Мост через пруд. Книга стихотворений

Книга стихов на одной странице


Н.Е.

* * *
Ценой, какой бы не дал бес
За кратких полчаса,
Известья падают с небес –
Как сами небеса.

И стынет в облаке густом
Скрижалей чёрный лёд,
Оно придавит, но потом
Отпустит – и взнесёт.

За эту старую тетрадь,
Минувший чистый дым
Готов я ноги целовать
Охранникам твоим.

16.09.11.


* * *
Ты в общем не меняешься. Однако
Мир не оставит нас наедине.
Слепить портрет для старого маньяка –
Задача пустяковая вполне.

И с телефона жалкие фантазки
Ждут своего, безропотны зело,
Пока в них подольёт хмельные краски 
Бессонницы тяжёлое крыло.

Ещё билет в пристанище валькирий                
Не выписан. Но время медлит бег,
Когда я вижу здесь твои четыре –   
От сепии до самой white & black.

16.09.11.


* * *
Закатный луч ломается в среде,    
Несчастье отделившей от удачи,
Стоит пустая лодка на воде,
Спокоен пруд. И мы с тобой тем паче.

И там, где тишиной взорвётся крик
Под отблески окон бетонных зданий,   
Вот ты и был мне нужен, чёрный блик
На шёлковой волне воспоминаний.

17.09.11.


* * *
Из воздуха, светлей, чем Бьянкофоре,
Объятий сна, надмирной чистоты, 
На радости, утопленные в горе,
Не раз передо мной являлась ты.
 
Живи и будь! Во тьме арабских спален
Давно другая музыка слышна.
Изгнанья путь порой не так печален,
Как шёлковая наша тишина.

20.09.11.


* * *
Под неуклонной стрелкою часов,
Где всё быстрее катятся мгновенья,
Не торопи поток случайных слов – 
Помедли, вороша стихотворенья.

Овсянка стережёт осенний лес,
И камешки с горы – не больше вишен,
А голос, что когда-то был с небес,
Теперь из-под завалов еле слышен.

Он жестом потаённым вознесён,
Как скифос из аттического ила,
И если это прошлое – не сон,
То пусть не отрицает – это было.
 
Давным-давно растаял чёрный снег,
И мне ничуть не жаль сожжённой Трои,
Где сумрачный проходит человек
По мостику – из прошлого в былое.

Любимая! В любые дни твои
Чурайся только каменной змеи.

21.09.11.


* * *
                                            She walks in beauty...
                                                J.Byron
                                              ----------------
Она идёт сквозь шторм осенний ранний
Под ветра заунывную хандру,    
Открытая ветрам каркасных зданий,
К восьмому прикреплённая ребру,

Она внахлёст примеривает платье,
Ей ни к чему отчаяния блажь,
Когда шестой случается печати
Упасть на окровавленный пейзаж.
 
Она, которой рядом быть не надо –
И быть до самой смерти суждено,
Ещё срезает грозди винограда
Из сада, что забросили давно.

17 – 23.09.11.
       

* * *
Ни Колизеи, ни рейхстаги
Отнюдь не ждут тебя, куму,
Кукушка на крылатой тяге,
Столь непостижная уму.

Не всё, что выветрилось, тленно,
Да просто некому прочесть,
Что эта весточка из плена –
Как в плен нечаянная весть.

И с игроком не спорь заклятым,
Давно разрушен твой люнет:
Ты колесом вернёшься пятым
Туда, куда возврата нет.
___________

Илл.:

Дети. Репнин С.А. 1968 (Казань)

07.10.11.


* * *
Я вернулся из Ниццы – богами забит Парнас,
На пустые страницы устал озираться глаз,
Не волнуйся, она там – живее любых живых:
Мёдом Кронос-анатом отпаивает своих.

Нераздавленных ягод чернильная кислота,               
Вот и я, вот и я тут – да дева давно не та,
Только с ней говорит ещё некая точка ру –
Потому что без этого прямо сейчас умру.

Тщетно ладить пирогу, где нет за кормою вод,
Собираться в дорогу – на милость твоих щедрот?
Через годы достанет тоска по твоим плечам.
Та, что больше не канет. Вдогонку хмельным речам.

17.07.11. – 11.10.11.


* * *
Нет занятия на свете благородней,
Чем являть к себе, любимому, участье...
Не гадал, что это вспомнится сегодня,
Потому что вспоминать – уже несчастье.

Мы оставили измученную птаху
Там, где с нею распрощаться захотели,
Этот шаг не соответствовал замаху –
Да не так оно и важно, в самом деле.

Ни души у ней особенной, ни тела,
Только тень от наших старых очертаний,
И летит она, не ведая предела,
Не угонишься – а надо ли, миряне? 

15.10.11.


* * *
Эти дни не перепишешь набело,
Не объявишь прошлому: «Талак!»,
Когда ты мне прямо в руки падала,
Просто не успел собрать кулак.

Как ни вспоминай до одурения
То, чего сегодня больше нет,
Годы улетают без зазрения,
Изредка выплёскивая свет.

24.10.11.


* * *
Этот бриг не спешил поднимать якоря,               
Чтоб в свирепый отправиться мир, 
Ни винить, ни оправдывать некого зря,
Да и так ли бездарен Тенир? 

Тени встретятся наши и глянут в упор,
Долго чаянный сделают шаг.
Воскрешение павших – пустой разговор,
А вот память о них – не пустяк.
 
Оставаться бессмертным – нелепая честь,
И не нам этот резать пирог.
Я надеюсь, что ты успеваешь прочесть
То, что здесь не напишется в срок.

24.10.11.


* * *
Где Ферсман открывал когда-то клад,
Теперь не улыбается народ. 
Я знал, что не найду пути назад:
Там цезий. Здесь – забвение и йод.

Я от тебя избавился сполна,
Тюльпанчик мой – сладчайшей из добыч…
 
Но и морская эта тишина
Обманчива, как ты её ни кличь.

06.12.11.


          Финал одиссеи
 
Ты, знаю, нисколько соврать не дашь мне
Поскольку сама не умеешь врать –
Я тоже снимался в какой-то башне,
Но только южнее. С неё видать

Такие высоты, такие дали,
Каких под Пенатами никогда…
Да только об этом и прежде знали.

Плывут под крылами припайки льда,
Норд-вест рассыпает снежинки будней,
Грядущее молча глядит в окно
Из мест, от которых уйти нетрудно,
Но только туда, где всегда темно.

А всё, что, как прежде, навек нетленно,
В такую бездонную рвётся синь…

Прости, мама Карло, своё полено –
Оно деревянное, как ни кинь.

11.12.11.


* * *
В уме перебирая эту сцену,
Осеннюю листву и ту скамью,
Я понимаю: всё имеет цену – 
Но средь людей, как видно, не свою.

А ты в таком мерещилась задоре,
Что бархатным завидовать снегам,
Когда ко мне подкатывало море,
Как голубое яблоко к ногам.

Но, изгнанным из пасмурного рая,
Нам незачем сегодня ждать чудес,
Перевирая, как перетирая,
Последнюю диковинку небес.

13.12.11.


*  *  *
Бесстрашно поднимается у ног
Потрёпанный ветрами, но живой
Купальницы оранжевый цветок
С округлою своею головой.

Как эльфов закипающий сосуд,
Согревшийся без жаркого огня –
А та, для чьих ланит мой скромный труд,
Который год встречает без меня, 

Среди холодных каменных террас,
На хрупком постаменте ледяном...

Приснившаяся мне в который раз
Одна, что никогда не станет сном.

01.01.12.


*   *   *
Ты случайного слушаешь лабуха,
Смотришь вдаль пробудившимся оком...
Эти горы знакомы до запаха
Аконита с отравленным соком.

Мы к себе были просто недобрыми,
Авантюрнее Феликса Круля:
Если пулю забудешь под рёбрами,
То когда-нибудь вылетит пуля.

Ты, наверное, будешь счастливою:
И Серёга там рядом, и Колька...

Здесь зимою не то что тоскливее,
А труднее согреться – и только.

26.01.12.


*  *  *
Я не меняю Золушку на золото...
Межзвёздная пока не гаснет небула,
Но, как кривое зеркало, расколото
Всё то, что и когда-то целым не было.

Царапает диковинка стенозная,
Загадка до последнего мгновения,
Пока парят пылинки междузвёздные
Без шансов на хмельное столкновение.
______

Илл.:

Butterfly Nebula from upgraded Hubble telescope

21.02.12.


*  *  *
                                             N.
                                            4 Цар. 23:13
Вдохновлён инфернальной Астартой,
В Петушках поминая Икстлан,
Как Кутузов, с флажками над картой,
Генеральный вынашивал план,

Не с сидонскою мерзостью драга – 
Дивный сад у любимых ступней...
Я искал тебя с дерзостью мага,
Но нашёл только тени теней.

Расстилается море полого,
Не осилишь его без потерь –
Но поверить в единого Бога
Всё равно нам придётся теперь.
                                        
22.02.12.


*  *  *
Когда, среди созвездий и планет,
Где Господом сосчитан каждый атом,
Суровый поднимается рассвет,
Он видится нечаянным закатом.

Но кажется, что жизнь прошла не зря,
Не милостыня дней, а просто милость,
Не вопреки и не благодаря –
А только потому что так сложилось.

И вырвется из круга – плачь, не плачь,
Переступая, двинется по краю,
Отчаянно играющая в мяч
С подругами, которых я не знаю.
_____________

Илл.: 

English Illustrations of Odyssey by John Flaxman.

22.02.12.


 *  *  *
Вот они, копи мои земные:
Тёмные шторы, забвенье лет,
Из предпоследней пишу тюрьмы я,
Глядя на меркнущий белый свет.

Мёда колоды, ручьи прохлады –
Старые сказки, пустая тьма,
Зря ли свободе убогой рады:
Золотом шита у нас сума.

Не отыскать на земле убоже
Песни, придушенной без вины... 
Но иероглифами по коже –
Дерзкое сретенье той весны.

25.02.12.


*  *  *
На этом отрезке от Хама до Сима
Ещё не пережита нами Цусима,
Не спущен лазоревый флаг,
Мы всё сохранили, команды не сдали,
Но вон – прорастают грядущие дали
Под горами жалких бумаг.

Как ей и положено, осень жестока,
Мой поезд всегда убегает до срока
И даже порой не туда,
Где озера Божьего светится око,
Где ты на мерзавца взираешь с востока
Глазницами, полными льда.

Что было бы с нами, когда бы не стало?
А здесь не последнюю в жизни опалу
Прими, как безоблачный сон,
Но визы в углах – точно шахтные крепи...
И кто-то в глухом поднимается склепе,
С тяжёлых сползает икон.

Донельзя нам было постелено жёстко.
Прощай! Когда вырастет сын до подростка,
Припомни меня в тишине.
Пусть жизнь без тебя – до зубовного хруста,
Смотри – уродилась на диво капуста.
А прочее здесь – не по мне.

18 – 19.04.12.


*  *  *
Не быть знаменитым красиво,
Поскольку бессмыслен порыв:
Сдвигая границы архива,
И сам попадаешь в архив.

Как книзу направленный график,
Вся жизнь пробежит без затей
Среди дорогих фотографий
И разных дешёвых вестей.

Но сам не уйдёшь от суда ты,
Пред взором восстанет когда
Негаснущий двадцать девятый
С очами из чёрного льда.

10.05.12.


*  *  *
Как на свистульке хрупкой глиняной
Пастушка нежная играет...
Не назвала меня по имени –
А думала, что называет.

Её слова осиротелые
Во мне сегодня колобродят.
Не подходила даже в белые –   
А ей казалось, что подходит.

Но та же музыка играется,
Ни в чём она не виновата...
И жизнь пока не распадается,
Хоть и закончилась когда-то.
      
11.05.12.


          Короткая песня-3
 
Я не знал тебя робкой девчонкой,
Но в твою угодил кабалу:            
Восхитительной косточкой тонкой 
В потайном обитаешь углу.

Я хмельным дорожу воскресеньем
В этой жизни из множества дней – 
То замрёшь перед ветром осенним,
То нежданно появишься в ней.

Но в любом пробужденье права ты,
И за каждым слежу дефиле
В нашем замке из сахарной ваты
На удобренной кровью земле.

11.05.12.


*  *  *
– Только стоит ли думать, что в ссоре вы? 

– Описал бы, когда б только смог:
Этот камень, и топик лазоревый,
Обнажённые пальчики ног…

Как открытка с заморскими видами,
Как в Сезам приоткрытая дверь…
Ну, а то, что ни слова не выдавить – 
Это так нам привычно теперь.
 
30.06.12.


*  *  *
Где лучинкою грелись, сегодня не ступишь ногой – 
Но в глазах плавуны, органический ужас былого,
Совершенная прелесть выходит на берег другой –
Не догонит и слово.

Там царят, без сомненья, иные проворство и прыть
И не действует вето…
Так о чём говорить, когда нечего ей говорить?
Разве только вот это.

31.05.12.


*  *  *
Все они тонки, задумчивы, странны, 
Лесть ненавидят и ложь –
Горный цветок, заживляющий раны,
Им нанесённые сплошь.

Не преклонить перед нею колена,
Крик бесполезен и прыть…
Здесь не бывает повторного плена –
Больше такому не быть.

Если на каторге выучил терцы,
В жизни не копишь обид…
Где-то моё милосердное сердце
Ровно и чисто стучит.
_________

Терц (карточная игра) зародился в конце XIX
века в каторжных тюрьмах Сахалина и Сибири.

Фото:

Sigalov stanislav
http://fotki.yandex.ru/users/royal64/view/27621/?page=0

06.06.12.


*  *  *
                                            N.N.
Даже в руках издевательской мафии,
Волчья споткнётся ли заново сыть,
Главное – не собирать фотографии,
Главное – писем твоих не хранить!

Жизнь непрестанно смеётся, ехидина –
Мол, привязался, какого рожна...
Но и того, что случайно увидено,
Хватит надолго. До самого дна.

15.06. – 01.07.12.


*  *  *
Судьба, как продувная лицедейка,
Скучает на крыльце своём пустом,
Она шипит, как маленькая змейка
С отросшим за сто месяцев хвостом.

Мы не ловили неводом удачи,
Не бились на последнем рубеже,
Всё, что сегодня выглядит иначе,
Единственным не кажется уже.

Минувшее не требовало пыла,
Ни борозды за прошлым, ни зерна...
 
А правда, что таким оно и было –
Кому она, скажи, теперь нужна?


*  *  *
Глазок, и под ним – для жратвы прореха,    
Шаги вертухаевы там и сям...
Не камера смертника – клетка смеха
Вселенная, отданная ****ям.

Под злые вопли, сквозь шелест тлена,
Вплотную, несколько лет подряд,
Я видел тёплый изгиб колена,
Но это – честно – случайный взгляд!

Где сухожилья порвёшь жестоко
В прыжке, что главное не спасёт...
За мной четыре тюремных срока – 
Но это тоже ещё не всё.

Я был безмолвным твоим воришкой,
Смешные крохи клевал с руки...

Что по сравненью с грядущей вышкой – 
Такие, право же, пустяки!

26.07.12. 19.07.12.


*  *  *
Две веточки у правого плеча,
Знакомый цвет... Почти татуировка.
И топика небрежная шнуровка – 
Как на записке c каплей сургуча.

Дрожит горячий воздух за спиною,
Как в солнечные наши времена,
И высится китайскою стеною
Другая неприступная стена.

И только пожалею на мгновенье
Под утро, лёжа в комнате пустой,
Что наша точка головокруженья
Пленительной не стала запятой.

15.08.12.


*  *  *
Над далёкой всходит стороною
Как давно забытое родство
Прежде не оцененное мною
Тёплое ночное торжество.

Случаю нежданно благодарен,
Радуюсь, как косточке щенок...

Ты уже большой, я вижу, парень –
Только береги её, сынок.

02.08.12.


*  *  *
Я опять не посмел под ресницы твои заглянуть
Для отрадного знака.
За пределами тел я искал непокорную суть –
Не даётся, собака! 

Зря тоскует Басё на поляне средь бабочек-крыл,
Зря охотится Один:
Так устроено всё – выбираешь не то, что решил, 
Даже там, где свободен.
 
04.09.12.


*  *  *
...Одну любовь держала ты за правило,
И потому с далёких берегов
Так скупо ненасытному оставила
Воображенью несколько шагов.

Последнего лишённый красноречия   
(Несладкий и безрадостный удел),   
Как Аладдин, смотрел на эти плечи я,
На ноги обнажённые смотрел.

И на волну сегодня глядя синюю,
Хотя бы удивление развей,
Что твой Магриб явился не пустынею, 
А тенью средь ореховых ветвей.

09.09.12.


*  *  *
Оно наверняка теперь в покое,
Когда от нас отстало вороньё –
Свободное, святое и пустое,
Да только, как ни жалься – не моё.

Не хочется, хоть это и порочно, 
Бежать от очевидного в кусты,
Но скоро ты меня забудешь точно,
Поскольку жизнь не терпит пустоты.
 
09.09.12.


                   8100-й

Где жаркий воздух травами пропах,
Не слышится ни вздоха, ни укора,
Из-за улыбки тайной на губах
Не отыскать беспомощного взора.

Аркадами бетонными стоят
Пустые дни за стенами Китая,
Как войска терракотового ряд –
Вслед отрешенью вкопанная стая.

И жизнь неописуемо горчит,
Под звёздами, где Путь прочерчен Млечный!
Когда двойная флейта замолчит,
Бессмысленно спасаться поперечной.

02.10.12.


 *  *  *
                          N.
Где одуванчик вызрел
И тянется к плечам,
Благополучья призрак
Блуждает по ночам.

Как нет важнее дела – 
Куда-то ткнуться лбом –
К тебе он входит смело
В распахнутый альбом.

Где Моцарт или сальса
Потворствуют родству,
Оставь ему, не жалься,
Картинку к рождеству.

25.10.12.


*  *  *
                                    N.N.
Надолго в памяти останется
Бессонный плач по волосам:
Не привыкая шляпам кланяться,
Я оказался шляпой сам.

Амур, проказник или лапочка,
Тугой не трогал тетивы,
Но покатилось наземь яблочко
С моей бедовой головы.

Зато свидетелю смиренному
Навеки речь разрешена,
Чтоб ты из моря многопенного
На берег вышла не одна.

Но как же тут не быть спокойными
И безмятежными подчас:
Мы в перерывах между войнами
Поговорили пару раз.

14.11.12.


*  *  *
Очередные брошены пенаты,
И время мчит к двенадцати часам
По Доплеру считать координаты,
Где баритоны низятся к басам.

И в кресло погружаешься сутуло,
Как будто бы гнездился в нём века, 
Чтоб вздрогнуть из-за бешеного гула
Упавшего с тюльпана лепестка.

К нему напрасно тянутся ладони,
Но сквозь обшивку путано слышны
То голос твой в родном диапазоне,
То долгая минута тишины.
 
29.11.12.

______________


СОДЕРЖАНИЕ

 
Ценой, какой бы не дал бес…
Ты в общем не меняешься. Однако…
Закатный луч ломается в среде…
Из воздуха, светлей, чем Бьянкофоре…
Под неуклонной стрелкою часов…
Она идёт сквозь шторм осенний ранний…
Ни Колизеи, ни рейхстаги…
Я вернулся из Ниццы – богами забит Парнас…
Нет занятия на свете благородней…
Эти дни не перепишешь набело…
Этот бриг не спешил поднимать якоря…
Где Ферсман открывал когда-то клад…
Финал одиссеи (Ты, знаю, нисколько соврать не дашь мне…)
В уме перебирая эту сцену…
Бесстрашно поднимается у ног…
Ты случайного слушаешь лабуха…
Я не меняю Золушку на золото...
Вдохновлён инфернальной Астартой…
Когда, среди созвездий и планет…
Вот они, копи мои земные…
На этом отрезке от Хама до Сима…
Не быть знаменитым красиво…
Как на свистульке хрупкой глиняной…
Короткая песня-3  (Я не знал тебя робкой девчонкой…)
– Только стоит ли думать, что в ссоре вы?..
Где лучинкою грелись, сегодня не ступишь ногой…
Все они тонки, задумчивы, странны… 
Даже в руках издевательской мафии…
Судьба, как продувная лицедейка…
Глазок, и под ним – для жратвы прореха…
Две веточки у правого плеча…
Над далёкой всходит стороною…
Я опять не посмел под ресницы твои заглянуть…
...Одну любовь держала ты за правило…
Оно наверняка теперь в покое…
8100-й. (Где жаркий воздух травами пропах…)
Где одуванчик вызрел...
Надолго в памяти останется...
Очередные брошены пенаты...

21.10.12.

------------

Прошу прощения у рецензентов – книга дополнена,
и предыдущий файл стихов подряд пришлось удалить.
Сами рецензии, как я понимаю, остались.

Б.Р.


Рецензии
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.