Все в руках твоих

                                        
    Первые белые лучи солнца уже рисовали нетвердыми линиями причудливый профиль горизонта между землей и небом, между ночью и днем, между светом и тенью. Они рисовали непредсказуемые и неповторимые картины мира – его мира. В этом мире у него не было ни имени, ни возраста, не было ничего – только он сам и  элегантно-замысловатая пластика капризного времени. Он часто, возможно даже слишком часто, любовался этими  перевоплощениями, и каждый раз они были уникальны, никогда не повторяясь. Ему казалось, что вся его жизнь состояла из рассветов и закатов, из поисков, надежд и ожиданий, из необъяснимых желаний вернутся и неудержимых стремлений уйти. И так было всегда.
    Так было всегда  до сегодняшнего утра, но сегодня, наконец-то, спустя многие годы это случилось. Он нашел ее. Он стоял у нее за спиной в полушаге и юное солнце, проскальзывая сквозь ее волосы, слепило его. Он стоял, и ему оставалось просто протянуть руку, взять ее за плечо и повернуть к себе. Как долго, как бесконечно долго он  ждал этого момента. Ему казалось всю жизнь – целую вечность. Вот она – его прекрасная девочка-ангел. Он не шевелился, даже не дышал – замер на грани неописуемого счастья и безграничного страха. Он почти держал на ладони мечту всей своей жизни, единственную звезду своего мира, подарок бескрайнего времени.
                                                                      ***
    В детстве он был любопытным мальчишкой с обращенным к небу лицом. У него было множество вопросов, и он не ленился искать ответы на них, сражался за истину. С непосредственным упрямством он искал следствия невидимых причин и причины очевидных следствий. Пространства его фантазий не имели границ в бескрайних мирах. Время весело и беззаботно играло с этим ребенком в любые игры, дразнило его, пряталось, находилось и весело смеялось.
    Возможно, потому, что ему повезло с учителями, возможно, по каким либо другим причинам, но трудностей в школе у него тоже не возникало: учился он быстро и всему сразу. Мудрые преподаватели не утомляли его единством представлений о мировоздании, требуя всего лишь знания собственных ответов, на собственные же вопросы.
Сверстники: друзья и подруги  не всегда понимали его, однако, это совсем не мешало им  вместе резвиться и хулиганить, носится по крышам и прыгать по облакам, теряться в зеленых ароматах весны.
    Со временем  вопросов у него становилось все меньше и меньше. Правда, вместе с этим, к нему пришло понимание, что ответы на них все сложнее и сложнее. А жизнь продолжалась, увлекая его в свою однородную несомненную и единообразную реальность. Реальность умиротворения и равновесия, спокойствия и предсказуемости. Возможно, он смог бы к ней приспособится, но у него никак не получалось найти точку равновесия смысла в понимании этой безответной и безвариантной реальности.
    Окончив Академию, он уже знал, как будет выглядеть его идеальная жизнь, урегулированная и безопасная. Он знал, каким будет его время. Он знал, что от него требуется, и каким его хотят видеть. Он уже знал  все, про службу, про уклад семейных отношений, про воспитание детишек, про мораль, про желания и собственную личность. Он знал, что будет написано на его камне, когда время его истечет.
Из всех его вопросов к этому моменту остался только один. Всего лишь один единственный короткий вопрос. «А зачем?» Зачем ему  нужна эта реальность, эта полная свобода от собственного мира.
    Зима к зиме, осень к осени, календари неумолимо диктовали свои порядки с арифметической точностью до целого,  нумеруя ежедневность. Ежедневность не сильно возражала, послушно рассчитываясь по возрастанию номеров.  Его жизнь складывалась благополучно, последовательно материализуясь благами цивилизации, обыденными и тривиальными. Возможно, эта дорога в безымянную вечность никогда бы не закончилась, но однажды он встретил ее - изумительную девочку-ангела, светлую и лучезарную.
    Она мелькнула перед ним видением, скоротечным мгновением яркого света, в сиянии белого ареола. Он даже не успел ее рассмотреть. Он стоял, наблюдая, как растворяется в толпе шлейф ее радуги, отражаясь бесчисленными улыбками безликих прохожих. Он видел, как расступаются тени от облаков, пропуская ее.
Именно, тогда он понял, что эта неосязаемая фея знает последний ответ на его последний вопрос. Он был просто обязан ее найти, он это чувствовал.
События развивались своим чередом. Он женился на изумительной красоты женщине, умной и настоящей. Исправно и дисциплинировано служил. Изредка выбирался на стадионы и в театры. Невнимательно следил за свежими новостями. Не пропускал церемоний и ритуалов демонстрации веры.
    Но с тех пор он искал ее, постоянно искал свою девочку-ангела. Поначалу сумбурно, не имея о ней ни малейшего представления. Заглядывая в глаза незнакомкам, всматриваясь поверх голов, пытался уловить хотя бы намек на то фантастическое сияние. Порой ему даже казалось, что она близко, ему казалось, что это ее улыбки он видит в чужих глазах. Ему казалось, что слышит он смех ее в шумах многозвучной толпы. Тогда он еще даже не подозревал, как был он далек от нее.
    Упрямство его приносило свои плоды и мало-помалу поиски его стали более осмысленными. Он учился ее понимать. Он выяснил, какой она бывает. Он узнал, что осязаема она только на хрупкой грани дня и ночи.
    Зрение его изменилось, он открыл для себя совершенно новую гамму – фантазию полутонов, палитру сумерек и туманов. Он стал слышать множество новых звуков: сказку дождя, шелест травы, легкомысленную мелодию бриза и убаюкивающий плеск прибоя. Он научился улавливать ее настроения, слышать ее дыхание. Воздух для него изменился, наполнился ароматами, событиями и ассоциациями. Походка, стала осторожной, бесшумной и выверенной. Потом он научился сливаться с водой, ступать по полям, росы не роняя, растворяться в туманах и превращаться в ветер. Он научился впитывать в себя ароматы воздуха и гармонию облаков.
                                                                 ***
     Первые острые и белые лучи солнца уже рисовали причудливый профиль линии горизонта между землей и небом, между днем и ночью, между светом и тенью. Они рисовали непредсказуемые и неповторимые картины мира – ее мира Она смотрела на солнце – новое солнце свежее юное и прохладное. Ранний рассвет, когда всего на пару минут наступает волшебная исключительная тишина – шорохи ночи замолкают, а трели утра еще не слышны. Когда весь мир уже спит или еще не проснулся. Эта пара минут – это ее время, только ее. Две тихих минуты наслаждения светом. Забравшись повыше, на восточном крыле колоннады дворца Великих Свершений, устроившись поудобнее, свесив ножки в пустоту городской площади, она подставила личико первым лучам, развернула свои ладошки навстречу свету.
      Закрыв глаза, она ждала. Ждала его. Как давно она его ждала, как давно. Она его ждала ровно одну вечность. Время и солнце любовались красотой этого мгновения – мгновения смены эпох. Еще одна вечность в бесконечной спирали. Начало и конец, конец и начало.
      Она замерла. В душе ее смешались усталость и радость, удовольствие и грусть, мечтательность и торжественность. Стремление остаться и желание уйти. Ее замечательная и неповторимая вечность закончилась, теперь она свободна. Теперь, когда он ее наконец-то нашел, она действительно свободна. Она может выбирать свое будущее, она может стать солнцем или луной, она может стать загадочной туманностью или очаровательной звездой, она может стать кометой или галактикой. Она свободна в своем выборе. Она даже может по-женски решать, передумывать, пробовать, удивляться. Она имеет право плакать. Она свободна, абсолютно свободна, часть времени.
      Многие воины, поэты, философы отважные и смелые, отчаянные и гордые искали дорогу к ней. Большинство из них терялись сразу, кто-то останавливался на полпути, некоторым удавалось подойти достаточно близко, но ни один из них, ни один живой человек не стоял у нее за спиной на расстоянии одного вздоха. Он стал ее первым мужчиной, кто смог это сделать.
      Ветер играл в полупрозрачные танцы, подбирая с мостовой песчинки и пух, разгоняясь кругами, замирая в углах городской площади. Солнце почти встало. Длинные тени разбежались по брусчатке узеньких улочек старого города.
      Она слегка подвинулась, словно приглашая его. Медленно повернувшись и наклонив голову набок, она заглянула ему в глаза. В его черные и неподвижные глаза. Он не был интересен ей. И она ничего о нем не знала, кроме того, что именно, он ее нашел. Кто-то когда-то должен был это сделать, и это случилось. Теперь она свободна, теперь он займет ее место. И вечность у него впереди.  Она не жалела его - это был его выбор.
      Ему предстоит еще понять это, ему предстоит вслед за солнцем, разносить людям улыбки, утешая и согревая их. Рассеивать надеждами  на сказку их безысходные страхи. Дарить уверенность сомнения исключая. Правильно подбирать незначительные слова, отвечая на бессмысленные вопросы. Сколько мифов ему еще предстоит придумать, сколько легенд сочинить.
      Именно, он, сдувая туманные росы, будет раскрашивать нежно-солнечным цветом одуванчики и ромашки. Он будет показывать птицам дорогу за летом.  Он будет накрывать снегом вершины миров, чтобы не царапались о них нарисованные им же причудливые облака.
Она молча смотрела в его уже дымчатые глаза с еле заметным оранжевым проблеском. Вот он - совсем близко, она даже слышит, о чем он думает. А думал он обо всем сразу, об этой прекрасной девочке-ангеле, о времени, о вселенной, о звездах, о жизни и о смерти... Пространство вокруг него наполнялось прозрачным утренним воздухом, вдалеке уже слышались шорохи проснувшегося города. Их пара минут состоялась. Улыбнувшись лучезарно, она поймала солнце в ладошки аккуратно и нежно.
      В доме напротив неуверенно скрипнула дверь, в заднем дворике Кафедрального Собора недовольно стукнули ставни, в конце улочки застучали колеса повозки. Первый соловей прорезал девственный воздух робкой свирелью. Старый флюгер на крыше Сената хрипло повернулся ветру навстречу. Щелкнул механизм городских часов, готовясь гонгом напомнить спящему миру про время.
     На восточном крыле колоннады дворца Великих Свершений, держа желтое яблоко солнца на кончиках пальцев, он стоял одиноко, торжественно и неподвижно.


Рецензии
Это великолепно!!Ни чего подобного после Грина я не читала!
Не очень я люблю писать рецензии, но тут не могу молчать.Не зря вы мой "избранный" Ох,не зря!!!

Галина Григорян   26.04.2018 22:35     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 42 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.