У моря я сидел и ждал момента

Memento mori Помни о смерти.
 
Задавшись осознанием момента,  стою я украшением среды.
В одной руке - контракт ангажемента, в другой руке - познания плоды.
От жизни уводила кинолента,  гроссбух мне всех ответов не давал...
Где ж смысл бытия для рудимента,  которым я себя осознавал?

Умом своим раскинув недалеким, ( и как такого взяли в "политех"?)
Я не из тех, кто подставляет щеки,  еще: кто красит щеки - не из тех...

Без выходных себя осознавая,  какой дорогой, думаю, идти,
полезно отличаясь от трамвая  свободой воли в выборе пути.
Мне нравится работа мозговая с желанием великих превзойти.
я должен что-нибудь изобрести, тщеславия в себе не вызывая.

Зеленому я хвост помазал змею (зеленкой) чтобы впредь не подползал
вопрос, конечно, к космосу имею,  но вдруг его охальник подсказал...
А с ним армрестлинг может быть опасен,  с ним кастинг не пройти нам никогда
к тому же я еще бываю страстен. Хоть реже, но бываю иногда...

Оставив Вас, Творцы без комплимента, спросить желаю, подводя итог:
Какой в суде отложенном урок, коль своего не помним прецедента?
Кто влил в бокалы красного абсента? 
Откуда в города пришел вандал?
Чей ум таблеток скромности не дал  тому,
кто слезть не может с постамента?

У моря я сидел и ждал момента,  кокосом утоляя аппетит
и верил в то, что жизни эвольвента движение свое не прекратит...


Audi, multa, loquere pauca.   Слушай много, говори мало.

Громады слов с большим не дружат смыслом.
Из пушек Пушкина стихов не донести.
Вот радуга повисла коромыслом  лишь семь цветов, а глаз не отвести.
У зеркала воды - сходи умойся и  воду в дом из речки принеси
Один кричит "скорей, сим-сим, откройся!" а третий шепчет "Господи, прости"

И каждый прав и каждый сам - апостол. И каждый сам Герасим и "му-му"
Но где же тот, кто нам все это создал? Сказать свое "спасибо" нам кому?
Вот есть слова со свойством лапидарных * и я их в украшение возьму:
"Разлука постучится в дверь к тому, кто слов не произносит благодарных"
вот кто-то ждет пришельцев лучезарных, а кто-то  льстит высокомерному уму
в своих интригах кулуарных... мы взор свой обращаем не к тому,
мы любим мир и свет, а сеем тьму и здесь всегда хватает по тому
работы для врачей и для пожарных...

Не важно кто, но важно что и  как. И все же: что наш опыт излагает?
Никто так небеса не низвергает,  как наделенный властию дурак
Врачи бы не склонялись к изголовью  и дворника не стерлась бы метла,
а речка - к морю чистая текла,  когда бы зачинали жизнь с любовью.
Мы можем путать искренность с лукавством и не вставать, когда встает заря.
Но как нам называть небесным царством, что обойтись не может без царя?
Там быть хочу, где яблони и сливы,  где сытым будет кто других не ест
Лишь об одном Садовника просил бы - жить на Земле, пока не надоест.

В Сократа позе, с книгой Авиценны  о судьбах Ойкумены думал снова...
Что к смыслу сказанного слова  добавить могут децибелы?
Найди для всех такое мумиё, что волки будут сыты - овцы целы
и в новых городах поставят стелы, где имя будет выбито твоё.

Я избегаю слов высокопарных - мне ближе слушать, как шуршит листва
природы зов и голос естества на все мои вопросы отвечает.
Не любят тех у нас, кто поучает, кто за другими может повторить...
Но это все совсем не означает, что верных слов не нужно говорить.

Рекламным словом нас не обмануть.  Слова доступны правым и не правым.
Внимали мы и рыжим и картавым  и в каждом слове можем видеть суть.
Мы сами достаем каштаны слов   из опыта сгоревших поколений,
тех избегая видимых богов потребует кто клятв и заверений.

Есть многое, что скоро не поймем,  но об одном не сходит мысль с лица,
что все мы дети одного отца,  но не того, кто нам грозит ремнем..
В том верно для Него подарок лучший,  что нашему уму не нужен поводырь
нет, мы не спорим с тем кто всемогущий, кто одолел себя - вот тот и богатырь

Facta sunt potentiora verbis.    Поступки сильнее слов.

вот снова бой и мыслей недолет,
непостижим источник вдохновений
так пусть не подведет автопилот,
вступившего на тонкий лед сомнений

Тернист наш путь и жизнь не без конца  и больше в ней вопросов, чем ответов.
И нет для нас пророков и поэтов... и мы прельстились золотом тельца...
Но этот мир таков, каков он есть. И одному его не переделать
Вот хочется народу пить и есть  и он о большем не желает ведать...



Anguis in herba — «змея в траве»,

Не тот умен - чья борода седа, а громкие слова - всего лишь звуки.
Идущие на мерзкие дела кричат, что Он велик, вздымая руки.
Как много стало в наших городах  читающих единственную книгу
и "рюрики", уже не в бородах, в кармане держат зреющую фигу.
Горячий на смешок в одеждах длинных, к нам "сеятель" пришел
из мест пустынных и стала накрывать мой город тень,
которой не обскачешь и за день.

**********************************
Carpe diem.   Лови день.

Живущих рядом, продолжаю наблюдать
на всякий случай в диалоги не вступая.
Вот новый день ко мне спускается опять,
как новый шанс для лучшей жизни выдавая.
Твержу себе, что жизнь - земная благодать:
то заставляя под собой скрипеть кровать,
то звезд мерцание с балкона  наблюдая.

И сказочный шатёр мерцавших звёзд
мне снова говорил, что мир непрост.

Esse quam videri.   Быть, а не казаться.

Еще не знает кисть о том, что я художник
Еще в меня не верящий, мне говорит: безбожник.
Еще влечет вне всяких норм младого тела буйство форм...
(меня учил писать любитель женских ножек...)

Еще чванливые невежды  в златые облачаются одежды.
Ещё снаружи  и внутри друг другу ставят фонари..
Еще стоит перед иконой, кто любить славить и просить.
Еще, не знающий законы, спешит вердикты выносить.

ещё слова в горячем споре мы не умеем выбирать
и богатеев жадных рать всё продолжает собирать, что потерять придется вскоре?
и можно горы написать, потом издать и быть в фаворе
(но там, где все привыкли врать, словам не станут доверять)
и снова хочется сказать:  Memento mori

Дух сочинительства, проснувшийся во многих
Еще надежду оставляет для двуногих.
и зреет в нас, свой путь узрев, сообществ будущих посев

DIXI ET ANIMAM MEAM LEVAVI - я сказал и тем облегчил свою душу.


Мне тех людей язык знаком - чьи мысли ходят прямиком.
Быть можно в море маяком и фонарём, что смотрит в лужу.
Подобны стаду запертых овец - слова, что просятся наружу.
Я не пастух и не мудрец, а просто захотел облегчить душу...
      
Блажен - идущий в огороды, порхая стройным мотыльком.
Тогда ты будешь часть природы, когда гуляешь босиком.
Там нет потребности в заборе, где ничего не прячут меж..
И можно смело в разговоре словам являться без одежд.

==================================================
BONA MENTE - с добрыми намерениями.

В погожий день, взойдя на гору,
я думал, что добавить к разговору
о смысле бытия, чтоб дней прошедших толчея
не отнесла все это к сору...и зрела пишущих семья,
чтоб слог был не подобен вздору - без пошлости и  лишнего декору,
и с глаз своих снимая штору, светлели,  слушая, друзья.

и вы по жизни кумовья и вы, читающие Тору, всех ждет вас белая ладья
и дней грядущих полынья вернет страдальцев к кредитору
проснемся мы из забытья или вернемся на своя
круги, согласно семафору сказать за вас не смею я.

Освоив декалоги и псламы,понять пытались лучшие умы:
нет почему средь нас конца раздору, а правит - кто пришел со стороны?
И почему в истории страны сводилось все к ружейному затвору
Ведь с мыслью "лишь бы не было войны" мы все равны
согласно Пифагору...
Я озабочен - поиском вины  в тех декорациях, где нет путей обратно,
а по ночам такие вижу сны,  что явное мне кажется театром.

Я видел покорителей морей и толпы дикарей, пускавших стрелы.
На плаху восходящих  бунтарей и космоса великие пределы.
И знает не один минувший век, как был велик и низок человек.
Вот воины стоят плечом к плечу  там, где расти могла бы кукуруза...
и доверяют действие - мечу,  как будто голова для них обуза.
Искатели красот заморских стран  в непрочные свои садятся лодки
и делают соленым океан на берегу стоящие молодки и
произносят поздние слова и двери за собой не затворяют...
Возможно эта мысль и не нова, но пусть её за мной не повторяют:
Кому дана напрасно голова - собой до срока землю удобряют.

Есть тайное, сокрытое за явным,  есть явное, что стало окаянным.
и время есть, которое под небом, все это не оставит постоянным.
   ***
AD HOMINEM - применительно к человеку.

Там жизнь становится, как бремя,
где время, как один из палачей.
ты, рифмоплёт и следопыт, чем будешь в прошлом знаменит?
чем век минувший подытожишь?
какую музыку положишь на крик встревоженных грачей?
какую Формулу предложишь, чтоб оправдать потомкам  быт

Жил правдолюб и  эрудит. Добряк, трудяга,книгочей.
Побрит, наглажен и пострижен. Умом природой не обижен.
И вот  уколом обездвижен  на радость практикующих врачей.
и стал - никто и стал - ничей и будет скоро позабыт.
                           
 
=================

Это стихотворение, как дневник, к написанию которого я возвращаюсь по настроению.

*Лапидарный - здесь в значении: высеченный в камне.


Рецензии
Очень понравилось Ваше произведение. Пожалуй, единственный "недостаток" у него - это его объём - большое испытание для моих глаз. :) Содержание, лишённое словоблудия, точность рифмы, ритмичность строк и мудрость автора, делают (прочитанные мной) стихи необычайно интересными. С уважением и наилучшими пожеланиями!

Любовь Веселова   14.07.2018 17:59     Заявить о нарушении
Николай, в "Быть, а не казаться" опечатка: 3 строфа, 1 строка - НЕ надо поставить после МЫ

Любовь Веселова   14.07.2018 18:14   Заявить о нарушении
Спасибо, Любовь. Особенно за найденную опечатку. Я много раз читал это место и не находил. Вы так оценили это скромное сочинение, которое имеет целью только запись размышлений, что... это больше характеризует Вас, как ценного читателя, чем автора, пишущего для себя.
Очень люблю большие формы. Над ними можно долго работать, а процесс это удовольствие.

Николай Кладов   14.07.2018 19:34   Заявить о нарушении
Обычно, на свои произведения "глаз замылен", трудно заметиь опечатку.

Любовь Веселова   15.07.2018 11:32   Заявить о нарушении
На это произведение написано 17 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.