Баллада о лютне

 Труден путь. Заблудившийся путник,
 Ты устал, как собака, продрог.
 Но с тобой неизменная лютня –
 Та, с которой прошёл сто дорог.

 …Сколько дней неприкаянной тенью ты блуждаешь подобно слепцу. И – в каком бы ни шёл направленьи – ветер хлещет взахлёб по лицу.
 На лежащих в снегу перевалах вихрь метёт ледяным помелом. Обессилев, ты прячешься в скалах. Забываясь прерывистым сном, помолись, чтоб не стал саркофагом приютивший спасительный грот.
 Сон всё тот же: как полным бакштагом в воды фьорда заходит вельбот.
 Этот северный берег угрюмый, обрамлённый отрогами скал,  – после тесного затхлого трюма, после шторма, который таскал и швырял ваш корабль, как скорлупку, – этот берег манил, как мираж.
 И, ещё не дождавшись, как шлюпка носом вклинится в галечный пляж, опьянённый нежданной свободой, ты поднялся, отбросил весло, и шагнул в бирюзовую воду (будто за руку что-то вело). И, мотивчик старинной баллады напевая тихонько под нос, неизменную лютню, как чадо, на руках над волнами понёс…

 Лёгок путь – если ветер попутный,
 В бурдюке – согревающий грог,
 И с тобой неразлучная лютня –
 Та, с которой прошёл сто дорог…

 Наслаждаясь единством с природой, ты сидел и прихлёбывал эль. Вкруг костра ветерком-колобродом увивался невидимый эльф.
 Ты прислушался к шелесту:
 – Ну-ка! Что ты шепчешь, приятель? Напой!
 Лакированный гриф сам лёг в руку. Дробный ритм отбивая стопой в такт клокочущим пенным бурунам, взяв аккорд, ты подправил колки. И проворные пальцы по струнам заметались, точны и легки. Словно капли, посыпались ноты, и мелодия вдруг пролилась звонким ливнем.
 Невидимый Кто-то в бесшабашный ударился пляс. Устилавшая землю покровом, шелестя, закружилась листва. Ожила, пёстрым платьем махровым облегла гибкий стан существа, что металось в чарующем танце.
 Погружаясь всё глубже в астрал, ты качался в мистическом трансе и – не в силах прерваться – играл.
 И, впиваясь – то нежно, то грубо, пальцы жадно блуждали по ней. От тепла юной плоти суккуба страсть и страх разгорались сильней.
 Весь дрожа, ощущая руками сладострастие девы нагой, ты… разбил лютню. В щепки, о камень. И отчаянно бросил в огонь.
 Захлебнувшись нестройным трезвучьем, ветер яростно взвыл, разметал по поляне горящие сучья.
 И на землю обрушился шквал.

 Что потом? Всё отрывисто, смутно. …Ты сжимаешь разломанный гриф. Ураган – как несчастную лютню – разбивает кораблик о риф. А по берегу мечутся люди… Их смывает громада-волна…
 …Ты проснулся. В руках твоих – лютня. Боевая подруга, жена. Это сон. Только сон. Но как чуден!.. Девять румбов. Семь футов под киль.
 Но молчит опечаленно лютня. И на море безжизненный штиль.

 Долог путь. Пилигрим бесприютный,
 Что успел в этой жизни, что смог?
 Ни семьи, ни друзей, только лютня –
 И ещё десять тысяч дорог.



-------
Картина художника, работающего под ником cqart, "ПАМЯТЬ ВЕТРА" с сайта


Рецензии
Неверы смеются над нами, предпочитая воздушным замкам реальные

Александр Севнез   19.05.2017 23:44     Заявить о нарушении
На это произведение написано 80 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.