Памяти академика Вавилова, замученного палачами...

Двадцатилетие - не бог-то весть, какая дата,*
но оживление царит в конторе Хвата.**
На митинг поспешают следаки,
едва успев отмыть от крови кулаки.
Расселись чинно с видом важным,
с орлиным взором
           (ведь с беззащитными не трудно быть отважным.
В глазах свинцовый блеск, все слушают доклад.
Один лишь Албогашев, кажется, не рад.
Сегодня был он не в ударе,
да и плевок Вавилова засох на харе.
Всё кажется ему, что мало "поднажал", -
опять вину Вавилов на допросе не признал.
Звучит вступление. Тут свора поднялась,
и в зале дружно  песня полилась.
Все в раж вошли, и палачи поют 
(при этом глазом не моргнут): 
- "И если гром великий грянет
над сворой псов и палачей.
Для нас всё так же солнце станет
сиять огнем своих лучей".

Хор слаженно поет, кто тенором, кто басом;
от всех певцов сивухой прёт, от Городниченко квасом:
- "Лишь мы, работники всемирной
великой армии труда,
владеть землей имеем право…"
Один лишь паразит выводит не туда.
Фальшивит так, что слушать тошно.
Видать, Боярский так поет нарошно, -
чтоб с толку сбить "коллег" скорей
да за любимую "работу" взяться побыстрей.
Но ведь не выкинешь из песни слов,
и голосить упрямо продолжает хор ослов:
-  "Никто не даст вам избавленья -
ни Бог, ни царь и не герой.
Добьем всех вас без исключенья
своею собственной рукой!"

Куплет сей Хват переиначил, - 
неплохо он карьеру начал…
А НЕТ ЛИ В НАШИХ КАЗЕМАТАХ
ТАКИХ ЖЕ, ТОЛЬКО ПОМОЛОЖЕ ХВАТОВ?

                                                                                                                   28.05.1988 г.

· * Имеется в виду  двадцатилетие со дня основания ЧК-НКВД.
· ** Хват - фамилия одного из следователей, допрашивавших академика Вавилова.
             Далее в тексте упомянуты и другие настоящие фамилии следователей  НКВД.


Рецензии
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.