Кошка Печаль, или Единственная встреча

Четыре года назад где-то в октябре гостил я у своего друга Саши Колесникова
в Калгари – скучном канадском городке с непонятными нам, русским, традициями.
И спонтанно возникла мысль: а не съездить ли нам на пару дней в Лас-Вегас,
тем более что там ожидался концерт группы «Heaven & Hell» («Рай и Ад») – только
что появившейся тогда группы легендарного Ронни Джеймса Дио, вполне ожиданно 
объединившегося наконец-таки с оставшимися после ухода из группы Оззи Осборна
участниками не менее легендарной «Black Sabbath» («Чёрный шабаш»).

Пропускаю всё: стремительный перелёт, несколькочасовое просаживание долларов
в казино, и даже сам совершенно потрясающий концерт, когда перепонкам от барабана
надо два-три часа, чтобы отойти от этого кайфа и начать что-то слышать на нашем
грешном шарике.
В конце представления было объявлено, что ночью, часов в 11, будет ещё один
частный концерт по просьбе какого-то крупного казино. И для отдыха музыкантам
давалось часа три-четыре.

После этого события развернулись настолько стремительно, что я оказался near,
а Саша out. Поймав за кулисами менеджера группы, я провёл с ним занимательный
диалог:
«Привет, choovack. Мне к Дио»
«Чувак? Я Стив. Ты откуда?»
«Это Алекс из Канады, русская газета «Колесо», я Саксаул из «Martian Chronicles»
(«Марсианские хроники»)
«O! На каком языке выходите?»
«In martian of course» (На марсианском, естественно)
Через минуту было объявлено решение: к Дио я прохожу один. Было некогда
любоваться разочарованной рожей моего друга, и я переступил порог помещения,
где отдыхали музыканты.

В глубоком кресле сидел пожилой мальчик, на коленях его лежала кошка, в руке у него
был бокал с чем-то прозрачным.
«Привет, чувак»
Не удивившись незнакомому приветствию, он привстал.
«Привет»
Кошка в этот момент спрыгнула и направилась куда-то в угол.
«So, So, So», заворковал Дио. (Итак)
Озарение пришло как-то сразу.
«Solitude or Sorrow?» (Одиночество или Печаль?)
«Sorrow», ответил Ронни и впервые посмотрел мне в глаза. Потом глянул на кошку,
ещё раз на меня и добавил:
«Or Solitude…» (Или Одиночество)
А потом мы просто говорили около часа. Его совершенно не интересовало, откуда я
и какую марсианскую газету представляю на самом деле. Диалоги были на посторонний
взгляд, мягко говоря, странные, а на наш – самые нормальные.

Я спросил его, помнит ли он свою мать, нисколько не сомневаясь, что старушки уже
нет в живых, и он, нисколько не удивившись вопросу, сказал, что смутно. Потом
подумал и добавил что-то вроде: «Life is not given to remember it better» (Жизнь
не дала запомнить её лучше)
Потом я спросил, почему он назвал кошку Печалью. И он, не задумываясь ни на секунду,
ответил: «All there is sadness» (Всё есть печаль)
Потом он спросил, хорошо ли я плаваю во сне, и я подтвердил, что да, хорошо.
Кошка Печаль в это время вернулась к нему и снова забралась на колени, уставившись
на меня своими зеленовато-антрацитовыми марсианскими глазами.
«Тоже хочешь спросить меня о чём-то?», предположил я.
«Нет», ответила кошка.

Я вышел из помещения, потом из здания чего-то огромного, где проходил концерт,
и только потом увидел Сашу, который что-то возмущённо кричал и тыкал мне в лицо
своим фотоаппаратом…

~^~^~^~^~^~^~^~^~^~^~^~^~^~^~^~^~^~^~^~^

Иллюстрация: Александр Колесников (Канада)
               «Таким мы его запомнили...»


Рецензии
На это произведение написано 16 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.