Рассказ Солдата, не Убитого подо Ржевом

(Это-переложение не выдуманной истории ветерана войны,
пожелавшего остаться неизвестным.)

«Фронт горел, не стихая,
Как на теле рубец.
Я убит и не знаю,
Наш ли Ржев наконец».
А. Твардовский

Битва за Волгу на Ржевском плацдарме
Кровопролитна была и трагична.
Пара дивизий осталась от армии —
Маршал Победы командовал лично.
Что там солдат? — Группа армий на марше.
Двигают маршалы шахмат фигуры.
Пусть мясорубка жизнь делает фаршем.
Лишь бы бросались на амбразуры!
* * *
В том феврале шли бои подо Ржевом
Ожесточеннее, злее, чем прежде.
Немцы на правом, наши на левом.
Выбить их надо с правобережья.
Рота стрелковая — только названье:
Связки гранат, но не каждый с винтовкой.
Снег уминая, идём на заданье.
Штурм предстоит нам без артподготовки.

Наш рацион был — сырая конина.
Боеприпасы почти на исходе.
Личный состав потерял половину
В том изнурительном, долгом походе.
С хмурого неба сыпалась крупка.
Спали в траншеях — не в теплых квартирах.
Бой предстоял, а точней, — мясорубка.
Взять высоту — был приказ командира.

Вышли из леса — и как на ладони
Та высота, где враги укрепились.
Лагерь их виден в бинокль на склоне.
Мы перебежкой туда устремились.
Только продвинулись метров на триста,
Шквалом огонь нас накрыл пулемётный.
Видно, следили за нами фашисты.
«В лес отползаем!» — скомандовал ротный.

Ротный в досаде, а нам — передышка.
Из вещмешка достаю я гармошку.
Модный фокстрот наиграю братишкам, —
Повеселю перед боем немножко.
Ротный сказал: «Раздобыть автоматы
Надо в бою: мы же с вами вояки.
Ну, а пока кто-то должен, ребята,
Дзот уничтожить до нашей атаки».

Многие были на подвиг готовы —
Храбро погибнуть средь снежных заносов.
Знали, к тому же, что где-то под Псковом
Пал как герой Александр Матросов.
Телом своим он закрыл амбразуру.
Подразделенье в атаку рванулось.
Фрицу осталось спасать свою шкуру —
Наши ребята с победой вернулись.

Был я силён и вынослив в те годы.
Дзот обезвредить я вызвался первым.
Ротный сказал: «Ты бойцовской породы.
Зря не рискуй. Рассчитай всё без нервов».
Обнял меня лейтенант на прощанье:
«Жаль, — говорит, — нам терять гармониста».
«Не хороните, — сказал я, — заранее.
Впрочем, считайте меня коммунистом».

На благосклонность судьбы уповая,
В землю вжимаясь, я полз по сугробам,
Девушку Таню весь путь вспоминая,
Ту, что любовь обещала до гроба.
И на кисете успела мне вышить
Имя своё дорогое — Татьяна.
Нет, как хотите, а должен я выжить,
И не резон погибать мне так рано.

Наши, тем временем,по уговору
Немцев вниманье к себе привлекали.
Их пулемёт всё строчил без разбору.
Понял я —нету других в арсенале.
Ближе подполз. Часовой с автоматом
Шаг ускоряет, почуявши что-то.
Выждав минуту, бросаю гранату
По направлению к их пулемёту.

Дзот замолчал,но пока ненадолго.
Нашим в атаку идти рановато.
Следуя точно солдатскому долгу,
Я вынимаю вторую гранату.
Снова разрыв —слышу крики и стоны,
Но пулемётчик строчит, не сдаваясь.
Каркают в ужасе в поле вороны,
Или то немцы бегут,чертыхаясь?

Миг — и, бросаясь на звук пулемёта,
Резким движеньем шинель я срываю
И амбразуру в прыжке закрываю
Ей, а не телом —ведь жить-то охота!
Не ожидая такого расклада,
Их пулемётчик, видать, растерялся.
Дал ему в челюсть ружейным прикладом,
Чтобы со мной он не расквитался.

Наши ребята,готовые к бою,
Лагерь врага в пять минут окружили.
Много мы немцев тогда положили,
Впрочем, и нашим досталось, не скрою.
Взяв высоту,захватили трофеи.
Наш кашевар сделал сказочный ужин.
Таня явилась мне в образе феи.
Я, оказалось,был взрывом контужен.

Месяц потом проведя в медсанбате,
В строй возвратился и мне рассказали:
Ротный ходатайствовал о награде,
Аж у комдива просил о медали.
Мол, отличился боец на заданье:
Дзот обезвредил и сам жив  остался.
Выполнил в точности все приказанья,
В сложных условиях не растерялся.

… Немцев уже отогнали за Волгу;
Дальше на Запад идут батальоны.
Что-то с наградой там мешкают долго.
Знать, проверяют,чтоб всё по закону.
Вот, наконец, телеграмма из Ставки.
Странная новость солдат облетела:
«За недосмотр командира — в отставку!
Впредь
         закрывать
                     амбразуру
                                 телом!»

Что, мол, за подвиг такой несерьёзный?
Дзот обезврежен посредством шинели?!
Это геройство обидно курьёзно.
Смерть доказала бы верность на деле.
В сложной для нашей страны обстановке
Мнимый герой не поднимет в атаку.
Ты — коммунист, если грудью, без страха
На пулемёт вылетаешь с винтовкой.

В общем, я понял — мне нечем гордиться,
И лейтенант меня рано поздравил.
Наших ребят стал с тех пор я стыдиться:
Глупым геройством всю роту подставил.
… Довоевал я в другом батальоне,
Тане открыто в письме повинился.
Но… не встречала меня на перроне.
Вскоре на ней мой товарищ женился.

Скажем спасибо: в штрафбат не сослали.
Я на селе до сих пор гармонистом.
Правда, запойный бываю в печали.
… Что ж не погиб я? Мог стать коммунистом!
* * *
Битва за Волгу
           на Ржевском плацдарме
Кровопролитна была и трагична.
Пара дивизий осталась от армии —
Маршал Победы
            командовал лично.
                                   12–14.02.11


Рецензии
Катя, спасибо за подсказку! Очень хорошо рассказано - читается легко и с неослабевающим интересом и сочувствием от первой до последней строки!

Это, конечно, театр абсурда, режиссёры которого ни в грош не ставили человеческую жизнь. Об этом столько рассказано-услышано-написано, что уже ничему не удивляешься. Я слышал похожие истории от своих родных-фронтовиков и их однополчан. В данном случае даже странно, что солдат не получил взыскания за порчу казённого имущества - шинели: конечно, на штрафбат это не тянуло, но командир и политрук должны были получить от командования за упущения в политработе с личным составом... "Спасло", конечно, то, что они были на самом переднем крае фронта: "до смерти - четыре шага", зато в отдалении от собственных штабных крыс...

В Сочинениях Козьмы Пруткова есть "Военные афоризмы", где некий полковник, читая записки умершего подчинённого, делает пометки, среди которых такие: "Если б он не умер, я нарядил бы его на три лишних дежурства" или "Счастье, что умер. Не забыть сказать Герасиму, чтобы перестал поминать". Через сто лет в совсем другой стране, в совсем другой армии в головах военных и "статских" чинодралов ничего не изменилось - осталось то же равнодушие и презрение к своим людям. И это - не литература и не юмор, а самая настоящая реальность, которую народ-победитель почувствовал на собственном горьком опыте.

"Скажем спасибо: в штрафбат не сослали"... Вот и подумаешь: не врали ли нам, приписывая фразочку "хороший коммунист - это мёртвый коммунист" иностранному пещерному антикоммунизму? Не поискать ли "авторов" поближе?.. (Вспомнилась вдруг по ассоциации история Василия Ивановича Чапаева - ходили же упорные слухи, что он не погиб, а выплыл и дошёл до своих. Возникал вопрос: почему же в таком случае он не "вернулся" и не продолжил героически сражаться за Советскую власть? - А просто потому, что ситуация изменилась и героический комдив уже никому "наверху" не был нужен живым - а вот мертвым, как символ и знамя, которым можно поразмахивать для воодушевления масс, - очень даже нужен! Если подобное возможно в отношении народного героя, что же говорить о "маленьком человеке" на войне?..)

Владимир Демыкин   30.10.2015 18:28     Заявить о нарушении
Дорогой Володя, спасибо за потраченное на стих время и за прекрасную рецензию, а не отписку. Впрочем, кажется, у Вас не бывает отписок. Вы, при всём своём иронично-юмористическом складе, очень серьёзно относитесь к написанию рецензий. Не секрет, что на сайте рецензии давно превратились в односложные дежурные фразы или в дружеский трёп часто на темы далёкие от поэзии. А Вы среди немногих держите планку высоко. Это приятно, тем более, что энциклопедичность Ваша открывает собеседнику многие неожиданные факты, как литературные, так и исторические. А это дорогого стоит. Удивляюсь одному: как Вас хватает на такую ораву избранных авторов, с которыми Вы, вероятно, поддерживаете тесные контакты? В любом случае, спасибо Вам, Володя, за душевную щедрость.
:))) Катя

Екатерина Базилевская   31.10.2015 20:08   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.