книга судеб

   
                                Колмейцеву С.В.

Плещется на дне стакана опьяневшая душа.
Ты, да я – два хулигана, прожигаем жизнь дотла.

Пьем, былое забывая, плотно сели на стакан,
горькой водкой заливаем: я – ментовку, ты – Афган.

Годы звонко отлетают стеклотарою пустой,
Лишь седины налипают, как куржак седой.

А на окнах злая стужа соткала узор,
Стылая зима снаружи заползает в дом.

Помнится, одна ведунья, древняя карга
эти творчества Мороза - « Книгой судеб» назвала:

Мол, в узорах этих звонких, в космах серебра,
паутинкой тонкой-тонкой вплетена Судьба.

Вот теперь стою, гадаю: « небыль или быль?»
А на окна налипает солнечная пыль.

От нее глаза слезятся, зачарована душа.
Зря над бабкой посмеялся, старость, говорят, - мудра.

Зря колдунью не послушал. Может правда, со стекла
рожи корчит и хохочет, потешается Судьба?

Смотрим мы в узор пытливо и блазнится – вот она,
ниткой тонкой, сиротливой скособочилася вся...

Чертит криво по узору пальцем пьяная рука
и Судьба сползла слезою прямо со стекла.

Что ж, размажем эти слёзы, наливай стакан!
В жизни всё хмельные грёзы, да сплошной обман.

Водкою зальём обиды, горечь прожуем,
не прочесть нам «Судеб книгу», от того и пьем.

Где ж ты древняя ведунья? Не дай спиться, помоги!
В сложной путанице судеб свои ниточки найти.

Не грусти, бача*, в натуре, жизнь дерьмо, коль без понтов.
Не нашли нас чьи-то пули, Слава Богу, будь здоров!

-------------------
Бача - Парень, пацан (афгани). Так наши "пацаны" приветствуют друг друга.
Коломейцев С.В. - Ныне покойный, а в прошлом майор авиации, летал на "вертушке", кто бывал, поймёт. Стих был написан в качестве поздравления на юбилей (55 лет). 


Рецензии
Чтоб не спиться, загляни ко мне, брат.

Николай Нечволод   30.10.2009 12:20     Заявить о нарушении