Иссык-Кульские миражи

«Восход на Иссык-Куле» - работа автора, холст, масло, 50х60

НАДЕЖДА

Бесшумно гаснут дальние миры
Над нашим миром — поймою зеленой,
Над псом моим, бегущим на обрыв,
Чтоб первым видеть солнце из-за склонов;

А, может быть, совсем не потому
Он там на птиц проснувшихся глазеет:
Обрыв, вода — небесная лазейка,
Доступная дремучему уму;

Я — этот пес,
Следящий на краю
Своей судьбы
Полет небесных тварей;
Мне каждый миг, как счастие, подарен
Надеждой — что взлечу и запою…

***
Этим водным простором вовек не насытиться взгляду:
Волны катятся мерно и кружево пены плетут…

Я не знала о том, что от жизни так много мне надо:
Столько синей воды, столько ветреных светлых минут!
Я хочу эту синь взять и выпить глазами до капли,
Этот мерный прибой, эту музыку сделать своей…
Я молюсь про себя, чтобы в мире вовек не иссякли
Животворные силы — источники рек и морей.

Море — это любовь:
Так изменчиво, чудно, внезапно
Вырывается вдруг из-за будничных серых стволов;
В нем так много тепла, потаенного смеха, азарта,
Словно в нем не вода, а хмельная цыганская кровь!

Как могла я, невежа, сравнить нашу жизнь с этим морем?!
В жизни столько преград и полей, что должны перейти,
Столько ям, столько бездн — пусть созвучно зовущихся горем,
Столько скучных сует и сожженных мостов на пути!..

Солнце вырвалось вдруг безупречным сияющим шаром
Из бесформенных туч,
Через море построило мост…
Мой любимый, смотри! Этот мост появился недаром:
Значит, снова с тобой разлучиться почти не пришлось…

*** 
Тает август, пугливый и чуткий,
Как встревоженный ржаньем табун.
Он уже на весенние чувства
Объявил в одночасье табу,
И они, как листва опадая,
Под ногами щемяще шуршат…

Месяц рожками звезды бодает.
Беспечально светлеет душа,
Как покинутый дом,
Расширяясь
В оглушительный храм тишины…
И с собою, минувшей, прощаюсь
У Великой Осенней Стены.

ИССЫК—КУЛЬ

Большая рыба вышла из глубин.
Кипит вода в зеленом лунном блеске.
Как не хватает мне в твоей любви
Печальных глаз покорности и лести…
Не быть нам вместе! —
Все во мне кричит.
Мы слишком поздно встретили друг друга…
Вздыхает море, плещется в ночи,
И о тебе всю ночь молчит округа:
Молчит — тревожным шелестом волны,
Молчит — какой-то птицей беспокойной,
Уводит взгляд дорожкою луны —
Тропой к тебе обманчивой, окольной…
Полет волны угас на берегу.
Следы всех лет таит песок остывший.
Мой каждый шаг твои как будто слышит —
И это все, что мнить себе могу…
Прости меня. Уходит рыба вглубь,
Чтоб затаиться от людского взгляда.
Мне от тебя совсем немного надо —
Взглянуть в лицо, коснуться теплых губ…
Не быть тому! — и тысячи причин
Велят предать забвенью даже мысли…
Какие звезды крупные повисли!
О, как длинны дрожащие лучи…

ШТОРМ

Над низким причалом,
Причалом, исхлестанным пеною грозно,
Две чайки в печали
Кричали и мчали на крыльях по розе —
По розе, по отблеску
Молний, взбивающих пену,
Полозьями с облака сверху срываясь
Мгновенно…
Кричали отчаянно чайки и рядышком мчали,
И ветер венчали —
Два маленьких эха печали,
Два эха молчанья,
Что зрело над миром ночами,
Над миром, над морем,
Над этим скрипучим причалом…
Отчалить не чаю
И весла держу на отлете —
Неловкая чайка
В своем неподвижном полете,
В паренье, в порыве, —
На якоре прочном и вечном,
Как эхо печали —
Но только земной, человечьей:
Прибрежной и грешной,
Кромешной и нежной,
И звездной…
Прилежной и пристальной —
Если отчаливать поздно…

***
Не плачь, душа…
Кто любит, кто любим? –
Спроси у лодки, рухнувшей в пучину.
Один из двух всегда найдет причину –
Тот, кто сильней, – пожертвовать другим.

Друг вероломный, сколько лет с тобой
Делили хлеб, и радости, и горе?..
Не вдруг покой небесно-голубой
На чёрный шторм, взъярясь, меняет море;
Не вдруг и солнце, вспыхнув, как весной,
Залив теплом сады, поля и склоны,
Уже узрев озимых шелк зеленый
И выплеск почки лопнувшей, шальной,
Уходит, уступая февралю
Разнежившийся мир на поруганье…

Изведав всё, Создателя молю:
Избавь от чувств, готовых на закланье,
От оттепелей посредине стуж,
От нежности и ласки мимолётной,
От лживых клятв, от щедрости залётной,
От служб, от дружб!..
Оставь свободу, волю и борьбу:
О да, – врагов, их козни и нападки!..

Чем нож в спине –
Уж лучше в честной схватке
Лицом к лицу встречать свою судьбу.

С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ЗМЕЯ

Ша-аг за ша-агом…Ш-шаманят дороги,
Ветер в душ-шах шуршит на пути…
Удается, пожалуй, немногим
Свою тропку в порош-ше найти.
Жизнь дается одна, не иначе,
Нехорош-шей? Какая уж есть…
Ш-шо утратив, людишки не плачут? –
Душ-шу – божью нестойкую весть…

Вижу их, как, спеш-ша на распутье,
Ищут в жизни пош-шире тропу,
Полагая: душ-ши не убудет,
Если сменят на ш-шашни судьбу…
А добра задарма не бывает!
В испытаньях взрослеет душа,
А в поблажках себе – убывает,
В мелочах незаметно греш-ша…

Вот и выбрана тропка. А дальш-ше –
Им утрат, как и раньше, не счесть:
За насущный свой хлеб на продажу
Завтра выставят гордость, и честь.
Им уже не вернуться обратно –
По наклонной судьба понеслась,
Их вина – значит, их и расплата…
Ну, а бог? Как обычно – не спас!

ОТРАЖЕНИЕ

Грозят, что в одночасье станет пуст
Наш мир земной, и скоро, мол, возможно…

Смолой тягучей медленная грусть
Стекает вдоль раздумий осторожно.
Так в заповедном парке в ясный день,
Слегка задетом заморозком первым,
Блистают листья золотом неверным,
И в блеске том стволов всё гуще тень…

Быть может, беды все не так страшны,
Как нас томит предчувствие тревогой?
Ведь всё, что будет, – всё даётся Богом,
Как сами мы для мира Им даны;
И, может, мир без нас предельно прост,
И разум зря то плачет, то смеётся,
В жизнь вглядываясь, словно в сруб колодца,
Где только отраженье дальних звёзд?..

ХУДОЖНИК

Я знаю, что живет художник где-то.
Он бабочек рисует и цветы,
Чтоб возвратилось солнечное лето,
Чтоб светлые исполнились мечты.

А дождь идет, он небо красит сажей,
Как старость – безнадежен и угрюм…
Но знаю – есть художник,
Он все так же
Беспечен возмутительно и юн.

Он сотни лет в своей смешной рубахе,
Что стала как палитра и сама,
В отвагу перекрашивает страхи
И чувств сумбур – в гармонию ума.

И бабочки порхают над цветами,
И солнце снова с неба щурит глаз…
Художник этот – знаю, – рядом с нами
Всегда, везде… А, может быть, и в нас.

МИГ

Той девочки на раннем берегу
Встречать мне сорок лет не доводилось.

Она смеется…
Так давно не снилось
Сверканье волн, разбитых на бегу.
В ладонях, онемевших от воды,
Камней сияет радостная россыпь —
Зеленых, красных, в крапинках слюды,
Прозрачных, словно утренние росы…
«Скорей! Смотри!» — зовет она сестру,
Ведь серой галькой станет чудо вскоре.
Прекрасный миг непрочен на ветру,
Пропитанном полынью, солнцем, морем…

Казалось так.
Но — жизнь прошла почти, —
А то мгновенье длится, длится, длится…
Сестер погасли розовые лица
И медь волос под накипью седин.
А красота, живущая в глуби
На самой древней, вечно-юной ниве,
Все так же манит:
Сделаешь счастливей —
Одаришь чудом всех, кто так любим!
И не понять,
Как стал непрочный миг
Призваньем, счастьем, горечью, проклятьем…

…Дитя бежит. К коленям липнет платье.
«Смотрите все!» — из сердца рвется крик.

ИССЫК-КУЛЬ

Озеро моё горное, молодость ты моя!
Ветер полынью горькою пахнет, печаль тая,
Боль отшумевших праздников,
Давней любви укор…
Здесь я бывала разною.
Сколько прошло с тех пор!

Озеро знает, мудрое, – всё растворят века.
С ним говорила утром я,  – знает наверняка:
Так, как следы смываются медленною волной,
Всё, что в судьбе сбывается с кем-то
                                            – с тобой, со мной, –
Тоже размоет времени медленная волна…

Озеро моё верное, ласки голубизна,
Сколько ты судеб видело, счастья, и слёз, и клятв?
Сколько забытых идолов недра твои таят?
Озеро моё горное, – молодость, старость, смерть…
Небо такое чёрное. Больно в него смотреть.


Рецензии
Вы с такой любовью описываете нашу Киргизию! в Каждой Вашей строчке! Я думаю, что Ваше творчество в нашей стране должно быть введено в школьную программу)))

Anjelica   08.12.2013 09:44     Заявить о нарушении
Ваши слова бы да в уста Богу...

Светлана Суслова-312   20.12.2013 09:17   Заявить о нарушении