Зелёная даль. Воспоминания

                         

Зелёная даль
Александр Палатин
      
 1 Повесть о тех, кого нет с нами. 

 Смоленские места имеют холмистую местность,  этим и вызвано разнообразие растительности и животного мира. В оврагах сосредотачивается чистый земной воздух с прекрасной чистой средой. Воздух, как разнообразные  ручейки выходит  и заполняет пространство. Вокруг лесная местность. Разнообразные деревья лиственных и хвойных пород представляют собой великолепие.
 В лесу , в речке или у озера прекрасный отдых. Свежий и здоровый воздух. Чистая прекрасная и здоровая среда.
  До войны, в революцию, семья Палатиных проживала в деревне  Городецкое. Эта деревня была расположена   за Рославлем, по автотрассе Рославль –Москва, возле Екимович.
 Река Десна несет чистые прозрачные воды. Прекрасные места для рыбалки. Вдоль Десны в низких заливных местах в осенний период поспевает много разнообразных ягод. В сосновом бору поспевают грибы.  На холмистых местах в летний период поспевает земляника, а в лесном массиве поспевает черника и малина.  В реке Десна была прекрасная рыбалка. В те времена ритмы цивилизации не приходили сюда. Электростанций и машин почти не было.
 Вся жизненная история проносилась в этих местах, в  тесной связи с основными моментами в жизни государства Российского. Изгнание Наполеона из России проходило по этим смоленским дорогам от Москвы. Февральская революция и победа коммунистов в Гражданской войне коснулась своей стороной и этих мест. Крушили церкви. Так, в данной местности была разрушена церковь в Даниловичах.  Это было сделано под лозунгом борьбы с религией. Молодежь с песнями, под звуки гармошки разрушала божий храм. Взамен пришла новая идеология, с новым аппаратом чиновников и репрессивным аппаратом бюрократов партийного уровня.
  Голод и нищета, вызванная гражданской войной и революцией, а затем насильственным строительством новой жизни дали себе знать. Строили колхозы, проводили чистки.   Это происходило после революции в предвоенный период. Всё это сопровождалось определенными перекосами.  Прошло немало изменений. Строили колхозы и развивали промышленность. Перед войной прошла волна коллективизации, объединялись в колхозы.  Колхозное хозяйство и встретило в своей массе организованно начало  Великой Отечественной войны.
 Все стояли за разгром фашистов. Победа в Великой Отечественной войне не  далась легко. Были стёрты с лица многие населённые пункты. Деревни ввиду отсутствия мужских рук были обречены на вымирание.
   В результате   исчезли многие деревни.  Умер  Сталин и пришли новые партийные  правители к государственной  власти. Приёмы управления не изменились. Снова строили силосные башни. Сажали кукурузу. Осваивали новые методы в животноводстве.  Все методы и приемы подъема сельского хозяйства проводились   по главной и основной линии партии. Однако результат, которого ждали, не наступал. Всё время ,чего то не хватало. Мешали враги народа, а потом империалисты. Напряжённая обстановка в мире. Угроза новой войны замедляла развитие страны. Наверно самого главного  - это того ,чтобы действительные усилия народа и партии совпадали не было, а этого не было, как при разрушении (церквей)религии, так и при подъеме сельского хозяйства,  где использовался полукрепостной труд . Сельское население не имело прописки и паспортов.

                           Семейные корни.
       После войны  в этих местах  мальчишки всегда  наталкивались  на разбросанные по лесу боеприпасы (от минометов и орудий разного калибра). Местность была изрыта траншеями и окопами. Здесь по берегу реки Десна  проходила линия фронта и в траншеях защитники Родины встречали фашистскую нечисть.  В окопах стояли артиллерийские орудия. Здесь проливалась кровь те,  кто защищал Родину.
   Откуда берутся герои в самых верхах. А там, в самых верхах много героев. Для того они и верхи. Но  мои знакомые были все простые люди. Подальше от царей и голова будет целей, - говаривала моя тетя Володина   Надежда Ивановна, пережившая оккупацию и повидавшая немало разных людей на своем веку. Однако  нам проживавшим в сельской глубинке, непременно хотелось, чтоб герои были   среди нашего брата и непременно выходцы из родимых мест. И нам все мало, а хочется, чтоб такие незаурядные личности из нашего брата и были в самых верхах и были самые заметные.
 Перед войной деревенская жизнь начала  складываться. Крестьянские хозяйства стали подниматься на ноги. Колхозное хозяйство окрепло.
                
  Мой дед   Палатин Иван  Егорович,  проживал  в Городецкое. Перед войной дети выросли и все были устроены в жизни и приобрели необходимые для себя профессии.
  Старший сын Иван Иванович после школы закончил педогогический техникум.  После  окончания  педтехникума в 1934 году в городе Рославле, получил место учителя начальных классов  в «Спартаке» ныне совхоз «Ивановское» Рославльского района. Его преподаватели  Дюселев, Голицин и Николаенко сформировали из него хорошего сельского учителя и хорошего человека, о котором неоднократно отзывались люди, которых он учил. В период жестоких боев под Ржевом , будучи командиром противотанковой батареи майор Палатин  погиб героической смертью.  Иван Иванович Палатин был  ранен   и не сдался в плен, а с криком «Гвардейцы не сдаются»,- взорвал себя. Эти подробности мне,тогда ещё мальчишке, рассказал ветеран войны, который воевал с ним под Ржевом.  Иван Иванович был женат и у него остался   сын Владимир  Палатин.
    
 Второй сын Ивана Егоровича, Михаил служил в десанте. Погиб, выполняя задание в тылу немцев при ликвидации немецкой группировки  в районе Кишинева. Однажды я был в этих местах в Кишиневе и на месте захоронения на памятнике  находил   фамилию Палатина Михаила. У Михаила осталась дочь Лариса, которая проживает со своими детьми на Украине в городе  Мариуполь.
  Сам  Иван Егорович умер от болезни в  1941 году. В деревне Чижевка,  на территории  школы имеется захоронение офицера Кашина и там  похоронен и мой дед Иван Егорович. Перед смертью он просил, чтоб похоронили его с этим офицером, который погиб при бомбежки немецкой авиацией госпиталя, в начальный период войны. При этой бомбежки пострадало мирное население и погиб советский офицер. Эта бомбежка была на глазах у моего деда, который  принимал участие в похоронах   советского  офицера  Кашина и по его просьбе  был тоже здесь похоронен.
 Дочери Ивана Егоровича после войны, а вернее сёстры жили вместе в деревне Чижовка до 1955 года и растили своих детей в послевоенное время, не имея мужских рук и помощи. Все вопросы: огород, заготовка и доставка дров, содержание и заготовка сена -  вся эта нелёгкая работа лежала на женских руках.
 Это весьма краткая история  о том, как складывалась жизнь в послевоенный период и о тех кого нет  рядом с нами.
                                 В деревне Коняты.

  До войны, в революцию, семья Палатиных проживала в деревне  Городецкое. В войну перебрались жить в деревню Чижовка, где проживали до 1955 года.
 Эти  деревни расположены по автотрассе Рославль – Москва.   
      Недалеко расположена  деревня Коняты и именно в этих местах прошло детство  будущего великого скульптора С.Т.Коненкова.  С Т Конёнков был выдающейся личностью  в области изобразительного искусства. В 1964 году С.Т. Конёнкову  - первому среди художников – было присвоено звание Героя Социалистического Труда.  В 1973 году открыт музей скульптуры в Смоленске, в 1974 году в Москве был открыт Мемориальный музей -мастерская
     Смоленский скульптор Сергей Тимофеевич Коненков был выходец из наших мест. В детстве он бегал по этим местам и здесь формировался его талант художника. Природа здесь располагает к искусству.  Такие утренние и вечерние пейзажи, когда туман проявляется над рекой  Десной и  особенно утром перед рассветом, или вечером после заката солнца, особенно красивы. Незабываемы деревья и кусты причудливо видимые только своими верхушками и появляющиеся   вслед за пропадающим  туманом.
      В 1957г Коненков Сергей Тимофеевич   приезжал в родные места. На встречу с ним отобрали нескольких ребят. Меня отобрали за то, что у меня была пятерка по рисованию, а я из всего, и мог нарисовать талантливо, так это курицу или гуся. Мы собрались в школе и группой пошли в деревню Коняты, где остановился великий скульптор.    Наш  торжественный поход в  гости к Коненкову закончился небольшим обедом, где нас, деревенских ребят покормили от души. Нас сопровождал и сельский учитель Михаил Бобков. Он с удовольствием шел на встречу и был весел и остроумен и находил с нами общие темы для разговора. Деревушка Коняты, расположена недалеко от Екимович на берегу Десны в красивейшем и живописном месте. Из Екимович и пришли  группа сельских учеников. Уже известный талантливый художник Коненков Сергей Тимофеевич  спокойный и хорошо расположенный к нам беседовал с нами, поглаживая свою бороду. Он смотрел на нас и искры доброты светились в его глазах. Он тепло и с интересом относился к нам деревенским мальчишкам.  В деревне Коняты, в простом деревенском доме мы общались с  великим скульптором.  Он был прост и добродушен в общении с нами деревенскими мальчишками. Я полагаю, что и  мы были бесхитростны и бестолковы от деревенской простоты. Разговор с нами проходил в спокойной обстановке, без какого либо напряжения.
    Коненков сидел  за деревенским столом и спокойно   беседовал с нами и задавал нам свои простые вопросы.  Время от времени на стол ставили, что либо покушать.
 Мы   поели  шпротные  бутерброды. Тогда нам поставили молоко в кувшине и в тарелку насыпали баранок. Моментально опорожнили и это, тогда сытые и довольные мы сидели на крыльце. Здесь с нами уже был разговор не продолжительный. Мы ученики и теперь   отправились домой. Что осталось в памяти ? - Скорей всего, то, что было, что - то доброе и такое родное от этой встречи на отеческой земле.
     Сегодняшняя жизнь стала складываться по - другому, и кажется, что многие потеряли свои связи с  родными местами и своими предками.   Создав состояние, забывают, что все- таки дело за малым, за теми чувствами, которые рождены в тебе твоими отеческими местами и теми добрыми людьми, с которыми ты встречался.
 Сергей Тимофеевич приезжал несколько раз в Коняты и бывал в Екимовичах, где я учился до 5 класса. Его приезд всегда был интересен нам подросткам.   Помню, как  один раз при мне он  интересовался  моим дедом Иваном Егоровичем. Находился тогда Коненков возле моста через Десну, что недалеко от Екимович. В то время по инициативе Конёнкова, строили изостудию,  чтобы детям давать уроки искусства. Этот план тогда не получил развитие. Именно здесь в Десне я ловил рыбу.Коненков проходил по берегу Десны и встретился с местным жителем. Здесь проживал дед Фока. У него и спрашивал он про моего деда. Дед Фока показал на меня и сказал, что моего деда уже нет, а это его внук. 
     В сельской местности мой дед   Иван Егорович считался талантливым  мастером на все руки. К нему забегал Сергей Тимофеевич, тогда ещё мальчишка.
   Сергей Коненков  часто бегал к местному художнику - икономазу (к Ивану Егоровичу) и смотрел, как тот растирает краску и готовит ее для покрытия икон. Ему удавалось талантливо подбирать цвета красок  для икон.  К моему  деду и прибегал  и другой художник Александр Кузнецов уроженец деревни Чижовка. Его картины я передал в город Смоленск в музей Великой Отечественной войны. К сожалению, я их не видел на выставке. Там были нарисованы  картины  из начального периода войны. Копия акта хранится у меня до сих пор.
 Послевоенная жизнь в деревенской глубинке была рассчитана на выживание. Несмотря  на трудности  многие получали начальное образование, а потом получали и полное образование  десять классов. Жизнь в деревне не была перспективной, а потому многие уезжали в город. Для этого необходим был паспорт и выписка, для прописки в городе. Фактически существовавшая паспортная система закрепляла рабский труд в колхозе.  Однако при всех недостатках многие обладали пробивной силой, проявляли талант, получали образование и находили свою дорогу в жизни.
                Про часы и про листовки.
  Я много слышал интересного о своем  дедушке  Иване Егоровиче.
  Мой дед,  Иван Егорович был интересной личностью. Проживая в этих местах, он знал  различные ремесла. Считался он сам выходцем из мещанского сословия, а его жена Евдокия  была выходцем из дворянского обедневшего рода.
    Дед делал  хомуты, чинил  уздечки, вожжи, сбрую для лошадей и т.д. Он был известен как столяр правой руки. Такое образование получил в Тифлисе.
  В доме вся мебель была сделана своими руками. Считался он первоклассным  столяром   и  для  новобрачных именно у него  заказывали   сундуки и другую необходимую мебель, которые делал он мастерски. Вода, налитая в сундук не вытекала. Деревянные диванчики, стулья и кресла его работы мне попадались на глаза. Хранить добро нажитое на много лет вперед в таком сундуке было удобно. Получал  он  заказ на изготовление икон. Сам готовил и растирал краску и многие ребятишки  учились  у него этому занятию. Рядом были деревни Коняты , Городецкое , Екимовичи, Марьевка.  Он мастерил все. Для обучения не требуется многое. Нужно стоять и запоминать, как делает мастер. Это нехитрое требование к ученикам заключалось в следующем. Нужно  стоять рядом с мастером и не пропускать его движений.    Он считался в округе известным   икономазом. Мальчишки приходили посмотреть на его работу. Им нравилось смотреть на чёткие последовательные движения. Потом с течением времени  это всплывало в памяти и хотелось самому тоже сделать, что либо, и прикоснуться к этому искусству.
    Сделанная им икона «Божей Матери» хранилась и передавалась   наследникам. Краску по металлу он делал по своим рецептам. Он знал секреты приготовления красок и их состава.
            
   В трудные послереволюционные годы  нужно было кормить семью. Жена Евдокия Дмитриевна и один сын умерли в голодные годы, и он в одиночку воспитал двоих ребят и  девочек: Надю и Ксеню.  Он часто ездил на подработку  по деревням и в его жизни были  разные жизненные ситуации .
    Я помню его рассказ про часы, который мне поведала тётушка Паша- моя родственница. Считался Иван Егорович  бывалым,  повидавшим виды мужиком.  И  однажды,   припозднился он в Калужской стороне. Попросился  на ночлег. Дело было ночью,  и ехать было небезопасно. Хозяин, местный житель, коренастый и неторопливый,  пустил переночевать и дал коню воды и овса.
  Самого Егора положил спать на сундучке. Однако поужинать не дали, при этом хозяин  сказал: «Полежи здесь до утра». Утром выезжать,  а хозяин не выпускает и требует  расчета.
  Потребовал местный мужик: «Рассчитайся за ночлег». «Да и коня твоего  овсом кормил, зазря , что ли?» «Можешь, - рассчитайся, а то лошадь не отдам».
  «Чем рассчитаться»?   У деда не было денег. Ехал он на лошадке из другой деревне и поиздержался.
   -«Чем хочешь, а то коня не отдам»,  «Отдавай  часы».
    Пришлось Ивану Егоровичу отдать часы, которые были по тем временам редкостью. Время было голодное и послереволюционное.
  Остался с цепочкой, которую носил на правой стороне груди и про  себя говорил, что если барин при цепочке, то известно без часов.
   Однако, судьба сыграла просто  шутку, и потерянные часы возвратились к нему, при других  обстоятельствах.
     Иван Егорович проживал в деревне ,где рядом проходила дорога в Мосальск и Гобики и далее, куда и ездили люди на рынок.

    Калужские мужики ездили торговать, и они останавливались пееночевать.Дорога проходила через деревню Городецкое, возле дома Иван Егоровича.
      В ночное время постучали. Пустил Иван Егорович переночевать незнакомца, а когда пригляделся, то узнал в ночном госте, мужика, который стал владельцем его часов.   Иван Егорович не подал виду. Накормил мужика, положил спать на диване,  не на сундучке, да и дал  овса лошади и поставил ее в сарай на ночлег.
   Утром покормил калужанина, мужик стал собираться  уходить, и вот тут  Иван Егорович и сказал ему:  «А часики то, верни?» и спросил его: «Не узнаешь, что ль меня. Лошадь свою можешь забрать». Калужский мужик отдал  часы  и уехал восвояси.Так, часики вернулись к своему хозяину. Про этот случай  любил вспоминать  Иван Егорович в компании своих соседей.
               Про листовку.
Революция пролетела и затронула благосостояние проживающего населения в этой местности. К идеям и лозунгам того времени он относился равнодушно.  Однако был грамотным человеком и умел читать и писать.
   Однажды в  деревне появились  листовки. Он спрятал одну у себя в  своем доме. Однако, листовку, нашла дочь Надя и чтоб украсить деревенскую избу, вывесила этот листок в избе на самом видном месте. В то время жандармы выявляли авторов листовок и препятствовали их распространению. Каково же было удивление местного жандарма, который изредка любил зайти и попить чаю к  Ивану Егоровичу.   Листовка висела  на видном месте, он прочитал, разгладил усы и спросил: «Откуда она у тебя Иван Егорович?». Он поговорил   о революционерах. Предупредил, чтоб такого больше не было. Это было   смутное время,  в период самой революции и пронесло, поскольку семья была многодетная, проживали небогато, а местный жандарм видимо не хотел портить отношения  с местным населением.
             Про фамилию и нападение волков.
   По  жизненной истории Палатины появились в самом  Городецком   после 1861 года. Это было время, когда получившие вольную выкупали кусок земли и жили самостоятельно.
      Рассказывала мне наша родственница тетя Паша и о том, как складывалась служба у  прадеда Егора Дмитриевича  в императорской армии.   
    В составе Русской армии был он на войне с турками. Природная смекалка и выносливость не раз выручали его. Однако именно это требовалось в разведке. Он отличался высокой подвижностью и выносливостью и не раз выполнял военные задания.
    Рассказывала она, что однажды  в разведке смог отличится и турецкого генерала взять  в плен, который располагал важными сведениями.  Смог он пройти в тыл, в глубину  турецкого расположения. Из этой вылазки принёс на себе пленного  турецкого начальника.
  Это не осталось без внимания у  командующего. На построении   генерал приказал вызвать его из строя. Он особенно хвалил этого  солдата и интересовался его фамилией и откуда он родом.
  «Вот как надо воевать, как этот солдат. Или грудь в крестах, или голова в кустах. Как твоя фамилия солдат?»
  «Моя фамилия Ложечников ».  Не понравилась фамилия генералу.
  «Что это за фамилия такая? Наверно ложки умеешь делать. Нет ,тебе такая фамилия не подходит. У тебя ума палата, а другая не начината. Воюешь ты хорошо и проявляешь смекалку. Вот ведь, один турецкого генерала взял в плен и смог незаметно  принести  в корзине.  Ты отныне будешь фамилией отличаться. Приказываю записать его под   фамилией Палатин».
    Возможно, у генерала не было при себе медали, чтоб отличить храброго солдата, только отслужив службу, пришел Егор домой с новой фамилией Палатин в деревню.Был он свободным человеком.Несколько   золотых монет имел он зашитых  в подметке накопленных за время службы, и этого хватило, чтоб  выкупить кусок песчаной  земли на Городецком. С этого периода и  стала проживать семья Палатиных  в деревне Городецкое расположенной по автомагистрали Москва- Варшава.
      Так мой  прадед, Егор Дмитриевич    отслужив в русской армии, возвратился и  жить    в родных местах.На куске земли , построил он дом, да и развел здесь хозяйство и завел семью.  Свое умение, а  он был  столяр и плотник, шорник  передал по наследству своим  сынам.  Сейчас от этой деревни не осталась и следа. Но в том месте,где был дом и крыльцо, растёт Ирга, которая весной цветёт и даёт такие мелкие красные ягоды.

   Сейчас на этом месте сплошной стеной  вдоль автотрассы растут сосновые леса. Здесь много живности и разных зверей. Я запомнил рассказ про  Иван Егоровича Палатина , как он однажды уходил от волков.
 Он возвращался  с заработков домой и шёл в зимнее время по лесной дороге один пешком
   Бегал в деревню, куда  отнес сшитую сбрую, и оставалось  пройти версты три до дома. Смеркалось, а зимние деньки сразу в ночное время превращаются. Сразу, как - то стало темно и неуютно в лесу. Звезд в небе не было видно. Вдруг почувствовал скорей, чем увидел, что рядом появились волки. Скорей всего они отслеживали его по следам  несколько  километров. Ему приходилось с ними встречаться глаза в глаза, и он хорошо знал их повадки. Видимо стая следила за ним, выбирая какой - то момент для нападения. Понял, убежать  не удаётся, они нападают на тех, кто от них убегает. Но и просто уйти не получается.  До  деревни,  осталось пройти совсем немного.   Надо было идти под горку, по оврагу и на горку, а там уж и деревня светит своими окнами. Но стая повела себя агрессивно. Образовалось кольцо волков, и он оказался внутри стаи. Первый удар под ноги и Иван был сбит с ног. Второй удар последовал, как только он поднялся на ноги. Можно было ожидать и третий удар. Сам думал, что главное не трусить и искать выход. Вспомнил, что здесь лежит разбитая телега. Рядом валяются колеса. На четвереньках оказался рядом и взял колесо, и держа между ног, стал продвигаться по дороге, под горку в сторону деревни. Сильный удар под ноги и Иван вместе с колесом закрутился между небом и землей, только искры из глаз. Приземлился недалеко от  дна оврага.  Здесь его снова  сбил волк, ударив грудью почти  в самое колесо. Он опять  закрутился, вместе с колесом не выпуская его из рук, как защиту и опять очутился на дне оврага. Снова  на четвереньках, толкая колесо перед собой, стал подниматься к верху оврага на проезжую дорогу. Понял он, что  волчья засада не отстает. Волки не отступали и продолжали бежать рядом. Иван готовился к самому худшему. Январский день накрыл овраг сверху  черной тенью,  было страшно и  жутко.  Волки гнали его уже с пол - версты. Но вот вдалеке, послышался стук колес телеги, и чьи то разговоры, и активность волчьей стаи сразу стала ослабевать и ослабела. Сколько хватало сил Иван, где ползком, а где во весь рост  стал выбираться наверх из оврага .  Стаю волков  как бы подменили и они стали отставать, и наконец, когда он выбрался на горку, они совсем  отстали. Впереди послышались голоса и только теперь он смог перевести дух.
 Бросив колесо, он   выбежал  на дорогу. Вдали уже были видны огоньки светящихся окон и какие-то приглушенные звуки.
   И теперь он услышал, что сзади  завыл волк, оглашая надрывно, своим протяжным воем окрестности. Такой вой можно было услышать за многие километры. Где то, в стороне ему сразу же откликнулась волчья стая. Только волчьи глаза еще некоторое время светили своими глазами в темноте ему вслед. Темнота поглотила стаю. Такая встреча с волчьей стаей на всю жизнь отложилась в памяти.
        Иван Егорович часто говаривал, что если идёшь, то иди и никогда не останавливайся. При этом он рассказывал и о привидениях и нечистой силе, всегда говорил, идешь по тропке или дороге не обращай внимание и нечистая сила  отстанет. Преследовало ли привидение Ивана Егоровича, когда он в ночное время возвращался домой неизвестно, но он объяснял, что встречался с приведением и обрисовывал его, как живое существо имеющее форму в человеческом обличии, со светящимися глазами. По существу ничего материального, а один как бы туман или облачность. При этом уходить от такого приведения нужно было не прямо, а зигзагами или стоять на месте. Эти рассказы в коротких сюжетах передавались и некоторые из них мне были известны. Рассказывал   о встречах с призраками и привидениями и говорил как бы, не поддавайся влиянию и не вступай в контакт и только тогда пройдешь свою дорогу. Может быть, нельзя поддаваться гипнозу со стороны этой сверхъестественной  силы.
*****
         Наш дальний родственник Суражевский Григорий Яковлевич приедет в гости в 1954 году,когда мы проживали в деревне Чижовка.
  Его судьба была трагична. Он был учителем начальных классов. Был активным комсомольцем и агитировал за колхозы и коллективизацию. По ложному доносу его арестовали в 1937году. Днем в деревню Богодилово, что под  Ельней приехали военные, работники НКВД, которые выявляли врагов народа. Они увезли Григория прямо из дому на телеге  в Рославльскую тюрьму. Как был одет, так и забрали в одних тапочках , рубашке, холщовых брюках.
   Конвойные  доехали до Екимович передохнуть.  В Екимовичах  конвойные день пьянствовали и отдыхали, а потом отвезли его в Рославльскую тюрьму. Был тяжелый 1937 год. Для тюрем существовали разнарядки и их выполняли, отбирая людей прямо по телефонному справочнику.
 Судьба Григория  сложилась  незавидно. Он отбыл 10лет Сталинских лагерей по заведомо ложному обвинению, в недовольстве расстрелом Тухачевского. Его, учителя сельской школы забрали и приговорили тройкой к десяти годам сталинских лагерей.
  Он прошел это время  через самые страшные лагеря: в Тайшете, в   «Воркута-лагере» и несмотря ни на что остался жив. В Тайшете лагере на лесоповале выжил чудом. Попался земляк из Екимович и его определили разбивать делянки для заготовки леса. Люди гибли, как мухи и только то, что рядом оказались земляк из Екимович, помогло ему выжить. Размечались  делянки для лесоповала. Затем шли бригады , которые валили лес. Больше всего гибло людей на лесоповале, когда валили лес. Его судьба, как и многих,  была  предопределена свыше. Удалось выжить чудом.  Встретились и здесь свои люди , которые помогли спастись. Ему помогли определиться на подходящую работу. Он стал  размечать участки для лесоповала. Обитали в жутких бараках. С пяти утра поднимали, хлебали  баланду и шли вперед  на работу. Не сделаешь свою норму не получишь кусок своей ржанухи. Здесь же в лагерях отбывали и люди из власти. В партийной междоусобице за власть впереди оказался Сталин. Остальные выходили из игры и их просто отбирали в лагеря. Убежденные функционеры брали на себя исполнение воли Сталина и становились палачами. Именно они формировали тот страшный культ личности вождя. Именно такие люди и были нужны вождю.

Как складывалось отношение к Григорию  после лагерей?
 Эту атмосферу было трудно передать. Было сплошное недоверие. По любой склочной жалобе могли вновь посадить. Он приехал и просил у моей матери, хоть  какой либо поддержки и покровительства. Моя мать в годы войны  партизанка и разведчица  пользовалась авторитетом в районе. Её мнение являлось авторитетом. Начальника Екимовичской милиции она попросила не трогать Суражевского. Его оставили в покое.
  Только в конце своей жизни Григорий Яковлевич   рассказал мне некоторые подробности из тридцать седьмого года. Забрали по ложному  доносу, чтоб не досталось место директора школы. После он узнает, что метили на его место другого директора школы. В одних домашних тапочках он дожидался суда тройки в Рославльской тюрьме. Соседа по нарам расстреляли. Он ждал, что и его расстреляют, но  его отправили в Тайшет  лагерь. В Тайшет лагере ему дали на ноги резиновые  чуни, сшитые из автомобильных покрышек. Вот в них и пришлось пережить первую страшную лагерную зиму. Работа в лагере  велись  с утра до вечера.  Жизнь человеческая не щадилась. Водили на работу каждый день. Тех кто отставал  от колонны  расстреливали. Могли и не покормить после работы .
Когда кончалась работа, конвойный пересчитывал всех по штучно. Если хоть  одного не хватало, расстреливали. Так конвойному, когда не хватило одного человека,   показали на парня, который залез на кедр за орехами. Не разговаривая, конвойный поднял винтовку. Прогремел выстрел. Остальных строем уводили в лагерь. От такой каждодневной жизни было страшно, и жить не хотелось. Человек тупел и превращался в бездумное существо. В порыве отчаяния  не хотелось жить. Хотел броситься на проволоку и кончить жизнь. И однажды он решил, будь , что будет, отстававших все равно расстреливали. Пусть будет, как суждено. Сил не хватало, идти за колонной больше не мог. Понимал, что это конец. Еды не хватало, слабел, и теперь он отставал от колонны и был равнодушен -все равно конец.
 Он отставал, конвойный молодой парень ждал, сняв винтовку. Колонна проходила мимо и уходила по дороге к лагерю. 
Послышалась команда  и колонна ушла дальше. Григорий  смотрел себе под ноги.   Вроде бы все и облегченно вздохнул. Сил не было идти дальше.
  Конвойный молодой парень перекинул винтовку в другую руку и достал сверток. «На,  подкрепись»,  « у меня отец, тоже там».
 Он просто по - человечески протянул кусок хлеба, который у него сохранился. Григорий недоверчиво взял, а парень сказал : «Ты меня не бойся». «Может моему отцу тоже кто- то поможет». От человеческой поддержки появились силы. Он пошел в лагерь. 
Догнали колонну при входе на территорию  лагеря.
       Когда началась война, то стало, как то легче в режимном лагере. Человеческое горе, связанное с войной доходило до всех. Требовался труд для фронта, для победы. Большую группу заключенных перебрасывали  в Воркуту для добычи угля и Григорий  попал в их число. Погрузили в эшелоны и отправили через всю страну в Воркуту. Навстречу шли поезда с ранеными, а навстречу им шли эшелоны с заключенными. На остановках раненые фронтовики подходили ,ободряли и открыто разговаривали. «Вы наш второй фронт, на вас вся надежда»- слышал он, и легче становилось от таких слов.
      Становилось  легче, наверно потому, что все были причастны к общей беде и горю и страданиям, нависшими над страной.
В Воркуте были страшные условия труда. Без жертв не обходилось. В забое нередко оставались засыпанные землёй, навсегда, не поднявшись  на поверхность. На замену им посылали других.     Григорий имел достаточный стаж и навыки лагерной жизни и приспосабливался. Его оставили по случаю помогать при санчасти, как сообразительного. Затем его усердие заметили. Он смог продержаться до окончания срока. Вот так сложилась жизнь. После войны приехала в лагерь жена. Во время войны она воевала  партизанкой в соединении Сергея Лазо на территории Смоленщины.
  Много горя и унижения испытала его жена Анастасия Антоновна. Она приняла на себя всю ненависть к семье врага народа.  Что придавало силы? Думала ли она, патриотка, комсомолка и активистка агитировавшая за создание колхоза, что она пересмотрит свои взгляды настолько, что чувство ненависти и злобы , равное, если не сильнее она испытает к нашим руководителям с партбилетом в кармане, с бронью во время войны, дающей возможность забиться как мышь в щель и загребать жар чужими руками. Когда победим фашизм, они первые станут кричать  своих «заслугах», и первыми займут места  в музеях, как организаторы и вдохновители победы.
     Трагедией для неё станет жизнь после ареста Григория, она не смогла вырастить двоих детей.  Страшный голод и в трудные предвоенные годы умерли сыновья. Семья была обречена, как семья врага народа.  Ей пришлось испытать голод  и трудное положение семьи репрессированного. Чудом выжила сама.  Начала войны она испытывала страшную ненависть к фашизму.  Чуство уверенности в своей правоте давало ей силы.
Она была партизанской  связной отряда  Сергея  Лазо. Женщина воевала в защиту строя, который сгубил ее жизнь и обрек на смерть маленьких детей. Она выполняла самые рискованные задания. Представляла необходимые сведенья. Доставляла донесение в отряд. Верхом на лошади переправлялась через реку. Не хватает слов, чтоб описать этих героических людей. После войны она партизанка не побоялась поехать к Григорию и в последние годы заключения она придала, так необходимые ему силы. Там в Воркута- лагере  у них родилось двое детей. И у маленькой Веры и родившейся после нее Нади местом рождения являлось страшное место Воркута лагерь. После возвращения из заключения Григорий прожил до 84 лет. Его реабилитировали в городе Смоленске в 1960 году. Вызвали и сказали, в Смоленске   улица Тухачевского есть, а мы тебя еще не реабилитировали. Приговор по  заведомо ложному обвинению за недовольство расстрелом Тухачевского был отменен в марте 1957 года. Президиум Смоленского областного суда выдали справку о реабилитации.
  Встреча с Суражевским Григорием оказала на меня влияние. Потом, через годы я всегда вспоминал его судьбу, и это помогало мне сделать правильный выбор или разобраться в жизненной ситуации. Выработать правильное отношение к нашим репрессивным органам.
 
 Голодная жизнь в деревне.

  Страшным был голод   после революции и гражданской войны ( голод в 1932 году). Верхи проводили пленумы. Обсуждали положение народа и говорили о том, что на сегодняшний день стали жить лучше. Обсуждая красивую жизнь при коммунистах, забыли о народе, который не имел необходимых условий для жизни.
   В России много умирало  людей с голоду в этот период. Негде было взять хлеба. Ели собак, лошадей, кошек и лягушек. Смоленские крестьяне ели всякую чепуху: солому, лебеду. Зимой питались почти одной мякиной.  Это было трудное голодное время.
   Моему деду Ивану Егоровичу нечем было кормить семью. Детей было пятеро, и им нужно было давать хоть что- то поесть.  Пришлось Егору искать, хоть какую- то  пищу для детей и  искать продовольствие. Он привез сахарного песку небольшой мешок. В мякину, добавлял по ложечке сладкого песку и это было подспорье. Кое - как дотянули до лета. Дети ослабли. В школу нужно было ходить за  10 километров.  Ксеня пошла первый раз в школу, но дойти не смогла. Она была слабее  Вани и Миши.
Ослабла и на обочине дороги присела, и не могла идти. Пришлось  запрягать лошадь и  забирать её. На телеге отец привёз её домой. Хоть и хотелось ей учиться, но пришлось  набираться сил. По сведениям за  1932-1933 года от голода умерли миллионы крестьян.  Только  карательные операции НКВД проводились успешно. В лагеря отправлялись те, которые по плану НКВД должны были работать на великих стройках набирающего силу  режима.
  Все сообщения о голоде, и о действительной жизни не получали распространения.
Сталин знал правду о голоде, но делал все для того, чтобы опровергались эти сведения. Расписывалась на все лады счастливая жизнь в советской стране. Осуществлялась поставка за рубеж урожая зерна. После страшного  голода 1932-1933 года голод пережили и в период Великой отечественной войны: в период оккупации, и после войны.

   Перед войной  и получив начальное образование, будет Ксеня работать в начальных классах учительницей в деревне «Спартак» и « Александровское» на Смоленщине. У неё завяжутся крепкие связи с местным населением, что поможет ей выжить в годы войны. Закончить заочно педагогическое училище не даст начавшаяся война.
Моя мать выбрала учительскую профессию. Это было связано с влиянием брата Ивана Ивановича, который уходя на службу в армию, определил её работать  учительницей в деревне Степаньково. Она работала учительницей и одновременно заканчивала техникум. Сдать последние экзамены не удалось, началась война и немецкие самолёты , появившиеся  над Смоленском  прервали мирный труд.  Немецкие самолёты бомбили Смоленск и Ксеня видела это своими глазами.
Мирный труд был прекращён.  Занятия в техникуме  были прекращены и пришлось возвращаться  домой.Здесь формировались начала борьбу против фашистов , которые уже приближались к Смоленску. Танковые армии шли на Смоленщину. Нужно было жить, чтоб бороться.

            Сохранить жизнь. 
         Все мужчины ушли на фронт. Мамина сестра Надя проводила  на войну мужа Володина Михаила, который воевал под  Ленинградом  и там погиб. Скромная надпись на памятнике под Ленинградом увековечила его имя.
Ксеня забрала к себе жить Надю с двоими детьми. Сама уехать из Чижовки в эвакуацию не могла, так как тяжело болел отец.
 Их ожидала   немецкая   оккупация? Михаил, уходя на фронт,  уверял, что  скоро разобьём врага.   Он не вернётся домой.
Шла война и русский народ проявлял массовый героизм. Смысл этого героизма состоял в том, чтобы отстоять независимость своего отечества, спасти свой народ от уничтожения.
Смысл героизма заложен был воспитанием народа:  в обычаях, традициях и привычках и принятых правилах поведения в обществе.
Не просто понять поведение тех людей, которые необоснованно отбывали срок в местах заключения . Но и они верили, любили  и стремились посильным трудом помогать стране проявляя героизм.
  Те, которые шли в бой,  знали и помнили тех, кого защищали. Они погибли непобежденные. Это определяло их состояние,  они  были непобедимы, и  им было, что помнить и защищать и за что воевать. Родина, которая представлялась родным домом со своей семьей, и та, единственная  и любимая и  настоящая   любовь, готовая на самопожертвование до последнего момента, оставалась в памяти. Они погибли за Родину. Они были уверены, что врага разобьют, поскольку  всё  определялось состоянием силы духа тех солдат,Которые проливали кровь и  которые оставались живыми и шли, вперёд проявляя массовый героизм.
 **
Уходили наши войска. Все было брошено, как это бывает при беспорядочном отступлении.  Отдельные отставшие группы  солдат уходили на Восток. Группа конных разведчиков в июле месяце несколько дней уходила от преследования фашистов. Со слов полковника Сергея Семёновича Зайцева,  будучи лейтенантом, отступал  последним, в составе конной артиллерийской разведки оставляя  Рославль.
Остановились в городе Рославль. Город был опустевший и разграблен отступавшими войсками и местными жителями. Всё было брошено на произвол судьбы. Поискали, что- либо покушать. Только печенье и сливочное масло от которого разболелись животы. Взяли этой пищи и поскакали дальше.   Город был пуст, и казалось, что он вымер. Кое - где местное население разбирало продукты и товары. Город Рославль притих, ожидая фашистов. Пришли немцы. В Рославле расположился штаб немецкой армии.Здесь же были расположены и карательные органы.Здесь распологался концлагерь и гестапо находящиеся в подчинении штаба армии.
 Немецкие войска и танковые группировки  врага двигались  на Москву.  Наспех созданные военные формирования не смогли создать препятствие наступавшему врагу.
Вблизи автотрассы у деревни Кресты, недалеко от Чижевки местное население рыло противотанковые рвы. Неимоверный и тяжкий труд.  Обстреливали немецкие самолеты. Однако местное население,  вооружившись лопатами, создавало  оборонительный рубеж. Он мало пригодился, но это был героический труд, где трудились  женщины, подростки, дети.  На этом небольшом  участке местности,     создавали оборонительные сооружения в виде противотанковых рвов. Тяжелый труд сопровождался промежуточными налетами немецкой авиации, которая бомбила и обстреливала гражданское население, от чего были потери среди мирного населения. Эти укрепления не смогли сыграть нужной  роли и вели только к потерям среди мирного населения.
**
 Август 1941 года. Немецкие патрули и конные дозоры действуют во фронтовой зоне. Линия фронта проходит по западному берегу Десны. Песчаный берег, а по нему тянуться ряды колючей проволоки. Свежий вырытый песок. Противотанковые рвы. Всего полтора месяца войны, а немцы уже под Москвой. В сентябре взят Смоленск.   
    Наши отступали, и бои шли уже на подступах к Москве. Деревни были   оккупированы, и жить стало невозможно. Постоянное унижение и голодные глаза детей.  Страшная и  кровавая война. Страшные жертвы понесла Россия. Миллионы  мужчин не придут домой. Миллионы женщин не создадут свои семьи. Кто понял горе этих женщин, которые, должны были выжить во время оккупации? Потом им же суждено, женскими руками поднимать разрушенное войной и строить дороги,здания,пахать,сеять и.т.д.
            Все силы для фронта и для  победы. Ни килограмма зерна, ни литра горючего врагу, с таким лозунгом комсомолку и активистку Ксеню послали по деревням перед приходом гитлеровцев. Ей пришлось испытать тревогу и боль, когда в деревнях  она видела опустевшие дома и тревожные лица оставшихся жителей.   Возвратившись , она вошла в помещение сельсовета.                        
Брошенная винтовка, всюду валялись бумаги.   Нужно было уходить. Взяла бланки и печать.Винтовка стояла неисправная. Ксеня вышла из сельсовета с чувством тревоги и озабоченности.   Что ждет дальше? Документы и печать спрятала в надёжном месте. После, именно  Ксеня делала   справки , что лицо не призывное или находилось в местах лишения свободы. Формировался жизненный опыт для подпольной работы.
На оккупированной территории необходимо было проявлять обыкновенное внимание.   На телеге везли нехитрые крестьянские пожитки Надиной семьи.На мосту через реку «Десна» стоял патруль, который проверял повозки и производил обыск и осмотр.
                    Перевозили пожитки.   
 При первой  поездке перевозя вещи, Ксеня подобрала найденный пистолет и решилась забрать,-  пригодиться. Завернула в тряпку и сунула в кросна, которые используются, чтоб ткать холст.  Но, на мосту через Десну остановил немецкий патруль, который  стал проверять вещи на наличие оружие. Проверили всё имущество. Повертев кросна и положив их на телегу , немецкий солдат, внимательно поглядел на симпатичную  русскую девчонку, которая озабоченно смотрела на него.  Только по счастливой случайности оружие не выпало, и не было найдено. Иначе был бы расстрел по законам военного времени. Никто и ничто  не защищало мирное население в годы войны от расправ и расстрелов. Впоследствии   пистолет был в числе первого оружия в Чижевском подполье, а потом в числе первого оружия в партизанском отряде у Александра Лоханина.
    Какая- то доля случайности и пистолет не был  обнаружен. Может быть, помогла молитва, которую мысленно про себя повторяла Надежда, глядя на гитлеровского солдата. Сколько еще будет в военное время случайностей определяющих закономерность, стремления к победе и победе добра. Определялась колея, по которой шла колесница  победы. Сопротивление, зарождалось с малой искорки  и раскручивалось, по огромной  спирали обнаруживая закономерности. В сопротивление втягивались многие тысячи людей, которые на победу направляли свою энергию.    Стремления и мысли, основанные на прогрессивных взглядах, получали ускорение и добавочную энергию. Действия каждого человека получало добавочную силу за счет потока энергии колоссальной силы, который имел право на усиление и предопределял судьбу каждого. Зарождалась борьба добра и зла, которая изначально предопределяла существование и дальнейшую жизнь людей.
  Сколько еще будет в военное время случайностей определяющих закономерность, стремления к победе, и победе добра. Определялась колея, по которой шла колесница  победы. Сопротивление, зарождалось с малой искорки  и раскручивалось, по огромной  спирали обнаруживая закономерности. В сопротивление втягивались многие тысячи людей, которые на победу направляли свою энергию.    Стремления и мысли, основанные на прогрессивных взглядах, получали ускорение и добавочную энергию. Действия каждого человека получали добавочную силу , и предопределял судьбу каждого. Зародилась борьба подполья и партизанская борьба.
         Сопротивление нарастало.   Петр Иванович Боровичев подробно описал боевой путь партизанского отряда «За Родину» в своей военно -  исторической повести «За линией фронта». Его строки о том, что о горьких и трагических днях войны нужно писать правду, трогают  до глубины  души. Это описал человек , который   до глубины пережил трагедию своего народа в годы войны. Был причастен к этой борьбе, отдавая победе все свои силы и умение.

                                В зоне оккупации.
Первоначальные успехи немецкого  командования в войне были несомненны. По фронту в 5 500 километров велись фронтальные бои. Другого такого театра военных действий не было.
           В зоне оккупации немецкие войска были полноправными хозяевами. Никакие международные конвенции не действовали. Немецкие войска в зоне оккупации держали всех в страхе. В зоне войск всюду стояли часовые.  В прифронтовой зоне, к которой относилась Смоленская область, был установлен жесткий режим. Расстрелы, виселицы ,пытки  применялись ежедневно. Была сформирована звериная идеология людоеда, зверей, которые носили человеческое обличье. На территории создавались тюрьмы и концлагеря. Машина смерти работала без остановки.
В деревне Чижовка немцы   заняли дома  на постой. Жители ютились в сараях , в коридорчиках и в других неприспособленных местах. Выйти за пределы деревни можно было только по пропускам. Жителям приходилось спать в сарае, где размещался скот и лошади. Немецкие солдаты вели себя, как и положено оккупантам: нагло, цинично обнажались и ходили, не обращая внимания на местное население, оправляя свои естественные потребности, не обращая  внимание , - на  женщин и детей, что было  непривычно для деревенского человека. 
   В деревне Чижовка немецкой засадой была уничтожена группа собравшаяся уйти в партизаны. Эту группу возглавлял Толик (переводчик). Известно, что он знал немецкий. Этих ребят похоронили на южной стороне деревни Чижовка.
Впервые же дни оккупации проводилась чистка. Выявляли и расстреливали активистов и патриотов. Отыскивали бывших районных начальников и предлагали им сотрудничать, при отказе расстреливали. Всех, даже подростков задержанных с оружием убивали на месте. В поселке Екимовичи на берегу местной речьке Болдачёвке расстреляли мальчика задержанного с оружием. Бывшего секретаря районной комсомольской организации Полякова привезли в деревню Степаньково и там собрав весь народ возле виселицы глумились и издевались над человеком , а потом повесили . Выявляли коммунистов и комсомольцев и проявляли беспощадность при проведении казней.   
        Сбор оружия.
 Ксеня  прекрасно знала настроение населения и  знала с кем можно сотрудничать в борьбе против фашистов. Это   она, перед приходом гитлеровцев, агитировала не отдавать врагам ни горсти зерна, ни грамма продовольствия.Для проведения пропогандистской работы её посылали по деревням. 
Нужно было начинать действовать. Однако не было самого необходимого. Собрались вместе и решали, что делать?    На дворе стояло начало зимы  1941 года.    Оружия немало было оставлено в местах, где шли бои, и мальчишки уже  начали собирать его.
 В один из дней собрались несколько человек. Взяли лошадь у старосты.  Выехали  в сторону деревни Белыжка.  В лесу погрузили несколько винтовок и патроны  на сани. Затем всё замаскировали сверху сеном, а сверху   на сене расположились  мальчишки Забелины и Виталик Кузнецов, Нина Крупская,  Ксеня Палатина. Лошадь звали «Лыска» и была она  непризывная, которую не взяли ни немцы, ни наши, в связи с тем, что она выстарилась, и у ней в нужный момент разъезжались ноги.   Ехали в сторону Чижевки. По дороге прошли немецкие машины с людьми, а  потом пошла техника. Выждав удобный момент стали переезжать, через дорогу, но в самый ответственный момент у лошади разъехались ноги, и она упала поперек шоссейной дороги, перекрывая дорогу немецкой колонне двигавшейся на Москву. Это был трудный момент. Мальчишки сразу же убежали, их как ветром сдуло.Им и надо было убегать, а то расстреляют. Ксеня стояла и плакала от обиды. Мимо шли немецкие солдаты, которые ввиду непредвиденной остановки, вышли из машины размяться и  стали Ксеню  успокаивать:
«Нихт», «Не надо плакать русская пани», «Шнель», « Мы быстро поможем».
Несколько солдат подскочили и перетащили лошадь и санки через дорогу. Приветливо помахав рукой, немецкие солдаты поехали дальше. Им предстояло встретиться с регулярными войсками, а это были мальчишки и девчонки, которые не могут даже справиться с лошадью.
Однако положение было напряженное. Сюда могли подойти полицаи или немецкие солдаты и всё могло кончиться трагически. Нина Крупская побежала к своему деду Акиму, который был старостой. Необходима была лошадь. Дед  Акима был инвалид, не было руки. Руку он потерял на  гражданской войне,  и   он назначен был старостой. Все патриоты доверяли деду Акиму.
 Нина заскочив в избу не могла заговорить с дедом, поскольку тот сидел с немцами и распивал спиртное. Тогда она написала записку. «Деда «Лыска» упала на шоссе, а в санках оружие». Она подошла к деду и незаметно подала ему записку. Дед Аким сразу все понял. Он поднял рюмку за господ офицеров, а сам сразу же вышел из избы. Узнав в чем дело, он обругал Нину, сказав, что из- за вас, всех нас расстреляют, тоже мне от горшка с два вершка, а в партизаны собрались воевать.
  У него, как у старосты была дежурная лошадь, которую он разрешил запрячь в санки и после чего оружие доставили  в безопасное место. Стихийные действия подростков могли поставить под удар все семьи и взрослых людей. Но и из таких стихийных действий складывалось сопротивление. Каждый честный человек стремился помочь Родине и оказать сопротивлению врагу.
Каждый день происходили события, которые ставили на грань жизнь человека.   Вели колонну наших пленных. Среди них был совсем молодой мальчишка Володя Павлов, который не понравился чем - то немецким солдатам конвоировавших колонну. Один конвойный выстрелил в него, и мальчишка упал, а колонна пошла дальше. Мальчишку подобрали и притащили в сарай возле дома, где перевязали и  переодели. После этого, Надежда все время ухаживала за ним: доставала лекарства, бинты и  это было рискованное занятие. Подлечившись,    Володя Павлов ушел в партизанский отряд и воевал успешно с захватчиками. Именно он запечатлен на фотографии в мемуарах ГК Жукова «Воспоминания и размышления» среди нескольких  партизан отряда «За Родину».    Пётр Иванович Боровичев   рассказывал мне про этого активного партизана, погибшего в жестоких боях с фашистскими захватчиками.

                               Рождение человека.
  Не время рожать детей.     Люди оказывались, жестоки к другим, к тем  кто оказался слабее  в этой ситуации  и потому, именно у них возникало  право учить и осуждать других, кто слабее и беззащитнее. У Надежды муж ушел на фронт и оставил её беременной с двумя  малолетними детьми, и ей в оккупации  предстояло  рожать  нового человека.
Сколько мыслей ей пришлось передумать. Сколько обидных слов ей пришлось выслушать и ещё предстояло услышать. Михаил Володин, отец детей,  был обыкновенным солдатом.  В гражданскую войну, ему пришлось  воевать под Перекопом.  Он ушел на фронт и попал защищать Ленинград. Дочку, родившуюся  в марте 1942г., Надежда   назвала Линой. Муж Михаил любил  это испанское имя, ведь он любил петь  про Испанию,  про дочку  Лину. Он хотел воевать в Испании, но  пришлось воевать на своей земле. Старшая дочь Рима   понимала и помогала,  отрывая от себя все, что можно малышке.
    Немецкий фельдшер был поражен выносливостью русской женщины. Надежда родила малышку в сарае и здесь же с ней проживали и дети. Воспитывать детей   и нянчить грудного ребенка в оккупации, среди врагов, когда муж на фронте и воюет с ними, это  тот  позор   и  стыд, на который русские женщины были брошены  на территории занятой врагом.        Немцы  смотрели на русскую женщину с грудным младенцем и старались её не трогать. Приказ германского Вермахта запрещал во фронтовой зоне,вблизи линии фронта проводить не обоснованные расстрелы и издевательства, чтобы не настраивать местное население против.

   Во время отступления гитлеровцев  погибнет во фронтовой зоне  ее сын Толик. Остались  бочки с  бензином. Неосторожное обращение, привело к гибели  мальчика, пережившего оккупацию, и это был тоже тяжелый и страшный удар, который  ожидал Надю. При этом ей приходилось встречаться в своей жизни  с грубыми и расчетливыми людьми, которые упрекали, что родившейся ребёнок от немца. Поскольку в момент рождения вокруг были немцы.   Больше обид и оскорблений в первую очередь достается  от тех, кто служил немцам и кто в душе предатель народа. Видимо здесь проявляется генетическая ненависть предателя. 
В наше время такие суждения я слышал  от чиновников аппарата прокуратуры."Если родился в годы войны, значит от немца". Здесь выгравированная подозрительность выходит за пределы человеческого понимания рождения детей в оккупации. В школе со мной учился Слава Грачёв. Он трагически погиб в 30 лет работая на экскаваторе. Этот мальчишка блестяще знал математику и имел математический склад ума. Считали, что по своим математическим способностям он может стать учёным. Мы знали, что он родился от немца. Не принято было попрекать этим мальчишку, который ходил с нами в одну школу.
 Я имел в детстве  кличку партизан. Старшеклассники всегда обращали на меня внимание и говорили, вот идёт «партизан». Мне хотелось, чтоб меня называли по имени. Послевоенное время было трудное для всех, но каждому по- своему. В Смоленске от работника прокуратуры,я услышал ,что "раз родился в окуппации значит от немца".Практически это было оскорбление подполковника Юры, работающего в областной прокуратуре.Когда есть сила  власти, то цинизм мало кто замечает.
Мальчишка по имени Володя учился в одном классе со мною. Мы были с ним противоположные по воспитанию.Он меня не уважал и всячески это подчёркивал. Его родители были связаны с немцами. Однажды во время ссоры он бросил сзади в меня каменем в голову.  Я почти недели две ходил с повязкой на голове. Сам Володя подобрал снаряд обнаруженный мной на поле. Находясь на поле артиллерийским снарядом  стал  бросать в одноклассников. Он сам попал под взрыв. Там сработал предохранитель и произошёл взрыв. Мы всем классом провожали на похоронах своего одноклассника  в последний путь. Это были дети войны. У них был нелёгкий путь из детства.

  ***
В оккупации Наде пришлось  испытать голод и холод  и выживать с троими детьми.Её сестра  ушла в партизанский отряд. Сначала борьба в местном созданном  подполье. Когда на её след вышло гестапо, ушла в отряд.
  В подполье объединились подростки . женщины имужчины Которые были не призывные.Это были люди которые хорошо знали и доверяли друг другу. Знакомые по работе учителя и местные патриоты: ребята Кузнецовы и Забелины, учитель Александров, которого  расстреляли фашисты. Ксеня ненавидела фашистов. Она открыто говорила, что наши все равно придут, что Сталин победит.
   Ксеня   успела скрыться, и  была далеко.  Последовал арест сестры Надежды. Ей   пришлось перенести допросы в гестапо  расположенном в г. Рославле   Ее несколько раз   допрашивали, выясняя, где находится ее сестра. Угрожали, что расстреляют. Для Нади  дорога в Рославль казалась обрывом, за которым кончалась вся жизнь и  жизнь ее маленьких детей. Семьи партизан расстреливали. Надя объясняла, что сестра ушла к родным в деревню за Десной. Там, же была линия фронта, и проверить правдивость этого,  возможности не было.  Отступились, так как прямых улик не было. Кроме того фашисты не хотели настраивать против себя местное население, а  расстрел матери троих детей ничего не давал.  (Продолжение следует).


Рецензии
Александр,потрясающие воспоминания.
Наши корни -это святое,это нужно знать.
Интересная история с фамилией Палатин.
Про мастеровых,писать иконы-дар с выше.
Город Мариуполь,рядом с нами,донецкая область.
Ещё раз благодарю!
Лариса.

Лариса Перегудова   24.03.2013 23:45     Заявить о нарушении
Спасибо за отзыв.В Мариуполе живёт двоюродная сестра с семьёй.Был там несколько раз.Всего доброго.Александр.

Александр Палатин   08.05.2014 21:36   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.