изумленья птичьей стаи,
И в предвкушенье сладкой тайны
Охватывает листья дрожь;
Как будто первого свиданья
Несёшь в себе ты светлый грех.
Цвети — весна, она для всех —
Пора большого ожиданья.
Цвети, взывай к своим богам,
Чтоб не коснулись цвета грозы.

Мой старый сад роняет слёзы —
Цветы угасшие — к ногам.


АВГУСТ

К тебе, мой сад, явилась я на суд.
Посокрушайся – стала, мол, не та я.
Сомкнись ветвями –
Заключи в сосуд
Томленье духа – джина всех метаний!
Лукавый пленник, вырвавшись не в срок,
Как в достоверном сказочном сказанье,
Друзей с врагами путал по незнанью
И принимал ошибку за урок.

Не обессудь, что наломала дров.
Была глуха забот твоих ограда,
Давил сосуд, и, значит, было надо
Разбить его, сбивая руки в кровь.

Зелёный плод – всего незрелый плод,
А жизнь не склонна миловать ошибки.
За похвалу считала я улыбки,
А в жизни всё как раз наоборот!
Кислей плодов, опавших до поры,
Недобрый смех мирского непрощенья:
За тугость щёк,
За глупость,
За порыв –
За сорок лет игры в предназначенье.

К тебе, мой сад, явилась я на суд.
Помилуй, начертай указом, что ли, –
Мол, здесь хранится золотой сосуд,
В который джинн вернуться должен с воли!

Испачкаюсь клубникой и травой,
Коленки исцарапаю в малине,
И персика весомой половиной –
Шершавым сердцем, –
Поделюсь с тобой.

ДЕКАБРЬ

Он падает – сказочный и баснословный –
Мой снег долгожданный, что света белей,
И кажется – нежный – целует он словно
Дрожащие пальцы озябших ветвей,
Он кутает кроны в меха дорогие,
Ласкает стволы, меж стволов семеня.

Как долго деревья стояли нагие,
Теряя пернатых, листву, семена.
Земля равнодушно от них отвернулась.
Забыл о любви опечаленный сад,
"Лишь смерть впереди,
И ни радость, ни юность, – он думал, –
Теперь не воротишь назад".
А я удивлялась которую зиму,
Что снег к нам приходит как странник чужой:
Деревья опять – ну, какие разини! –
Забыли, кто к ним постучится зимой,
Не ждали.
И вот он – светлейший, тишайший,
Он ластится даже и к мёртвым вещам,
Как будто бы помнит,
А кем были раньше
Поделки, в которых иссохла душа:
Крылечко, ограда, скамейка, ворота…

О, снег, ты ведь падаешь тысячи лет,
И знает, наверно, любая ворона,
Что здесь ты, незримый, когда тебя нет:
Весною и летом, и осенью жёлтой
Живою водою блуждаешь окрест.
Что если бы вдруг по весне не ушёл ты?
Немало в саду неупрямых невест.

А снег набивался в ресницы и губы,
Он тихо шептал – будто на ухо, – мне:
– Не знаю плодов я… Такой и полюбит –
Бесследно растает в любовном огне.

PS. ПЯТОЕ ВРЕМЯ ГОДА

Душа не стареет. Она — как заброшенный сад,
Что вешним цветеньем с рожденья до смерти объят;
Здесь клады повсюду, здесь светлые тайны живут —
Прозренье и смуты прозрачных и тёмных минут,
Здесь встречи, прощанья, предательства, жертвенность, страсть,
И страхи, и тщанья — в измене себе не пропасть;
Здесь бабочкой белой порхает мечта, полиняв;
Лианою спелой здесь зависть ползёт как удав
И пчёлы наитий жужжат над цветением чувств...

Душа ведь, поймите, не старится в жизни ничуть:
Цветёт наудачу — и тут же роняет плоды.
Пусть грозы судачат — мол, с нами попляшут сады:
Ужо, растеряют и чувства, и веру, и спесь.

Ах, так не бывает!
Мой сад состоялся и есть
В любую годину цветущим и полным чудес,
Ведь он пуповиной прикован к бессмертию весь!


Рецензии