Мухоморная любовь

НЕНАСТЬЕ
               
Ненастье, как мокрая птица,
Всё машет и машет крылом,
Беззвучно на окна садится
И темным становится дом.
Без устали ходит по крыше,
Там тихо и часто клюёт.
В берёзах порывисто дышит,
По стёклам размашисто бьёт.

* * *
                        
У любви твои глаза и губы,
И улыбка нежная твоя.
Сколько вместе мы с тобою будем?-
Знают только небо и земля.
Сколько будем? Господи, помилуй!
Я хочу с тобою быть всегда.
Кто однажды был счастливым с милой,
Без неё - не будет никогда.

НАДЕЖДА
                  
Я грустно и сладко: Надежда, -
Опять и опять повторю.
Сердечко забьётся, как прежде,
От мыслей, что снова люблю.
Люблю это солнце и небо,
Глаза в серых радугах грёз.
Всю эту июльскую небыль,
Что ветер бездомный принёс.
Люблю эту мелкую речку,
Деревья в грачах до вершин,
И утра блестящего встречу
Навстречу летящих машин.

ПРОДАВЕЦ ИГРУШЕК            

Светлоглазая фея игрушек,
Я тебя миновать не могу,
На лице твоём столько веснушек,
Сколько лютиков нет на лугу.

Ты на лёгкое слово краснеешь,
Начинаешь карман теребить.
Расскажи, чем так ловко умеешь
Безоглядно, навеки влюбить?      

Взором ласковым всех обнимая,
Малышей манишь радостный рой.      
А в улыбке - вся нежность земная...

За тобою щелкунчиков строй!

Купят детке игрушку - он счастлив,
Ни на что не глядит карапуз.   
Отчего же для нас неподатлив
Серых дней изнуряющий груз?    

На лице твоём столько веснушек, 
Сколько б лютиков я не нашёл.
Светлоглазая фея игрушек,      
Ведь за счастьем к тебе я пришёл.

* * *

Я люблю тебя не понарошку,
Понимай - и грустно не смотри.
У моей любви, как у матрёшки,
Самая красивая - внутри.

Только-только я глаза закрою,
Тихий голос говорит во мне:
Может внешне, я тебя не стою,
Но душою подхожу вполне.

МУХОМОРНАЯ ЛЮБОВЬ

Моя любовь как мухомор,
Её в лесу далёко видно.
Глядит любимая в упор –
Ей и забавно, и обидно.

Светла и осень, и печаль.
Идем среди осин и сосен.
Пусть солнца нет – прекрасна даль,
И лет всего лишь сорок восемь.

Но ей уже за двадцать пять,
Она спиной узнала землю.
Ей искренней теперь не стать
И я её такой приемлю.

О чём восторг,
               к чему тоска,
Зачем усталость и тревога?
Нельзя мечту внизу искать,
Когда она вверху, у Бога!

*  *  *

В такую погоду кайфуют вороны,
Дождь,
        зябко,
               а им дела нет.
Сквозь осень проходит,
глядя отрешённо,
Поселок, одетый в рассвет.

Посёлок затихший,
наверно,  усталый,
От летней, пустой суеты.
Его и поменьше,
               мне кажется,
стало,
Когда вдруг уехала ты.

Уехала в прошлом,
и, - в прошлом,  - осталась,
А я в настоящем живу.
Ворону, что каркнула,
                      как засмеялась,
Я камнем большим провожу.

ОЗЯБШАЯ ДЕВОЧКА

Вот лето запоздавшее
Проклюнулось в окне.
О,  девочка озябшая,
Прижмись скорей ко мне.
В судьбе есть вехи кратные,
Нам их терять не жаль,
Жаль, губки аккуратные,
Таят в себе печаль.
Прижмись,
          прижмись,
родимая,
Ведь в трепете души,
Карьер и небо,
               длинные,
И мы с тобой в тиши.
Поездка былью ставшая,
Наш разговор живой…
О,  девочка озябшая,
Я сам зазяб с тобой!

ВЕРА

От Веры до веры –
всего полусфера,
Где солнца стремителен бег,
и я,
        разогретый огнем
полувека,
объятый мечтой человек.

Не зная – запомню,
а, зная – забуду!
Услышу, от счастья глухой.
И все то,
          что было,
сверкало,
          рябило,
останется скудной строкой.

Опять пробуждение
от заблужденья?
Как сердце устало искать!
От Веры до веры –
всего полусфера,
Где можно
          взлететь
и упасть.

ГРЕЗЫ

Калиновые слезы,
багрянистые гроздья
уставший вечер
               бросил 
                      средь
листвы.
Возьму
        их
            полной
                    горстью
и брошу
в рот их,
               просто,
хочу напиться,
бодрой кислоты.

Знакомые картины,
чащобы и куртины,
и в тишине,
            в безлюдье –
ни гу-гу.
Стыдливая улыбка –
души твоей открытка, -
на память,
           на прощанье,
на бегу…

*   *    *

Твоя нежная кожа,
Цвета яблок апорт,
Моя грешная рожа, -
Вот такой натюрморт.

Мир велик и чудесен,
Жизнь – коротенький миг.
В ней соседствует плесень
С ярким цветом гвоздик.

В ней присутствует солнце
И,
   конечно же,
               мгла,
И дождливая осень,
Что всплакнула со зла.

*   *   *

Ласкала Сухонки волна,
Девчонки загорелой тело.
Она плыла совсем одна,
Плыла туда, куда хотела.

И отражались небеса,
И лес, и луг, ромашек полный…
Она плыла уж два часа, -
И всё её держали волны.

Стояла крепкая жара,
Хотелось спать,
                а не резвиться.
И только девочка с утра
В реке,
        где небо,
                  словно птица.

*  *  *   

Лена, Лена, Ленок…
Яркий весенний венок,
Где Бог в едино связал
Волосы, губы, глаза.
В поле стоят васильки –
Любящих глаз огоньки.
Солнцу открыты, ветрам,
Плугу и тракторам.

Там, где кончается рожь,
Ты по тропинке идёшь,
Словно оживший цветок,
Что между пальцев несёшь.

*   *   *

Твое имя, словно одуванчик,
Что рассыплется от ветерка.
Мой язык - бессовестный обманщик,
И оно боится языка.


Я не знаю: долго ль будет длиться
Этот сон, - тревога и печаль? -
То, что видел я во многих лицах,
На твоём не стоит замечать.

РАЗЛУКА

Ты меня на вокзал проводи,
На вокзал под названьем Разлука.
Там я сяду на поезд один,
Улыбаясь и грустно, и глупо.
Этот поезд идёт в Никуда,
Сердце полно отчаянной боли.
Свою жизнь оправдаю любовью,
Но уже не вернусь никогда.

Я ЛЕНЮСЬ

Много встреч случается по жизни,
Позабылись многие давно….
Вдруг твой образ, нежный и капризный,
Глянул в жизнь, как в тёмное окно.

Ты возникла, словно из гравюры, -
Тоненькой, весёлой, молодой.
Отразился блик простой фигуры
В облаках, идущих чередой.

Вышел вслед и побежал по скверу,
Где устроил ветер чехарду.
Заблудился в этом мире сером,
Как всегда и на свою беду.

Может быть, не стою и мизинца,
И душою, и судьбой не чист….
Повестью о мужественном принце,
Холодом повеял белый лист.

Ах, Лена, Лена, Лена, я ленюсь!
Опять на сердце ляжет только грусть.
Опять придёт загадка без ответа,
И будет не игра, а эстафета.

ФОТОМОДЕЛЬ

Мне кажется: она богиня,
И я ничуть не ошибусь!
Голубоглазая блондинка
Вдруг
       навлекла
                 на сердце
грусть.
Она глядит – прищур с восторгом,
И локон нежный на плече.
Она соперница Востока
В своем норманнском неглиже.
ДВЕ  ГРУДИ
             как две
СЛАДКИХ ГРУШИ,
И
   р
     у
       к   ленивый    
                 п
               о
              л           г
                у        у
                  к   р   
В неё влюбляются по уши,
И навсегда,
            хотя и вдруг.
Извечное очарованье
В обозначении лобка...
Но все ж уйму свое старанье:
Она «мечта»  – и далека!

ПОЗДНЕЙ ОСЕНЬЮ НА ДАЧЕ

Остался на столе огарок,
В углу окованный сундук
Давно стоит, - забытый, старый, -
В стене забитый, ржавый крюк,

На нем висят футболка, джинсы,
Две кепки, выцветший платок.
Скупой и мимолетной жизни
Задрапированный итог.

В окне рябина с парой ягод,
Как будто зубы у карги.
Казалось, хватит ягод на год,
А их хватило до пурги,

До самой первой, но жестокой…
Все на земле засыпал снег.
Что ж, значит, было мало проку
Цвести раздольно по весне.

Что ж, значит, было мало толку,
Неосмотрительно любить,
Слов нежных и красивых столько
В ушах серёжкам говорить?

ДЕВУШКЕ НА ОБЛОЖКЕ ЖУРНАЛА

Возьму истомы у Хайямы,
Чтоб описать всю Вашу прелесть.
Стоите посредине хлама
По-королевски подбоченись.

В глазах Туманность Андромеды,
Но губы почему-то сжаты.
Вас так тревожат чьи-то беды
Иль это сделано для шаржа?

Прекрасна рыжая прическа,
Изящны алые перчатки.
От целомудрия подростка –
К осенней спелости початка.

Но быть всегда, как Ева, чистой
До встречи с безыдейным Змеем?
Мы в нашей беспросветной жизни
Имеем то, что мы имеем.

Возьму истомы у Хайямы,
Чтоб описать всю Вашу прелесть.
Стоите посредине хлама,
По-королевски подбоченись.

НЕЛЛИ
                                                                                                                  
Увидев свет в конце туннеля,
Был этим светом обожжён.
Среди имён есть имя Нелли,
Что из космических имён.

Его носила Аэлита
В своём рожденье на Земле.
Теперь она совсем забыта,
Исчезнув в марсианской мгле.

Его носила Ариадна, –
Она указывала путь.
А что заблудшему и надо? –
Лишь выбраться куда-нибудь.

И только с девушкой Алёной
Сравнений нужных не нашёл…
В неё когда-то был влюблённый
Какой-то молодой козёл.

* * *

Моя любовь – мои проблемы,
Ты вся – железо и стекло.
Повешу твой портрет на стену,
Чтоб стало в комнате светло.

Куплю
      три
          белых – белых
                        розы,
Налью шампанского в бокал.
Забуду внешние угрозы:
Я с той, которую искал.

Ты – сама ангел «во плоти».

Мне ж одному любовь нести,
Как тяжкий крест…

Но, слава Богу,
Что с холодком пошел в дорогу.

У ИНДЕЙКИ МУЖ ИНДЕЕЦ
   
К тебе на пятое свиданье,
Тому назад немало дней,
Спешил
        и,
           как любви признанье,
Индейку нес,
             и розы с ней.
Ну, думаю, вручу цветочки,
Вино, индейку "неглиже",
Пожаришь, выпьем и всю ночку
Я буду петь, как Беранже.
Но ты,
       индейку взяв брезгливо,
Вся в аромате от духов,
Сказала,
         улыбаясь криво,
Что не ждала двух петухов...
Не помню, как мы посидели,
Как ночь была, и был рассвет,
Но жизнь прошла, что две недели:
Где ты была -
               меня там нет.

КОРОТКОЕ

Анекдот

Кричала лягушка, вернувшись в болото:
Сегодня меня изнасиловал кто-то!
Что было!
          Что было!
                    От страха дрожу...
Я завтра опять в то же место схожу.

Минздрав предупреждает

Не премиально и,
                 даже,
                       не сдельно,
Девушки наши, -
прости меня, Господи! -
Могут поспорить
                с любою котельною,
В производстве
                сажи
и копоти.

Классическая строка

Нет повести печальнее на свете:
На Пушкинской хана пришла котлете.

РУСАЛКА НА ЛЬДИНЕ

Всю ночь река о берег билась,
Ломала лёд, как скорлупу.
Я вышел утром, удивился -
Плыла русалочка на льду.
Она смотрела грустно-грустно,
В волну холодную звала.
И сразу стало в сердце пусто,
Когда русалка уплыла.

Была у ней прозрачна кожа
И серебриста чешуя,
И вся она от мелкой дрожи
Была жива и не жива.
В глазах болотистых, зелёных
Едва светился огонек.
Он словно боль от всех влюбленных
С собой таинственно увлёк.

Русалка на льдине, русалка на льдине,
Куда ты плывешь, куда?
Тебя не согреет никто, не обнимет,
Кругом лишь одна вода.

АФРИКАНСКАЯ ЛЮБОВЬ

Покупала зебра бра,
Абажур и три ведра,
Сорок сумок и часы,
И в полосочку трусы,
Телевизор, телефон,
Чтобы позвонил ей слон.

С абажуром - все в ажуре
Бра горит,
Ведро гремит.
Целый день на всю округу
Телевизор говорит.
Не звонит лишь телефон -
Где-то бродит сонный слон.
Он и сам придти готов,
Но нет стрелок у часов.





 

 







 
                   


Рецензии
Владимир!!! Кланяюсь Вам! За стихи и за книги.Марина.

Марина Кладничкина   31.01.2017 06:52     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.